Горячий патриот своей родины, легко пожертвовавший своими деньгами, квартирой и перспективами в Москве ради идеи возвращения к своим истокам, ради возможности сделать жизнь своих земляков чуть лучше, - режиссер Солбон Лыгденов.

Выстраданное

Я не раз брала интервью у Солбона Лыгденова. Он рассказывал о творческих планах, о том, как ему удалось добиться успеха, о съемках и победах. Однако каждый раз меня не оставляло чувство, что известный бурятский режиссер в разговоре со мной не раскрывается полностью, немного зажимается и боится лишний раз пооткровенничать с журналистом.

Настоящего Солбона, мне кажется, я увидела на предпремьерном показе «Булага». Он как-то очень трогательно нервничал – человек, который участвовал в съемках фильмов российского и мирового уровня, смущенно отвечал на поздравления, много суетился и временами казался очень растерянным.

- Спасибо, что пришли! – благодарил он каждого, посетившего премьеру. Благодарил не механически, а с искренним чувством.

Тогда Солбон впервые презентовал свое детище – детище любимое, выстраданное. Это был проект, который снимался в Бурятии и для Бурятии, поэтому, естественно, режиссер сильно волновался, впервые представив на суд свое творение.

Социальная драма «Булаг», глубоко патриотичный фильм, так страшно и так реалистично вскрывающий те пороки, на которые мы привыкли закрывать глаза, стоила Солбону двух квартир – своей и родительской (родительскую позже удалось выкупить). Стоила режиссеру многих бессонных ночей и измотанных нервов. Фильм уже завоевал несколько наград российского и международного уровня, и, думается, завоюет еще больше. Его высоко оценили критики самых высоких уровней, но по иронии судьбы «Булаг» не встретил должной поддержки на родине...

«Заболел» кино

В «Булаге» есть моменты, которые неизменно трогают даже самых скептично настроенных зрителей. Думается, многие, посмотрев фильм, со светлой и щемящей грустью вспомнили свое деревенское детство, самодельные ворота и клюшки, шапки набекрень.

- Это и вправду в какой-то степени ностальгия по моему детству. Мое детство прошло в селе Монды Тункинского района. Оно было очень счастливым, - вспоминает Солбон. – Дни и ночи напролет носились. Спорт, активные игры, работа, ведь в нашем детстве было нормальным работать на фермах и выполнять общественные задания. При этом и развлечений было валом – старшие братья и сестра несли из города массовую культуру – хип-хоп, брейк-данс, рок-н-ролл. Тогда же, в детстве, я «заболел» кино. Смотрел все, даже взрослые серьезные драмы. Так впечатлялся увиденным, что потом рисовал по памяти, восстанавливая увиденные эпизоды. Рисовал дома и на уроках, таясь от учителей. Потом сам начал писать сценарии, создавать свои образы. Еще любили играть в кинобоевики – носились похлеще современных экстремалов! Да, мечта снимать кино родилась именно в детстве. С ней я всегда жил и ни разу не изменил своей мечте.

К своей цели будущий режиссер шел быстро. Даже в армии Солбон не забывал о своей мечте, рисовал каждую свободную минуту. В 90-е годы после дембеля Лыгденов уехал в Питер, а после переселился в Москву. И уже там талант бурятского паренька заметили довольно быстро: он попал в «высшую обойму» - кино федерального и мирового уровня, стал раскадровщиком, художником и постановщиком трюков.

- Заказ за заказом, проект за проектом. Одни продюсеры передавали меня в руки других продюсеров, все выше и солиднее. Работа в Москве была очень активной и плодотворной, - рассказывает Лыгденов.

Несмотря на востребованность, несмотря на участие в грандиозных проектах, чего-то не хватало все равно.

- Там да – перспективы, там можно жить припеваючи. Зато здесь жизнь духовная. Вот все говорят – патриотизм, патриотизм... Но это гораздо глубже, чем просто патриотизм. Это когда ты живешь, дышишь своей землей, она тебе снится, общаешься с природой, как с неким живым существом. И это все внутри, в мыслях, не отпускает. Невозможно оторваться, забыть, - объяснял режиссер причину своего переезда в Бурятию.
Именно в «Булаге» воплотилась эта тонкая и какая-то очеловеченная любовь режиссера к родной земле.

Начни с себя

Из зрительного зала многие выходили в слезах – кого-то просто очень тронула история главного героя, кто-то вспомнил своих родных и близких мужчин, так неуловимо похожих на героя фильма...

- Его прототип – это многие мужчины нашей страны, - говорит Солбон. – Это собирательный образ, он похож на всех и в то же время индивидуален. «Булаг» - это дебют, этап, становление, манифест. Это очень важный шаг в моей жизни. Пусть он создан в самый сложный период моей жизни, но он очень дорог для меня. Жизнеутверждающим финалом я хотел показать, что многое в нашей жизни зависит от нас самих. Мы можем сильно ругать политиков, экономику, еще что-то, но при этом не хотим менять ничего. Хочешь поменять мир? Так начни с себя! Кино – это серьезный идеологический продукт. Одними развлечениями и попкорном мы ничего хорошего не воспитаем.

«Булаг» не получил поддержки правительства ни на стадии создания фильма, ни после. Как было сказано выше, Солбон сам вложился в свое детище. А еще помогли простые ребята – не чиновники, не политики, не бизнесмены, а обычные люди, посчитавшие, что такое кино нужно и необходимо нашей республике.

- Это Гомбо Зурбаков, Анатолий Сыренов и множество их друзей. Эти ребята без сомнений бросились со мной в «бой» и до последнего дня не покинули меня. Это молодые активисты-общественники, которые заинтересованы в изменении жизни в лучшую сторону, борются с пьянством и другими пороками, ратуют за возрождение традиционных видов спорта, самобытных обрядов и праздников. Это удивительно! – считает Солбон. – Их никто на это не толкает, они организовывают эти мероприятия не для галочки или отчетности. В них я нашел соратников и близких друзей.

«Булаг» рекомендовали к просмотру наркологи и другие врачи, считающие, что фильм действительно может положительно повлиять на алкоголезависимых людей.

- Я понимаю, почему киношников не поддерживают – все-таки пока нет рынка сбыта, не сформирована зрительская аудитория, - говорит режиссер. -Мое творчество не имеет цели зарабатывания денег, я хочу дать людям возможность задуматься над происходящим. Если мое творчество и творчество моих коллег совпадет с интересами республики, то, думаю, поддержка будет.

Профессия несет по свету

О своей семье Солбон говорит неохотно. Объясняет: «Это слишком личное».

- Я очень люблю и ценю свою семью. Если бы моя жена не понимала и не поддерживала меня, всего этого и не было бы, - уверен он.

Его жена Ася – хрупкая, воздушная женщина - не просто поддерживает начинания своего мужа, но и помогает по мере сил в съемках. А еще воспитывает двоих дочерей – 11-летнюю Алину и 5-летнюю Соелу.

Счастливый муж и папа, талантливый творец, вольный художник и человек, бесконечно влюбленный в мечту, – Солбон Лыгденов беспечно пожимает плечами, когда я задаю этот банальный, но нужный вопрос о дальнейших планах.

- Не знаю, когда удастся завершить еще одну драму – «Дариму». Квартир больше не осталось. Что будет дальше? Профессия есть профессия, она интересна тем, что несет тебя по свету. Я живу и дышу своей работой, - улыбается он.

Фото из личного архива Солбона Лыгденова
Автор: Валентина Габышева
Источник: Еженедельник "Информ Полис"