Летом прошлого года в Северомуйске в результате большого пожара сгорело 24 дома, несколько десятков человек остались без крыши над головой и имущества. Власти Бурятии пообещали выплатить сельчанам компенсации – по 10 тысяч рублей на человека и ещё по сто тысяч семьям, которые при пожаре лишись вещей первой необходимости. Денег на новое жильё в республиканском бюджете не оказалось. Экс-глава региона Вячеслав Наговицын направил премьер-министру России Дмитрию Медведеву письмо с просьбой оказать «финансовую помощь». На эти средства планировалось приобрести жилищные сертификаты для погорельцев. Однако решить этот вопрос так и не удалось.

Вынужденная голодовка

Сельчане заявили о готовности объявить бессрочную голодовку, и обещание своё сдержали. Они выдвинули требования к правительству – предоставить соцвыплаты на приобретение нового жилья переселенцам из аварийного, а также тем, кто пострадал от пожара. Пока власти пытались решить этот вопрос, деньги и вещи для тех, кто пострадал от разгула стихии, собирали буквально всем миром.

С тех пор минул год. Наговицын ушёл в отставку, а республика пережила ещё один крупный пожар – в конце апреля заполыхало прибайкальское село Черёмушки. Там огонь уничтожил 28 строений, в том числе 19 домов – это фактически половина села. И если в Прибайкалье достаточно быстро возвели новые дома, северомуйцы по-прежнему вынуждены ютиться у друзей и знакомых или на съёмных квартирах. Выяснилось, что люди, которые остались без собственного угла, автоматически лишились и права на соцвыплаты. Кто-то через суд восстановился в очереди на жильё, но оказался чуть ли не в самом её конце. В Минстрое на все жалобы только руками развели.

- Бамовцы в приоритете по ФЦП «Жилище», а погорельцам на самом деле некуда пойти, – поделилась с infpol.ru местная жительница Тамара Ефимова. – Министр строительства Николай Рузавин приезжал к нам и пояснил, что погорельцев восстановили в очереди и что больше сделать они ничего не смогут. 

Доведённые до отчаяния люди вновь вышли на голодовку 9 сентября. Изначально планировалось, что в акции примут участие 24 человека, но потом их число сократилось до десяти. Большинство не смогли присоединиться к протестующим – их не отпустили с работы. Остались в основном пенсионеры.

Сначала они разместились у местной администрации, а когда похолодало, перебрались в само здание. Разложили матрасы прямо на полу, там же ночевали. Правда, через десять дней  пришлось взять паузу – самочувствие у участниц акции резко ухудшилось, а одну из них даже пришлось госпитализировать.

Решают Путин, Медведев и Бастрыкин

Спустя несколько дней о голодающих погорельцах из Бурятии рассказали на телеканале НТВ в программе «Чрезвычайное происшествие». Компенсации, которую выплатили людям, хватило лишь на несколько месяцев аренды жилья. Ключи от новых домов обещали выдать к  2017 году, но сельчане ждут их до сих пор.

Жителям Северомуйска пообещали, что вопрос решится в ближайшее время: на жильё уже выделили 14 миллионов рублей. Отметим, речь идёт о деньгах, оставшихся после восстановления домов в Черёмушках. Месяц назад  новоизбранный глава региона Алексей Цыденов обратился к премьер-министру Дмитрию Медведеву и предложил перенаправить эти средства северянам, многие из которых лишились единственного жилья (копия письма имеется в распоряжении редакции infpol.ru). А 20 сентября президент России Владимир на встрече с победившими губернаторами одобрил инициативу республиканских властей. 

- Президент России поддержал предложение направить сэкономленные средства на восстановление жилья в Северомуйске, – рассказал Цыденов.

Как сообщили в правительстве республики, пострадавшие от пожара люди получили помощь в размере 9,57 миллиона рублей. В результате 28 семей лишились права на участие в программе по переселению из зоны БАМа.

Между тем, после выхода сюжета на НТВ этой историей заинтересовались в следственном комитете России. Ситуация находится на личном контроле у главы ведомства Александра Бастрыкина.

«Все проводят аналогию с Черёмушками»

На очередном правительственном брифинге глава Минстроя Бурятии Николай Рузавин сообщил, что побывал в Северомуйске на минувшей неделе, 3 октября.

- Ситуация достаточно напряжённая, сложная. Чисто по-человечески мы её понимаем. Все проводят аналогию с Черёмушками, но там объявляли режим ЧС федерального масштаба и способ принятия решений по оказанию финансовой помощи был иной. А в Северомуйске – ЧС регионального уровня, – пояснил Николай Рузавин. – Мы направляли обращения в Минстрой и правительство России, чтобы включить граждан, пострадавших от пожара, в программу по переселению из зоны БАМа. Но, к сожалению, получили отрицательные ответы. Пытались реализовать эти мероприятия за счёт государственных жилищных сертификатов, но нормативные акты федерального уровня не позволили получить необходимую финансовую помощь.

Он отметил, что восстановить право на жильё пока удаётся только через суд. Лишь одна семья из 28 получила поддержку в рамках «других мероприятий», 15 включили в очередь, до конца года к ним присоединится ещё 9. Три семьи иски пока не подали. Известно, что две из них проживают в другом регионе.

В прошлом году погорельцам предложили перебраться в манёвренное жильё. На ремонт двух квартир и приобретение жилых помещений из республиканского бюджета направили два миллиона рублей, ещё три миллиона выделили из муниципального. Однако сельчане от переезда отказались. Впрочем, при одном только взгляде на снимки этих «квартир» становится понятно, почему.

Кстати, их так и не отремонтировали. Как пояснили в Минстрое – из-за «противодействия со стороны поселения». Деньги пришлось вернуть.

В этом году на манёвренный жилый фонд выделили уже более 8 миллионов плюс сто тысяч – на ремонт муниципальной квартиры. Он завершится в конце октября. Вот как выглядят дома, куда предлагают заехать погорельцам.

Кроме того, Бурятия получит те самые 14 миллионов, оставшиеся после ликвидации пожара в Черёмушках. Согласие уже дали в Москве. Правда, когда погорельцы обретут крышу над головой – неизвестно.

- Мы ждём официального поручения и после начнём отрабатывать его с профильным министерством (МЧС или Минстрой России – прим. авт.), – добавил Николай Рузавин.