В 2016 году федералы вплотную взялись за проблемы «жемчужины Сибири». Тогда же стало известно о создании программы «Байкал: великое озеро великой страны». Этот проект инициировало представительство «Деловой России» в Иркутской области. Позже он был доработан аппаратом Белого дома и аналитическим центром при правительстве страны. Сообщалось, что цель наработок – объединить все действующие программы по сохранению священного озера с целью «эколого-ориентированного экономического развития» трёх байкальских регионов – Бурятии, Иркутской области и Забайкалья.

Авторы нового проекта выступили и с конкретными предложениями. Во-первых, создать в прибрежной зоне и акватории Байкала современную инфраструктуру по сбору и переработке отходов. Во-вторых, провести реконструкцию очистных сооружений близ крупнейших источников загрязнений. А ещё – наладить систему сбора нефтяных разливов и сточных вод для судов, запретить использование моющих средств с фосфатами в прибрежных населённых пунктах и даже создать на берегу озера международный центр прикладных экологических исследований и разработок. Инициатива предполагала и ряд инфраструктурных проектов, включая реконструкцию портов и мостов.

По поручению президента России Бурятия должна была разработать паспорт новой программы на своей территории. Власти республики направили соответствующие предложения в Минприроды России. В списке значилось почти 200 пунктов на 318 миллиардов рублей. Иркутяне «накидали» федеральным властям инициатив на 139 миллиардов. Но в апреле выяснилось, что из амбициозного проекта «вычеркнули» всю экономику, инфраструктуру и туризм, сделав акцент на экологии. Название программы тоже упросили, поменяв его на «Уникальный Байкал».

Вскоре власти Бурятии и Иркутской области попросили Москву ещё раз присмотреться к проекту. Его реализация обсуждалась в рамках международного форума «Байкал +20», который проходил в республике с 26 по 30 июля. Вопрос вновь затронули накануне – уже на Байкальском международном экологическом водном форуме. По данным «Интерфакса», принятие программы отложили до второго квартала 2018 года. Об этом сообщил замдиректора департамента экономики и финансов правительства России Антон Григоров.

- Необходимо организовать систему управления этой программой и одновременно проработать вопросы, связанные с её финансированием, – подчеркнул он.

На реализацию 375 мероприятий, предложенных Бурятией и Приангарьем, потребуется свыше 600 миллиардов рублей.

- Необходимо понимать, что они так или иначе связаны с Байкалом. Например, предусмотрено строительство дороги от Улан-Удэ до Северобайкальска (курорт на Байкале в районе БАМа – прим. ТАСС) в Бурятии стоимостью порядка 150 миллиардов рублей. Вот если из всех 375 мероприятий, объектов и проектов  вычесть то, что можно отнести на вторую очередь, стоимость программы уменьшится примерно до 80-90 миллиардов рублей. А это меньше, чем заявка Минприроды по своему проекту «Уникальный Байкал», – отметил замдиректора департамента экономики и финансов.

Он уверен, что решение экологических задач на Байкале без социально-экономического развития невозможно. Такого же мнения, к слову, придерживаются и некоторые учёные из Бурятии.

«Много денег просто разворовали»

Так, ранее известный эколог, председатель Бурятского регионального объединения по Байкалу Сергей Шапхаев в разговоре с ИА «Regnum» заявил, что в проекте «Уникальный Байкал» не хватает бизнес-составляющей.  

- Изначально, когда он назывался «Байкал: великое озеро великой страны», там было три части – экологический блок, создание системы управления и благоприятной инвестиционной среды, а также поддержка «зелёного бизнеса», в частности, экологического туризма. Но поддержка предусматривалась и для других видов деятельности, – пояснил учёный. – Речь шла о том, что можно назвать «зелёной экономикой».

В качестве примера он привёл оздоровительный и этнокультурный туризм, развитие нетрадиционных видов энергии и бизнес, связанный с очисткой сточных вод. 

- Очень жаль, что блоки, где как раз мы предлагали систему контроля показателей и индикаторов эффективности тех или иных инвестиционных проектов, «выкинули». Оставили только экологический. В результате получился затратный проект, в котором нет системы отбора и контроля за инвестициями, – пояснил Сергей Шапхаев. – Есть опасения, что всё произойдёт по принципу «хотели как лучше, а получилось как всегда».

Эксперт отметил, что недостатки были и у предыдущих проектов, которые реализовывались через федеральную целевую программу, в частности, по охране озера Байкал. Ещё одна ФЦП была связана с выполнением водного кодекса, напоминает ИА «Regnum».

- Я считаю, что очень много денег просто разворовали, поэтому получился столь низкий результат. Например, очистные сооружения, которые построили в районе села Максимиха. Оказалось, что они рассчитаны на 80 тысяч человек, а в Максимихе живёт максимум 5 тысяч, – рассказал эколог. – Никакого механизма отбора этих проектов, того, что называется системой стратегического планирования, на тот момент в республике не было выстроено. Мы как раз внесли предложения на этот счёт, даже разработали специальный блок, согласно которому можно было бы проводить постпроектный экологический контроль и мониторинг. Всё это убрали по одной простой причине. Мне кажется, что речь идёт о какой-то межведомственной борьбе за финансовые потоки. За экологию у нас выступает Минприроды, а за развитие – Минэкономики.

По его словам, аналитический центр при департаменте экономического развития в правительстве как раз связан с Минэкономики, и они готовили именно эти два блока – создание благоприятной среды для «зелёного бизнеса» и механизмов, которые бы «отсеивали» опасные для Байкала инициативы.

«Надо найти баланс»

По мнению Шапхаева, поддержка «зелёного бизнеса» сегодня крайне необходима – чтобы люди могли спокойно жить и работать на берегах озера.

- Совершенно ясно, что если население будет находиться и дальше в таком же нищенском состоянии, то люди начнут заниматься нелегальными видами бизнеса – браконьерствовать, поджигать лес, чтобы потом рубить горелый, и так далее. Когда убрали блок развития, проект стал несбалансированным. По моему мнению, должны быть источники финансирования, которые зависят не только от федерального бюджета. Одной из основных идей этого проекта как раз и была идея задействовать местный бизнес и создать систему отбора инвестиционных проектов, дружественных Байкалу – в рамках программы «Шёлковый путь», – отметил он.

Сергей Шапхаев напомнил: полномочный представитель президента в Сибири Сергей Меняйло (во время своего визита в Бурятию минувшей весной) также признал, что проект «Уникальный Байкал» – несбалансированный. 

- Одними экологическими мероприятиями мы экономику и социальную сферу не разовьём. Ваша программа коренным образом отличается от той, что предлагают два региона. Я бы попросил рассмотреть их предложения, – обратился полпред к замминистра природы России Сергею Ястребову. – Надо найти баланс – чтобы и природа сохранилась, и регионы развивались, и рабочие места были, и уровень зарплаты – не только среднероссийский, но и выше. 

«Просто так это не сделать»

Как отметил на одном из правительственных брифингов в июле и. о. министра природы Бурятии Юрий Сафьянов, в «урезанном» проекте значительную часть предложений, поступивших от регионов, просто не учли.

- Мы считаем, что население республики понимает, как нам надо жить и что Байкал надо сохранять, – сообщил глава ведомства. – Это объект всемирного наследия и мы относимся к нему с трепетом и вниманием, но в приоритетном проекте, помимо экологической составляющей, должно учитываться и социально-экономическое развитие субъектов.  

Власти региона готовы взяться за «зелёную экономику», дабы идти в ногу со временем. Есть и ещё одна проблема.

- Нужен цивилизованный туризм. Мы понимаем, что нагрузка на берега Байкала от так называемых «диких» туристов сумасшедшая и потому хотим перевести турпотоки в нормальное русло. Но просто так это не сделать. Необходимо строить причалы, гостиницы, сооружения для принятия  сточных вод с судов, – подчеркнул Сафьянов. – Я впервые увидел такую дружную работу, когда туроператоры из Бурятии и Иркутской области встречались и совместно решали, как сделать так, чтобы отдыхающим было комфортно, а не спорили друг с другом и не пытались «перевести» эти потоки на какую-то одну сторону. Но, к сожалению, наши предложения не учли. 

Он напомнил, что на заседании координационного совета с участием сибирского полпреда Сергея Меняйло Минприроды России порекомендовали обратить внимание на содержание проекта, посвящённого охране Байкала, и доработать его.