Тревожные публикации, посвящённые Байкальскому целлюлозно-бумажному комбинату, в последнее время всё чаще появляются не только в региональных, но и в федеральных СМИ. О том, что закрывшееся в 2013 году предприятие продолжает угрожать озеру, год назад рассказывали журналисты «Вести-Иркутск». А в июле 2016-го «Известия» сообщили: проблема ликвидации отходов комбината остаётся неразрешимой задачей для науки и властей. 

«Особенно досталось южному Байкалу»

Сегодня тонны мусора хранятся в так называемых «картах-накопителях», дно которых покрыто водонепроницаемым экраном, а стенки изолированы слоем асфальта. Строились они ещё в начале 70-х годов прошлого века.

- Эти отходы представляют собой шлам-лигнин, золу от сжигания шлам-лигнина, золу и шлаки от сжигания угля и содержат большое количество различных загрязняющих веществ, которые попадают в Байкал с подземными и паводковыми водами, – пояснил тогда глава комиссии по экологии Общественной палаты России Сергей Чернин.

Все надежды возлагались на проект по утилизации, который получил положительное заключение государственной экологической экспертизы. Предполагалось, что мусор забетонируют и озеро будет вне опасности. Однако технологию, которая разрабатывалась много лет, признали бесполезной.

- Классы опасности отходов после утилизации, описанные в проектной документации, не совпали с результатами лабораторно-химических исследований, – рассказала «Известиям» начальник управления государственного экологического надзора Росприроднадзора Наталья Соколова.

Всемирный фонд дикой природы даже окрестил БЦБК главным врагом Байкала, включив «жемчужину Сибири» в «десятку» мест, которые Россия может потерять в ближайшие годы.

- Печально известный комбинат сбрасывал отходы производства в самый большой в мире пресный водоём в течение десятков лет. Более 95 % загрязняющих вод поступало именно из БЦБК. Особенно досталось южному Байкалу. Сегодня озеро по-прежнему нуждается в очистке. Ему угрожает и ряд других факторов, среди которых, например, воздействие гидроэнергетики на уровень воды, – сообщал портал naked-science.ru.

«Нужно переходить в практическую плоскость»

Во время своего визита в Бурятию минувшей зимой министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской заявил журналистам: рекультивация отходов, накопленных за 50 лет работы БЦБК, должна начаться в этом году.

- Общими усилиями надо закончить все эти мероприятия. Средства есть, нужно переходить в практическую плоскость. Год экологии у нас нацелен на то, чтобы хотя бы начать уже реализацию и перестать обсуждать то, что мы знаем (технологии переработки шлам-лигнина), – подчеркнул он.

Министр также подтвердил передачу полномочий по управлению комбинатом на региональный уровень, отметив, что Приангарье готово взяться за эту работу.

ТАСС напоминает: иркутские власти приняли решение вернуться на стартовые позиции в выборе подрядчика по рекультивации отходов производства на территории БЦБК. По их мнению, ни одна из проблем комбината, в том числе перепрофилирование и строительство нового теплоисточника, пока не решена, хотя средства на эти цели предусмотрены в соответствующей федеральной целевой программе по сохранению Байкала, которая действует с 2012 года. В компании «ВЭБ-Инжиниринг», которая и разработала проект рекультивации 6 миллионов тонн шлам-лигнина, претензии тогда не приняли.

Отчитаться до декабря

В начале августа в Бурятии с рабочим визитом побывал президент России Владимир Путин. Он провёл совещание с главами регионов и кабинетом министров в кабанском посёлке Танхой. Основной темой встречи стали проблемы Байкала и людей, живущих на его побережье. А вскоре глава государства утвердил перечень поручений по итогам прошедшего в Бурятии совещания. Одно из них касается БЦБК. Президент распорядился полностью ликвидировать последствия его деятельности. К решению вопроса подключится правительство России.

- Обеспечить в полном объёме выполнение мероприятий по ликвидации последствий негативного воздействия отходов, накопленных в результате деятельности ОАО «Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат», предусмотрев финансирование этих мероприятий за счёт бюджетных ассигнований из федерального бюджета на 2018 год и на плановый период 2019-2020 годов, и определить единственного исполнителя работ по ликвидации последствий такого воздействия, – говорится на официальном сайте Кремля.

До 1 декабря кабмин должен отчитаться перед президентом о проделанной работе. В дальнейшем ответственные лица будут докладывать Путину об экологической ситуации на Байкале один раз в полгода. Однако удастся ли уложиться в срок – неизвестно. Как отмечает «Российская газета» (далее – «РГ»), реальной помощи озеру мешает бюрократическая кутерьма. 

«История не закончена»

Очередную статью, посвящённую опасному предприятию, «РГ» опубликовала накануне. Издание напоминает: к тому моменту, когда комбинат прекратил варку целлюлозы, в картах-шламонакопителях скопилось 6 миллионов 200 тысяч тонн отходов. Что с ними делать, никто не знал. Да и сейчас больше тумана и обмана, чем эффективной работы по их рекультивации. Поручение решить вопрос с ликвидацией шлам-лигнина по зарубежной технологии вылилось почти в три миллиарда рублей. Но технология, как уже отмечалось выше, оказалась неприемлемой.

- Около двухсот гектаров дорогущего берега Байкала остаются занятыми этими шламовыми отстойниками и картами-накопителями, – пишет «Российская газета». – История с отходами БЦБК ещё не закончена, можно сказать, даже и не начата. Потому что ни одной тонны отходов за эти годы не ликвидировали. Некогда людям. Перманентно идут заседания и совещания – в Байкальске, Иркутске, Улан-Удэ, Москве – в правительстве России, Минприроды, Госдуме, Совете Федерации, прокуратуре и Общественной палате. Пишутся докладные, составляются проекты, обсуждаются и утверждаются, а на последней ступени отвергаются.

Опасные отходы, по данным «РГ», занимают почти 140 га байкальского побережья. И эта земля уже приготовлена к аукциону. Карта № 3 выставляется начальной ценой 5 миллионов 680 тысяч рублей. Следующие две – по 5 миллионов 680 тысяч и 5 миллионов 465 тысяч рублей. Бабхинский золошлакоотвал получил начальную цену в 8 миллионов 493 тысячи. Итого – почти 25 миллионов.

Ещё в апреле прошлого года губернатор Иркутской области Сергей Левченко попросил Москву дать разрешение самим проводить все мероприятия, связанные с ликвидацией отходов БЦБК. Москва дала «добро»: только не особенно жадничайте. Передачу имущества обанкротившегося комбината оформили как пожертвование. Однако токсикологический анализ забраковал технологию переработки отходов, представленную «ВЭБ-Инжиниринг», обнаружив в них вредные вещества V класса опасности. Лучше по этому показателю оказалась технология Лимнологического института СО РАН.

Минувшей зимой правительство Приангарья и Минприроды России заключили соглашение: Москва даёт, а Иркутск приходует 250 миллионов 80 тысяч рублей на реализацию проектной документации по рекультивации. Естественно, в рамках федеральной целевой программы по охране Байкала. Иркутские власти добавляют из своего бюджета на это богоугодное дело 124 миллиона 600 тысяч рублей. К концу июня, а именно двадцатого числа, поработав в поте лица полгода, иркутские власти наконец-то направили в Минприроды свою заявку на эти миллионы.

Кроме того, «РГ» удалось выяснить, что в марте глава федерального ведомства Сергей Донской дал поручение АО «Росгеология» подготовить план-график работ по реализации отходов. В мае Сергей Левченко направил просьбу в правительство России – чтобы «Росгеология» стала «единственным исполнителем работ для государственных нужд по реализации проекта», ведь пока исполнителя нет, никто никаких денег не выдаст.

Кроме того, руководство Приангарья посчитало, что  сначала надо передать всю проектную документацию в собственность иркутскому правительству. Это сделали ещё в октябре прошлого года – просто направили сопроводительное письмо, без акта приёма-передачи.

- Поэтому после корректировки и актуализации начало работ сдвинулось на их конец, то есть на июль-август, а заключение контракта с единственным исполнителем – на сентябрь 2017 года. И это только заключение контракта. Первая пороша на Байкале в конце сентября – дело обычное. А проект предусматривает все работы по ликвидации отходов и рекультивации земель «только в летне-осенний период, когда температура круглосуточно не опускается ниже плюс одного градуса по Цельсию», – отмечается в статье.

Есть и ещё один нюанс. Минувшей весной Арбитражный суд Иркутской области принял сторону конкурсного управляющего ОАО «БЦБК», который попросил признать места складирования отходов «социально значимыми объектами», не подлежащими распродаже. В списке – карты-накопители шлама, три золошлакоотвала, здания цехов сушки и сжигания осадка. К социально значимому имуществу суд также причислил пруды-отстойники, насосные станции, аэраторы, хлораторную станцию, глубинный сброс промстоков, которые ранее использовались для очистки байкальской воды на работающем комбинате. Всего в списке – 81 объект, при этом 25 находятся в залоге у крупнейшего кредитора БЦБК – ПАО «Иркутскэнерго».

С учётом определения суда конкурсный управляющий БЦБК имеет право реализовать социально значимое имущество на конкурсе, а не на аукционе, как предполагалось ранее. А это значит, что покупатель возьмёт на себя обязательства по целевому использованию объектов.

- Иными словами, победителем станет лишь та компания, которая представит проект рекультивации отходов в шламонакопителях, – пояснили тогда «Интерфаксу» на Байкальском ЦБК.

Как отмечает «РГ», Иркутск заинтересован в ликвидации отходов БЦБК материально, Москва – по-всякому. Однако тот самый Год экологии, когда должна была начаться работа по рекультивации, выброшен псу под хвост.