Правительство страны не обсуждает с КНР строительство водопровода от Байкала до города Ланьчжоу. Об этом министр природных ресурсов России Сергей Донской рассказал в интервью РИА Новости в преддверии Восточного экономического форума (ВЭФ-2017), который пройдёт во Владивостоке с 6 по 7 сентября.

- Всерьёз на уровне министерства, правительства это не обсуждалось. Ключевая задача, которая стоит перед нами – обеспечить стабильность водоснабжения и стабильные условия на водных объектах в нашей стране, – пояснил глава федерального ведомства.

По словам Донского, руководство страны, в первую очередь, волнует, как снабжаются водными ресурсами россияне. Исходя из этого и выстраивается «водная политика».

- Прежде чем говорить о поставке воды, необходимо на месте решить все вопросы, связанные с эффективностью и экономностью использования водных ресурсов, – считает министр. – Перед обсуждением я бы предложил коллегам (КНР – прим. авт.) сначала посмотреть, какими ресурсами они обладают и как можно решить этот вопрос собственными силами. А мы, в свою очередь, готовы им помочь.

О том, что китайцы хотят спасаться от засухи за счёт Байкала, стало известно минувшей весной. Как сообщал ТАСС со ссылкой на британскую газету «The Guardian», перекачкой пресной воды из священного озера заинтересовались власти города Ланьчжоу, расположенного на севере китайской провинции Ганьсу. В Поднебесной даже приступили к разработке соответствующего проекта. Трубопровод протяжённостью в 1000 километров планируют провести от юго-западной оконечности Байкала до Ланьчжоу через территорию Монголии и горный проход Хэси. По данным федеральных СМИ, инициаторы намерены обсудить этот вопрос с российской стороной после завершения технико-экономического обоснования.

Строительство водопровода позволит решить проблему с нехваткой воды в засушливом регионе страны, пишет «The Guardian». Издание сравнивает масштаб этой инициативы с гипотетической попыткой перекачки воды из озера Комо на севере Италии в британскую столицу.

Отметим, ещё в марте в Минприроды заявили, что подобные проекты в России даже не обсуждаются.

- Сейчас с точки зрения экономики и экологии всё это пока выглядит как научные фантазии, – сообщил журналистам директор департамента государственной политики и регулирования в области водных ресурсов и гидрометерологии федерального ведомства  Дмитрий Кириллов. –  Никаких таких мероприятий (в схемах использования водных ресурсов – прим. авт.) не запланировано, их реализация –  это не вопрос ни сегодняшнего, ни завтрашнего дня.

«Без ущерба для Байкала»

В необходимости «перекачки» байкальской воды усомнились и учёные. По мнению специалистов из Бурятии и соседнего Приангарья, амбициозный проект не оправдает затрат.

- Зачем тратить такие деньги на хозяйственную воду, не очень понятно. Гораздо логичнее организовывать розлив высококачественной питьевой воды на берегу озера и доставлять в Китай уже бутилированную, – отметил в разговоре с ТАСС директор Лимнологического института Сибирского отделения (СО) РАН Андрей Фёдоров

Такого же мнения придерживается и директор Байкальского института природопользования СО РАН Ендон Гармаев. По его словам, в поставках питьевой фасованной воды «ничего плохого нет».

- По нашим расчётам, в год без ущерба для самого Байкала и его экосистемы для производства допустимо использовать три кубокилометра воды. Это в 20 раз меньше, чем за год сбрасывается через Иркутскую ГЭС (около 60 кубокилометров – прим. ТАСС) и 0,01% от всего объёма озера, – пояснил учёный.

Гармаев добавил, что экспорт бутилированной питьевой воды в таких незначительных масштабах вполне осуществим и мог бы быть полезным для экономики Бурятии.

- В своё время я поддержал инициативу экс-главы республики Вячеслава Наговицына по реализации подобного проекта, о котором стало известно в конце 2015 года, – напомнил он.

Речь идёт о заводе по розливу байкальской воды в селе Выдрино Кабанского района Бурятии. Напомним, два года назад власти республики подписали с пекинской компанией «Цзинь Бэй Юань» соответствующее соглашение о сотрудничестве. Сам проект носит название «Строительство производственно-логистического центра по добыче бутилированнной воды Байкала». Срок его реализации – пять лет. Ожидаемая производственная мощность будущего завода – до 2 миллионов тонн в год. Осуществлять розлив воды планируется на месте. А со временем в Выдрино хотят наладить производство пластиковой тары.

Как пояснили тогда агентству в Фонде регионального развития Бурятии, инвестор уже вложил в проект 150 миллионов рублей. Весной начались предпроектные работы. По мнению учёных, производство питьевой воды предпочтительнее ещё и потому, что в таком случае контролировать работающее на озере предприятие будет проще.

Неосязаемый проект 

Министр природных ресурсов Бурятии Юрий Сафьянов в беседе с корреспондентом ТАСС подчеркнул, что оценивать планы китайских соседей сейчас очень сложно, тем более что никакой официальной информации по этому поводу пока нет.

- На нас никто не выходил, данных о желании построить трубопровод в КНР у нас, кроме как из СМИ, нет. Даже не могу сказать, насколько он реален. Чтобы иметь хоть какое-то представление, нужно знать все параметры, – отметил глава Минприроды.

Учёные также не владеют информацией о характеристиках проекта и это не позволяет полностью его проанализировать.

- Оценить экологическую безопасность можно будет только тогда, когда станут понятны предполагаемые объёмы откачки воды из озера, – подчеркнул директор Лимнологического института СО РАН Андрей Фёдоров.

Он напомнил, что в последние годы Байкал испытывает «недостаток притоков». Однако каких-либо заказов на проведение оценки по этому поводу ни в Лимнологический институт в Иркутске, ни в Байкальский институт в Улан-Удэ не поступало.

К слову, проблема обмеления Байкала вызывает тревогу не только у специалистов, но и у руководства Минприроды. Уровень воды в озере пока не упал до минимальной отметки, но сегодня он всё-таки вдвое меньше средних многолетних значений.

- Маловодье в Сибири сказалось на Байкале, – констатировал в беседе с РИА Новости Сергей Донской. – Несмотря на ожидания, большого прироста в этом году мы не увидели. Сегодняшняя ситуация лучше, чем это было в предыдущие годы – лучше с точки зрения проведения мероприятий на Байкале, в том числе по изъятию воды и реагированию местных властей.