На минувшей неделе Минэкономразвития России выступило с инициативой досрочно закрыть федеральную целевую программу по охране Байкала, рассчитанную на 2012-2020 годы. Об этом говорится в докладе министерства, направленном в правительство. Копия документа есть в распоряжении «Известий».

Согласно ФЦП, которая была запущена ещё пять лет назад, к 2020 году поступление в озеро загрязнённых сточных вод должно сократиться на 68,4% (относительно объёмов 2010 года). Среди других задач – реабилитация 78,3% Байкальской природной территории, подвергшейся высокому загрязнению, увеличение запасов ценных видов рыб на 43,6%, а также сохранение растений и животных, занесённых в Красную книгу.

Чиновники констатировали: что из-за ошибок в управлении программой ряд мероприятий выполнить так и не удалось. Речь, в частности, идёт о БЦБК – спустя четыре года после закрытия предприятие по-прежнему угрожает озеру.

- До сих пор фактически не осуществлена ликвидация негативного воздействия отходов, накопленных в результате деятельности Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, из-за чего ФЦП утрачивает свою актуальность, – отметили в пресс-службе Минэкономразвития.

Однако в Минприроды России возможность закрытия проекта сразу же исключили.

- Мы предложили продлить его до 2025 года и увеличить финансирование до изначально запланированного уровня. Сейчас оно сокращено более чем вдвое (с 58 до 26 миллиардов рублей – прим. авт.). Эти предложения поддержал президент во время поездки на Байкал, – заявил представитель ведомства «Известиям».

«Сложилась абсурдная ситуация»

Как выяснилось, финансирование «урезали» из-за слабой активности регионов, которые в своё время затянули с подготовкой проектной документации на строительство объектов и получением «соответствующих заключений и экспертиз». Речь, в частности, идёт об очистных сооружениях, полигонах и мусоросортировочных станциях в Бурятии и соседнем Приангарье.

- В результате сложилась абсурдная ситуация: объёмы финансирования в программе запланированы, но предоставить их на строительство конкретных объектов невозможно в связи с отсутствием проектно-сметной документации и соответствующих уровню проекта государственных экспертиз по ней, – пояснили в Минприроды.

А спустя несколько дней замглавы федерального ведомства Сергей Ястребов сообщил, что средства на реализацию проекта выделят из бюджетов разных уровней, в том числе региональных и местных.

- Здесь и ответственность территорий – рекомендации, экспертиза, реализация и, соответственно, ответственность федерации: это и финансирование, и объёмы выполненных работ, – заявил он 28 августа на пресс-конференции, посвящённой первому Байкальскому международному экологическому водному форуму. – Есть некоторые проблемы, но мы двигаемся, чтобы их решать.

«Сотни миллионов, истраченных впустую»

Спор между двумя федеральными министерствами прокомментировал известный эколог, председатель Бурятского регионального объединения по Байкалу Сергей Шапхаев. Учёный заявил, что претензии Минэкономразвития «вполне обоснованы» и вскрывают только часть недостатков программы.

- Паспорт ФЦП составлен однобоко – в нём есть охрана, но нет развития, – пояснил Шапхаев проекту #СпасиБайкал. – Предпочтение отдаётся преимущественно затратным мероприятиям, а финансово-экономические механизмы создания благоприятной инвестиционной среды для развития «зелёной» экономики и повышения качества жизни местного населения отсутствуют.  Это делает задачу сохранения биоразнообразия и экосистемных функций уникальной экологической системы Байкала практически невыполнимой. Без заинтересованности со стороны местных сообществ это реально так.

Ещё один изъян ФЦП, по мнению эколога – отсутствие приоритетов.

- Деньги зачастую тратятся на финансово-ёмкие мероприятия, которые на практике мало способствуют охране уникальной экосистемы Байкала. В то же время, наиболее значимые факторы негативного воздействия на озеро остаются за бортом. Достаточно вспомнить сотни миллионов рублей, истраченных впустую на строительство гигантских очистных сооружений в селе Максимиха. Они рассчитаны на 80 тысяч человек, а там проживает не более пяти тысяч, – подчеркнул Сергей Шапхаев.

Он рассказал и о других, не менее дорогостоящих объектах инфраструктуры – фабрике по очистке сточных вод, оснащённой современным импортным оборудованием – при полном отсутствии таковых, а также об объектах водоснабжения и водоотведения – при отсутствии гостиничных комплексов. Упомянул учёный и о ветросолнечных станциях для выращивания овощей – построить-то их построили, а тепличное хозяйство так и не создали.

- Всё это было в печально знаменитой «Байкальская гавани». Или, к примеру, средства на модернизацию очистных сооружений Иркутска: стоки попадают в Ангару, которая вытекает из Байкала, – отметил учёный.

«Хромает на обе ноги»

В то же время, по словам Сергея Шапхаева, в ФЦП не попали мероприятия по созданию на берегах озера пунктов по сбору сточных вод с судов. В результате в «жемчужину Сибири», по оценкам Лимнологического института СО РАН, каждый год напрямую сливается не менее 400 тон опаснейших нефтесодержащих и фекальных жидких отходов с кораблей, перевозящих туристов. И это не считая двух с лишним тысяч маломерных судов, официально зарегистрированных на Байкале.

- Годами не решается проблема создания дополнительных гидропостов на притоках Байкала для создания полноценной системы экологического мониторинга. Без неё невозможно оценить эффективность тех или иных природоохранных мероприятий, – говорит эколог.

Более того, существующая сегодня уникальная сеть гидробиологических наблюдений оказалась под угрозой закрытия из-за недостатка финансирования. Исследования там с 30-х годов прошлого века проводит НИИ биологии Иркутского госуниверситета.

Причину, по которой стратегическое планирование на Байкале «хромает на обе ноги», во время совещания в Танхое под руководством главы государства Владимира Путина обозначил руководитель «Фонда дикой природы России» Игорь Честин, напомнил Сергей Шапхаев.

- Он сказал, что нашей стране необходимо как можно скорее завершить процедуру ратификации международной конвенции «Об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте». Это позволит использовать методику стратегической экологической оценки (СЭО) к такого рода документам стратегического планирования, как ФЦП по охране Байкала, – считает бурятский учёный. – Тогда будет предусмотрена процедура выделения приоритетов по определённым критериям и согласование интересов всех сторон при активном участии представителей общественности.

Кстати, осенью 2015 года активисты Общероссийского народного фронта провели мониторинг выполнения ФЦП по охране Байкала, а также изучили соответствующие государственные закупки Министерства природных ресурсов и экологии России. И пришли к выводу: проект по возрождению озера был провален, а миллиарды бюджетных средств ушли непонятно на что.

Мусорные полигоны на байкальском берегу так и не появились, а потому уборкой и ликвидацией несанкционированных свалок занимались волонтёрские движения и общественные организации. Активисты также выяснили, что очистные сооружения, расположенные близ Байкала, работают нестабильно и фактически не влияют на качество очистки воды, попадающей в «жемчужину Сибири».