Впервые за всю постсоветскую историю Россия сокращает у себя американскую дипломатическую миссию. Сокращает не как-нибудь, а почти на две трети всей ее нынешней штатной численности, включая технических работников. 

755 человек, в том числе попавшие под сокращение американские дипломаты, должны покинуть территорию России до 1 сентября 2017 года, а также передать несколько выделенных для работы объектов в Москве. Происходящее тем более интересно, что некоторые сотрудники многочисленного госдепа не только доехали до Бурятии, но и оставили здесь о себе воспоминания. О некоторых обстоятельствах этих визитов корреспондент «МК в Бурятии» беседует со знатоком этой темы, корреспондентом «Тивикома» Намсараем Намсараевым. 

- Намсарай, зная о том, что вы когда-то служили в Вооруженных силах и вообще по-особенному относитесь к подобного рода темам, можно понять, почему вы стали единственным из республиканских журналистов, кто до конца пытался разобраться, зачем сюда приезжал госдеп. Как это все было? 

- Американские дипломаты приезжали в Бурятию дважды. Впервые — в начале 2015 года, примерно между первым и вторым митингом в БГУ, потом через год. Конечно, когда в сетях прошла информация, что в Бурятию едет госдеп, мы начали готовиться, узнавать программу мероприятия, цели визита. К нам ехали не просто американцы, а сотрудники политотдела. Когда примчались в аэропорт, первое, что я там увидел — стоящего на крыльце Лешу Карнаухова с плакатом «Руки прочь от Доржо Дугарова!». Я понятия не имел, кто такой Доржо Дугаров, при чем здесь американцы, но самое интересное, что Леша Карнаухов по этому поводу тоже ничего вразумительного сказать не мог. Прилетевшие дипломаты, которых было четыре человека, вообще не обратили на пикет никакого внимания и с самого начала постарались дистанцироваться от журналистов — отворачивались, не отвечали на вопросы. Среди них были второй секретарь посольства США в Российской Федерации Кристофер Гроссман и советник американского посольства по политическим вопросам Андреа Бруиллетт. Возглавила делегацию замглавы дипломатической миссии США Линн Трейси. 

- Но если дипломаты всем своим видом показывали, что общаться не намерены, зачем же вы ходили за ними буквально по пятам? 

- Мне стало известно, что цель американцев — встретиться с представителями нашей так называемой оппозиции, политическими партиями, и мне стало интересно, а кто у нас эта оппозиция, чего хотят люди, чем они недовольны. Естественно, когда я узнал, что дипломаты встречаются с «оппозицией» в гостинице «Мэргэн Батор», я пришел туда и увидел Евгения Хамаганова, Светлану Будашкаеву, Аркадия Зарубина и Олега Булутова. Все они сидели в вестибюле гостиницы за столиком и о чем-то разговаривали. Я предложил им сказать в камеру хоть что-нибудь, учитывая, что половина из них сами журналисты, но реакция последовала странная. Евгений Хамаганов вообще вскочил и убежал на улицу, шепнув мне на ухо, что он здесь ни при чем, его позвала Светлана Будашкаева, он просто так пришел. Мы поставили камеру на соседний столик и стали снимать то, что есть в надежде, что нам хотя бы что-то объяснят. Оппозиция, если цель была встретиться с оппозицией, состояла из лиц бурятской национальности. Речь шла очевидно о политике. Но Светлана Будашкаева несколько раз демонстративно вставала и закрывала обзор камеры стаканами. В конце концов, они все ушли в номер к американцам. 

- Намсарай, если вы ничего не слышали, то откуда в вашем сюжете появилась информация, что на тайной встрече американцы обсуждали информационные технологии, которые применяются в интернет-пространстве Бурятии. Что власти вбрасывают информацию, причем заведомо провокационную и скандальную, а проводят на основании всего этого социологическое исследование. 

- Столики находились рядом, поэтому что-то я, наверное, все же слышал. Меня просто возмутило поведение общественников. Для сравнения — на следующий день эти же сотрудники дипмиссии США пришли в кабинет руководителя БРО «По Байкалу» Владимира Белоголовова, встретились там с Сергеем Шапхаевым, и последний все прекрасно нам прокомментировал. Что разговор был про Байкал, про Хиагдинское месторождение урана, неблагоприятную экологическую ситуацию в Закаменском районе. 

- У вас был еще один сюжет, героем которого стал тот самый Доржо Дугаров, который, как известно, вскоре после встречи с американцами переехал в Вашингтон. Можно сказать, вы были единственным свидетелем той встречи, на которой Доржо выглядел героем и которая стала для него судьбоносной. 

- Я сидел вечером на работе, и вдруг узнаю, что американцы встречаются с оппозицией в кафе на ул. Трубачеева. Приезжаю туда, спрашиваю у администратора, где тут американцы, мне показывают на комнату №5, захожу и вижу круглый стол, Доржо Дугаров, американцы, там еще какие-то дети были — все пили чай, улыбались и разговаривали. Как только мы с оператором вошли, они сразу перестали улыбаться и попросили нас выйти. От каких-то комментариев также отказались. Там они были 2,5 часа, потом сели в машину Доржо с монгольскими номерами и уехали. Запомнилось только, что на выезде с территории кафе их машину остановил полицейский. Естественно, я выяснил, кто такой этот Доржо, который прославился как интернет-комментатор в поддержку украинских националистов. Один из основателей правозащитного движения «Эрхэ», проповедник националистских взглядов. При этом потом я несколько раз пытался выяснить, что его не устраивает в Бурятии, против чего он протестует, кто ему здесь угрожает. Почему американцы не захотели общаться с республиканской прессой, но ничего внятного не услышал. Та же самая история с другим деятелем «оппозиции» Булатом Шагжиным. Сколько я ни пытался добиться, кто здесь не дает свободно дышать Булату Шагжину, так ничего и не добился. Кстати, Булат Шагжин тоже уехал в США. 

- Хорошо, учитывая, что после сокращения американских дипломатов они вряд ли скоро найдут возможность вновь приехать в Бурятию, каковы итоги всего этого? Если американцы хотели найти здесь оппозицию, они ее нашли? Если не нашли, она у нас вообще есть? Получается, что лозунг «Руки прочь от Доржо Дугарова» действительно сработал, только почему-то в другую сторону и к радости самого Доржо Дугарова. 

- Мы имеем то, что весной 2015 года состоялся первый визит американских дипломатов в Бурятию, после чего оппозиция как будто начала заявлять о себе, устраивать «круглые столы». Была даже первая в истории встреча оппозиции с главой республики Вячеславом Наговицыным. Осенью того же года в День народного единства на традиционном митинге представители власти особо акцентировали, что под давлением США на Россию необходимо объединяться. Но сказать честно, никакой оппозиции власти на поверку я не обнаружил. Можно было бы понять, если бы на ту встречу в гостиницу «Мэргэн Батор» пришли Низовкина со Стецурой. Нельзя назвать оппозиционерами людей, которые занимаются общественной работой и живут на гранты. Было ощущение, что под видом недовольных властью к американцам пришли те, кто решал сугубо свои меркантильные проблемы. Думаю, американцы сделали аналогичные выводы. Этим объясняется тот факт, что, приехав сюда в следующем году, они уже не пытались встретиться ни с кем из общественников и вообще свернули свой визит до нескольких часов.