На минувшей неделе «Независимая газета» (далее – «НГ») опубликовала статью под названием «Зоны национального бедствия». Как отмечает издание, примерно каждый четвёртый регион страны сопоставим по своему экономическому положению с развивающими странами Африки, Латинской Америки, Азии или, в лучшем случае, Юго-Восточной Европы. Речь идёт о территориях, где уровень жизни трудно назвать удовлетворительным.

Об этом свидетельствует сопоставление субъектов по валовому региональному продукту (ВРП) на душу населения с показателями других государств. Чтобы сгладить курсовые колебания, сравнение проводилось по паритету покупательной способности (ППС), – пишет «НГ». – Из данных Росстата следует, что в стране насчитывается около 20 регионов, в которых ВРП по ППС на душу населения составляет от 4,3  до 10,6 тысяч интернациональных долларов. Среди них – Брянская, Ивановская, Кировская, Курганская области, Алтай, Мордовия, Ставропольский край, Забайкалье, Бурятия и др.

Бурятия = Гондурас?

Издание уточняет: даже в самых проблемных российских регионах с худшими экономическими показателями ситуация не столь плачевна, как, например, в беднейших государствах – Зимбабве, Афганистане, Нигере или Центрально-Африканской Республике. Однако сравнение с другими странами всё равно вызывает тревогу. Потому что около 20 субъектов России по уровню экономического развития и качеству жизни населения оказались в той же категории, что и Судан, где ВВП по ППС на душу населения – около 4,4 тыс. интернациональных долл., Пакистан (4,9), Гондурас (почти 5,1), Нигерия (6,1), Гватемала (7,8) и Ливия – чуть меньше 9,1 тыс. долларов.

Главный вывод из такого сопоставления – у нас есть «зоны национального бедствия», пояснил «Независимой газете» председатель научного совета Института экономики роста имени Столыпина Яков Миркин. По словам эксперта, в регионах с настолько низким ВРП на душу населения могут быть проблемы и по другим параметрам – уровню заболеваемости, преступности, продолжительности жизни и инвестициям.

- В этих регионах разные объёмы теневого сектора, есть свои традиции и особенности экономики. Они все бедные, но с каждым необходимо  работать специально. Им нужно срочно оказывать федеральную поддержку, – считает Яков Миркин.

Он подчеркнул: огромные показатели ВРП необязательно напрямую свидетельствуют о высоком качестве жизни в том или ином субъекте, ведь, например, из добывающих регионов доходы вывозятся. Весь вопрос в том, как именно федеральный центр будет оказывать им помощь.

Аналитик Института комплексных стратегических исследований Наталья Чуркина уточняет, что в полной мере сравнивать целые страны с отдельными регионами России не совсем корректно, поскольку нужно учитывать, что каждый из них – «часть общей экономики страны».

- В условиях высокой централизации российской экономики значительная часть ресурсов концентрируется в центре и впоследствии перераспределяется между субъектами, – добавляет эксперт.

«Выполняют грязную работу, которую не делают корейцы»

Корреспондент телеканала ОТР в Бурятии Анна Зуева решила выяснить, как же на самом деле обстоит ситуация в регионе и почему наша республика оказалась «зоной национального бедствия» (таймкод 2.35).

 

Так, по официальным данным, средняя зарплата в Бурятии – 32 тысячи рублей. Казалось бы, весьма неплохо, однако большая часть жителей зарабатывает вдвое меньше, а на селе и вовсе платят пять-семь тысяч. К тому же в регионе мало рабочих мест: после экономических кризисов 2000-х годов большинство предприятий закрылось, а новые заводы и фабрики так и не построили. По статистике, сегодня в республике шесть тысяч безработных, на деле же – в шесть, а то и в семь раз больше. 

За минувшие полгода на ПМЖ в другие города уехали около 700 человек. В основном это молодые люди с высшим образованием. В поисках работы они едут в Москву, Санкт-Петербург, Краснодар и за границу.

- Идут сокращения в бюджетной сфере, постоянное урезание расходов, – рассказал ОТР кандидат экономических наук Алдар Бадмаев. – В этих условиях сокращаются рабочие места и у людей просто не остаётся иного выхода, как куда-то уезжать. Многие наши соотечественники с высшим образованием трудятся в той же Южной Корее чернорабочими на полях, выполняют грязную работу, которую не делают сами корейцы.

По мнению экономистов, исправить ситуацию можно, если перестать вывозить из Бурятии лес, уголь и нефрит и наладить переработку минеральных ресурсов в республике. Создать новые рабочие места можно и в туриндустрии: в регионе много целебных источников и самое глубокое озеро в мире – Байкал. К тому же Бурятия – центр российского буддизма. Но действующих турпроектов, где гости могли бы оставлять свои деньги и, следовательно, пополнять местный бюджет, пока немного, передаёт ОТР. Из года в год регион посещают 800 тысяч туристов. Они тратят здесь весьма скромные деньги, которые практически не влияют на улучшение жизни населения.