Общие предки (хунну), ссылки венгров в Сибирь в XIX веке, жизнь «венгерского Пушкина» Шандора Петёфи в Баргузине. Все это и не только объединяет два народа – венгров и бурят. Укрепить историческую связь и углубить знания о «сибирском» периоде творчества Петёфи. С такой миссией в июле в Бурятии побывала делегация Всемирной федерации венгерского народа по приглашению руководителя «Гуннского фонда» Олега Булутова. Во главе делегации – президент организации Миклош Партубань. Также среди гостей ученые, общественные деятели и журналисты Венгрии. В частности и самый крупный политический обозреватель Евросоюза – редактор журнала «Политические новости» Драбик Янош. О мероприятиях в Бурятии, о взгляде на российско-венгерские отношения члены федерации венгров рассказали корреспонденту infpol.ru.

Споры и общие взгляды

Но прежде кратко напомним о том, что связывает Венгрию и Бурятию. Делегации из Венгрии уже не раз бывала в нашей республике с официальными визитами. Главная причина – великий венгерский поэт и революционер Шандор Петёфи (1823-1849). Настоящее имя – Александр Петрович. Национальный герой страны в поэзии воспевал молодость, любовь и свободу. Для венгерского народа он «наше всё», как и Пушкин для россиян.

Однако споры о месте смерти Петёфи не утихают и по сей день. По данным одних исследований, он погиб в ходе битвы при Шегешваре в Трансильвании в стычке с казаками царской армии Паскевича. Такой вывод основывается на записи в дневнике русского полевого врача. По другим данным, поэт попал в плен и умер в Сибири. В 1983 году была найдена статья «Отрабатывается версия о пребывании Шандора Петёфи в сибирском плену». В ней писали об обнаружении в Забайкалье венгерским военнопленным Ф. Швигелем могильного креста с надписью «Александр Степанович Петрович, венгерский майор и поэт, умер в Илсунске – Азия - в мае 1856г». Статья приводила даже фотографию креста и текст последнего стихотворения Петефи с автографом с датой - 1853 г.

А 27 лет назад международная антропологическая экспедиция обнаружила на баргузинском кладбище могилу человека, который по воспоминаниям старожилов и был Петёфи. Еще в 1930-х годах фольклорист из Бурятии записал воспоминания местных жителей, знавших его при жизни. Но, по словам ученого Алексея Тиваненко, у него не было никаких доказательств, что это Шандор. Только спустя 30 лет ученым удалось заняться этой темой. Итог - приезд научной экспедиции в Бурятию, которая доказала, что в Баргузине захоронен именно Петефи.

Венгерская делегация, прибывшая в этом году признает, что есть соотечественники, которые сомневаются в подлинности этих сведений. Но объясняют это больше политическими противостояниями в своей стране, нежели спорами истинных исследователей.

"Узнать друг о друге больше"

Господин Миклош, расскажите о вашей федерации и цели ее работы?

- Всемирная федеарция венгров - это одна из самых больших общественных организаций в мире. Ее члены живут в более чем в 50 странах мира, на всех континентах кроме Африки. Мы независимы от правительства и не получаем никакой материальной поддержки от государства. Наша миссия в том, чтобы разъединенная нация вновь воссоединилась.

В 1920 году, после Первой мировой войны нашу страну разделили на 8 частей, Румыния получила много земель, также Чехословакия, Югославия, Польша и даже Украина и Австрия. А это исторически венгерские земли. Из-за этого треть венгров оказались вне своей страны. Поэтому в 1929 году мы создали Венгерский конгресс по аналогии с еврейским конгрессом. Однако в 1938 году на втором конгрессе мы поняли, что недостаточно встречаться раз в 10 лет. Есть много вопросов, которые надо решать постоянно. И создали Всемирную федерацию, которая представляет интересы венгров.

У организации весомая роль в жизни страны, к примеру, в 1945-1947 годах премьер-министром Венгрии и президентом Всемирной федерации венгров был один и тот же человек.

- Какие конкретные цели вы преследовали во время визита в Бурятию?

- Мы приехали в Бурятию по трем причинам. Первая – мы убеждены, что Шандорф Петёфи, наш национальный поэт, жил в Сибири. Мы хотим углубить наши знания об этом периоде его жизни.

Второй вопрос – наши отношения с Бурятией, их укрепление. Мы с вами являемся потомками хунну и мы не раз убеждались, что наши мышление, ценности схожи. Мы будем искать общие точки в истории. И третий вопрос – углубление отношений с Россией, потому что вокруг них было много крови. О нашем визите знают в Министерстве иностранных дел России, я лично писал письмо господину Лаврову.

- Вы провели в Бурятии порядка двух недель. Что удалось сделать, с кем провели встречи, переговоры?

- Мы посетили село Баргузин, где находится могила Петёфи. Известно, что он жил там на протяжении 5-6 лет. Были в селах Курумкан, Угнаса. Потомки Петёфи живут в трех бурятских семьях выходцев улуса Угнаса, где он полюбил молодую девушку и у них родился сын. Также его потомки от второго брака - семья Кузнецовых из Баргузина. Хотел бы упомянуть среди потомков доктора биологических наук Цыдыпа Доржиева, преподаватель кафедры математики и физики Доржи Чимитова.

Мы побывали на Верхней Березовке, потому что там в годы войны был большой лагерь военнопленных – 27 тысяч человек, из 7 процентов - венгры. Также в Кяхте погибло свыше тысячи человек. Посетили Байкал, ведь там во время сражений белых с красными участвовали в боях 2 тысячи венгров, а выжили только 300.

Кроме того, у нас были встречи с представителями бизнеса, политических организаций, мы обсуждали пути выхода на новый уровень отношений с Бурятией, Россией.

- Каким вы видите этот «новый уровень» в идеале?  

- Мы хотим, чтоб мы узнали друг о друге больше. Если спросить сто венгров о Бурятии, то 99 абсолютно ничего о ней не знают. Нам важно осознать, что мы родственники, у нас общие предки. На вашей земле пролито очень много венгерской крови в годы первой мировой войны. Но мы не хотим постоянно говорить о смерти и о крови, мы хотим двигаться дальше.

"Это только начало"

- Как реагируют люди в Бурятии, когда узнают, что они потомки венгерского поэта Шандора Петёфи?

- Заслуга российских и бурятских исследователей в том, что вы собрали немало информации и передали ее нам. И мы знаем о более ста потомках Петёфи из Бурятии. Нам приятно, что люди радуются тому, что они являются его потомками. Есть тут такой Леонид Будунов в Баргузине, он многим рассказал и объяснил о том, кто их предок. Люди ведь просто догадывались, что они потомки какого-то ссыльного. Многие очень хотят посетить Венгрию и даже изучать венгерский язык.

- Господин Драбик, почему, на ваш взгляд, важно укрепление наших отношений?  

- Наши визиты - это начало большой работы, потому что будущее венгерской нации сегодня в опасности из-за активной исламизации Европы. В этот процесс попал и венгерский народ. Но мы сохраним свою идентификацию. Шандор Петёфи – это то звено, которое объединяет наш народ. Важно, чтобы мы узнали о том Петёфи, который жил здесь, в Сибири. Он для нас как Пушкин для россиян, а может и больше. Он сердце и душа венгерской нации. И к тому же для нас важно объединить два народа, которые однозначно являются потомками хунну.

- Господин Миклош, подведите основные итоги поездки по Бурятии, поделитесь планами.  

- Мы сюда еще обязательно вернемся, чтобы поставить памятник Петёфи в Бурятии. Пока не знаем где, в Улан-Удэ, в Баргузине или в Угнасае. Через год мы привезем сюда необычайно красивые ворота, которые поставим в Баргузине, скорее всего. Это резные ворота, на которых отображена вся символика венгерской истории и сила народа. Уже подписан договор с потомками Петёфи. И с Гуннским фондом подписали проект договора о том, что чтобы что-то сделать и в Улан-Удэ.

Нас связывает кровная связь двухтысячелетней давности и славное боевое прошлое наших предков, и мы хотим возродить живую связь для нашего будущего. Мы должны это сделать. Бурятский народ тоже небольшой народ, как и мы. И Петёфи – то звено, которое нас объединит.