Его имя до сих пор окружено загадками и слухами. Может быть, потому, что в последнее время он работал за пределами Бурятии. Мункожапа Бадмаева называли даже в числе претендентов на пост главы республики. 

Но он появился в качестве зампреда по энергетике и инфраструктуре. И сегодня прервал молчание ради первого ознакомительного интервью. 

- Как полагается на востоке, начнем с корней. Пока о вас известно только то, что вы родились и выросли в Кижинге в семье сельских учителей. Не страшно было уехать поступать в лучший вуз страны – МГУ? 

- Нет. Потому что образование в московском вузе, да еще и в МГУ, было самым лучшим на тот момент. Я советовался сначала с родителями и братом. Потому что понимал, что в большой семье трудно будет учить меня в столице страны. Нас было пятеро детей и еще с нами жила наша бабушка, – вспоминает свой путь в Москву Мункожап Баторович. 

Студенческая подработка

Учиться в МГУ всегда было нелегко. Но со второго курса Мункожап успевал подрабатывать. Выросший в селе, он не боялся никакой физической работы. 

- Мы со студенческими друзьями где только ни подрабатывали, чем только ни занимались. Обои клеили, окна мыли.., – с улыбкой вспоминает зампред свои студенческие годы. – Как раз грянула перестройка. Было тогда такое предприятие «Автоимпорт», оно занималось продажей машин «Жигули». Так вот мы на этом предприятии мыли огромные окна. Тогда пластиковых окон еще не было. Приходилось весной отдирать клей от утепляющих материалов, отмывать стекла. А осенью опять клеить. А размером это здание было примерно с наш дом правительства. Нас же было десять студентов для мойки окон. Я был бригадиром. 

Мункожап Бадмаев окончил МГУ по специальности «физика полимеров». Когда на V курсе защищал диплом, то специально попросил своего научного руководителя выбрать тему, которая не имела бы продолжения. Потому что уже работал в созданной с братьями улан-удэнской компании. Для нее Мункожап с друзьями отправлял в Бурятию товары со всей России. 

- На момент написания диплома я работал, охраняя один ресторан. Днем я проводил научные эксперименты по практической части диплома, а ночью писал теоретическую часть. Когда я защитил диплом, научный руководитель попросил меня продолжить работу для кандидатской диссертации. На что я ответил, что мы же с самого начала договаривались, что продолжения не будет. Я буду работать в бизнесе, – объясняет свой отказ от научной карьеры зампред по энергетике. 

Первое возвращение

Вернуться в Улан-Удэ Мункожапа заставила гибель старшего брата. 

- Я второй в семье. Надо было помогать младшим сестрам и братьям, пожилым родителям, – объясняет Мункожап Бадмаев. – Вернувшись в Бурятию, начал работать с ребятами, с которыми познакомился в студенчестве. Они окончили  университет в Питере. Это Вячеслав Ирильдеев, Вячеслав Аюшеев, Баир Гармаев. Я поставлял им товары. Сейчас, оглядываясь назад на 20 с лишним лет, считаю, что нам удалось создать хорошую компанию. 

В Улан-Удэ Мункожап открыл в 1997 году совместно с Вячеславом Ирильдеевым компанию «Стэк сервис». На выборах 1998 года, когда впервые стал мэром Геннадий Айдаев и вторых президентских выборах, в этой кампании делали большинство агитационной продукции. Там работал художником известный сейчас кинорежиссер Солбон Лыгденов. В начале 2000-х годов Мункожап Бадмаев продал свою долю в «Стэк сервисе» сотрудникам и вышел из нее, потому что ему предложили открыть филиал сети магазинов «Эльдорадо» в Улан-Удэ. 

Печальная история

Именно там случилась печальная история, которую ему припоминают до сих пор. 

- Любой здравомыслящий человек понимает: есть директор магазина, который как заказчик нанимает подрядную организацию для ремонта. Происходит несчастный случай, подрядная организация исчезает. Остается сварщик, который исполнял заказ подрядчика, но он в ходе судебного процесса умирает. Так я из свидетеля превратился в обвиняемого. Я тогда впервые столкнулся с системой: если тебя обвиняют, ты будешь наказан. Получилось, что не подрядчик, непосредственно выполнявший работы, а заказчик стал обвиняемым, – вспоминает тот случай Мункожап Баторович. 

У Даши Намдакова

Когда Мункожап Бадмаев начал работать у Даши Намдакова, пошли слухи о том, что они родственники. 

- Если так судить, то мы все в республике друг другу родственники, – смеется наш собеседник, – потому что мы «худануд», говоря по-русски, сваты. Его дядя женат на моей тете, у нас есть общая двоюродная сестра. 

На самом деле с Даши Намдаковым наш герой познакомился еще в 1990 году, когда всемирно известный сейчас скульптор был малоизвестным даже в Бурятии художником. 

- Даши тогда только приехал в Улан-Удэ после окончания Красноярской академии. Он дружил и работал с моими братьями, – вспоминает Бадмаев. – Затем Даши ушел полностью в творчество. Когда он сделал свою первую выставку в Иркутске, то начал в 2001 году сотрудничать с Константином Ханхалаевым. Но еще до этого Даши делился со мной идеями и предлагал поехать с ним в Москву. И в 2005 году я поехал работать к Даши Намдакову. 

В правительстве Татарстана

Работая уже у всемирно известного скульптора, Мункожап Бадмаев стал сотрудничать с властями Татарстана. Они с Намдаковым реализовали несколько проектов. Самый первый и крупный из них – 12-метровая статуя Хранительницы. Построили центр семьи Казан, который сейчас является визитной карточкой Казани. 

- Мы с Даши работали со многими регионами, ездили по всей стране. И была возможность сравнить качество и уровень государственного управления в разных регионах. Контраст между регионами был разительный, – вспоминает Мункожап Баторович,  - технологии, система контроля в Татарстане высочайшего качества. Поэтому я с радостью принял предложение получить опыт работы в таком правительстве. 

Возвращение домой

- Я вернулся бы в любом случае. Понимаете, я никогда не представлял себе, что буду всю жизнь работать на чужбине. Наоборот, сравнивая и набираясь опыта в других странах и регионах, хотелось применить полученные знания на родине, – говорит Мункожап Баторович. 

- Насколько неожиданным было для вас приглашение Алексея Цыденова на работу в правительство? Как давно вы знакомы? 

- Познакомились мы после его назначения в качестве и.о. главы Бурятии. Я сам пришел к нему на прием, поскольку надеялся, что с новым человеком возможны перемены в республике. Встречались с Алексеем Самбуевичем два-три раза, прежде чем он принял решение пригласить меня на пост зампреда по развитию инфраструктуры. 

- Это правда, что местные энергетики встретили ваше назначение в штыки? 

- Я бы не стал так говорить. Скорее, настороженно, как любого нового человека. Постепенно у нас сложились конструктивные взаимоотношения со всеми, в том числе с ресурсоснабжающими организациями. Сейчас много времени уходит на ознакомление с энергетическим хозяйством республики. Это не такой быстрый процесс, как может показаться со стороны. Езжу по районам, в каждом есть своя специфика. Особенно в северных «бамовских» районах. 

Татарский опыт

- Как вам помогает опыт работы в правительстве Татарстана? 

- При переходе туда я начал с работы в аппарате  президента республики. Посетил самые разные промплощадки с инновациями, в том числе новейшие технопарки и техколледжи. Познакомился со всеми министрами и их замами, начальниками отделов. С министерством сельского хозяйства, например, побывал на мегафермах, полях, в районных технопарках. Получил колоссальные впечатления и опыт. И когда перед отъездом в Бурятию зашел попрощаться с президентом Татарстана, он мне сказал: «У нас, пожалуй, нет такого человека, как ты, который бы за относительно короткий срок  сумел столько объездить и узнать о работе каждого министерства». 

У Мункожапа Бадмаева остались дружеские отношения с руководством Татарстана. На полушутливое замечание о том, что нового зампреда называют человеком Даши Намдакова, он отвечает с улыбкой: 

- Пусть называют. Я признаю, что благодаря Даши я смог увидеть столько стран и регионов, познакомиться и подружиться с самыми разными людьми, наработать связи. 

- Как вы думаете, сможет ли Бурятия стать хотя бы не вторым Татарстаном, как обещает один скандальный общественник, а приблизиться к этому? 

- Я думаю, что Бурятия может стать лучше, чем Татарстан. Конечно, у каждого региона есть своя специфика, свои проблемы. Поработав во власти там и работая сейчас на родине, я имею возможность сравнивать. И в этом сравнительном анализе можно найти рациональное зерно, идеи для развития, проекты.  

- Спасибо!