Подход к «мусорному вопросу» в стране решили кардинально менять ещё три года назад. Тогда в федеральный закон внесли ряд поправок. Все полномочия по сбору, транспортировке и утилизации твёрдых бытовых отходов возложили на регионы. Чтобы, наконец, навести порядок на свалках, все российские регионы обязали разработать два документа – специальную программу и территориальную схему. Последняя включает в себя всю цепочку данных об отходах: от источника их образования и количества – до мест обработки, утилизации, обезвреживания и размещения. 

Ещё в 2016 году в каждом субъекте должна была появиться целая «мусорная вертикаль» со своей политикой и даже с собственным оператором по обращению с отходами. Однако подготовить необходимые документы в установленный срок – к концу сентября – успели лишь Москва, Воронежская, Ростовская, Самарская и Тюменская области, а также Ставропольский край. Остальные субъекты, в том числе и Бурятия, со своей задачей вовремя не справились.

- Власти всех российских регионов должны были решить, как поступать с мусором – собирать раздельно и перерабатывать, вывозить на полигоны или сжигать. Эти решения должны были отразиться в территориальных схемах обращения с отходами. Последний срок их утверждения – 26 сентября. Однако большинство субъектов не смогли выполнить требования закона об отходах, – сообщили в конце сентября в международной экологической организации «Гринпис».

Впрочем, объяснение такой нерасторопности чиновников всё же нашли.

- Федеральный закон, который ввёл необходимость территориальных схем, появился ещё в декабре 2014 года. Однако выход постановления правительства, после утверждения которого нужно отсчитывать шесть месяцев, задерживался и откладывался. В результате оно появилось, когда бюджеты регионов уже были свёрстаны, и у некоторых банально не нашлось на это средств, – пояснили «зелёные». – Когда деньги появились, большая часть времени, отведённая на разработку, уже прошла.

Сложности реализации

Тем не менее, в октябре в Бурятии всё же наметились подвижки в решении вопроса: республика создала свою схему обращения с отходами и её утвердили в Росприроднадзоре. Как пояснили тогда в Минприроды России, документ предусматривает строительство необходимой инфраструктуры – мусоросортировочных станций, перерабатывающих заводов и полигонов для захоронения ТБО.

- Мы полностью готовы к тому, чтобы определиться с институтом регионального оператора, – рассказал на правительственном брифинге в декабре министр природных ресурсов Бурятии Юрий Сафьянов. – В конце января планируется провести конкурс.

А минувшей весной он заявил ТАСС, что республика возьмётся за решение «мусорной» проблемы в самое ближайшее время.

- Глава Минприроды России Сергей Донской дал нам рекомендацию – совместно с Иркутской областью и Забайкальем рассмотреть вопросы взаимодействия по этим схемам. Будем прорабатывать их с коллегами. Наши регионы вошли в схему пилотных субъектов, которые уже в этом году будут внедрять институт регионального оператора (РО). Все конкурсные процедуры хотим завершить к концу года. Поэтому нашим РО надо иметь представление о том, что будет происходить на границах регионов – куда нам этот мусор везти, где строить полигон, а где не надо, – отметил Сафьянов.

Министр предположил, что при разработке территориальной схемы придётся столкнуться с определёнными трудностями, ведь некоторые населённые пункты находятся на границе двух регионов.

- Мусор на полигон твёрдых коммунальных отходов (ТКО) от последнего населённого пункта в Бурятии надо везти 40 километров на машинах, а с иркутской стороны этот же полигон может находиться ближе –  например, в 20 километрах. Конечно, экономически целесообразнее везти (отходы) в Иркутскую область, ведь любой дополнительный километр влияет на тариф, – пояснил глава Минприроды республики.

Механизмов нет

Однако власти Приангарья решили не объединять усилия с соседями, пока не опробуют свою территориальную схему.

- Сначала необходимо введение института регионального оператора по обращению с твёрдыми коммунальными отходами в пилотных регионах. По результатам их работы будет определена необходимость объединения аналогичных документов, – пояснили ТАСС в иркутском Минприроды.

Их коллеги из Забайкальского края сочли такую совместную работу резонной, однако подчеркнули: «главным фактором остаётся действующее законодательство России», согласно которому создание межрегиональных терсхем не предусмотрено и, соответственно, «отсутствуют механизмы их разработки, согласования и утверждения».

- В этом случае возникает вопрос о финансировании и исполнителях работ, а также по строительству объектов, предусмотренных территориальными схемами, – отметили в краевом Минприроды.

Кроме того, власти Забайкалья опасаются недовольства со стороны жителей районов, где будут размещаться полигоны ТБО, если на них будут свозить также мусор с других территорий.

«Посчитали все ветки, кусты и виноградники»

За «мусорный» вопрос, наконец, взялись на федеральном уровне. На минувшей неделе в Госдуму поступил правительственный законопроект о реформе в сфере обращения с коммунальными отходами. При подготовке документа учитывался опыт её внедрения в пилотных регионах, пишет РБК.

В ходе эксперимента выяснилось, что большинство составленных территориальных схем обращения с отходами – подробных карт и описаний всех объектов «мусорной инфраструктуры» и сфер активности участников этого рынка – содержат серьёзные изъяны и нуждаются в доработке.

- Они были утверждены в спешке, не прошли экологическую экспертизу, не обсуждались с общественностью и оказались непривлекательны для потенциальных региональных операторов. По сути, регионы просто зафиксировали существующее положение дел, – рассказал РБК руководитель рабочей группы Госдумы, заместитель председателя комитета нижней палаты по экологии и охране окружающей среды Владимир Панов.

По словам эксперта центра общественного мониторинга Общероссийского народного фронта (ОНФ) Людмилы Варфоломеевой, на разработку территориальных схем субъекты потратили в общей сложности 587 миллионов рублей.  

- При этом ни одна из них не отражает реального положения дел, – отметила Варфоломеева.

Заместитель председателя комитета по природопользованию и экологии Торгово-промышленной палаты (ТПП) России Алексей Агибалов подчеркнул, что документы по обращению с отходами разрабатывали никому не известные организации. Многие из них уже прекратили свою деятельность.  

- Терсхема Московской области занимает 77 страниц, Севастополя – 250, Бурятии – 666, а Крыма – 1884 страницы. В Крыму, посчитали, наверное, все ветки, кусты и виноградники, включив их перечень отдельным разделом в 160 листов в каждый из восьми томов схемы, –  недоумевает Алексей Агибалов.

 Удар по кошельку?

По словам замглавы Минстроя России Андрея Чибиса, курирующего внедрение реформы, все территории должны представить график перехода на новую схему в июле. В восьми субъектах  конкурсы по выбору региональных операторов уже прошли, а в Астраханской области и Краснодарском крае даже начали работать.

Судя по всему, с наступлением «мусорной» реформы жители Бурятии будут платить не только за вывоз, но и за переработку отходов – так же, как платят сейчас за тепло и воду. Из графы о содержании и ремонте жилья расходы на обращение с ТБО «выведут», зато новая строка появится в квитанции за «коммуналку». Услугу будет предоставлять всё тот же региональный оператор. Во сколько она обойдётся, пока неизвестно. Ранее в правительстве Бурятии пообещали сделать всё возможное, чтобы «смягчить» удар по кошельку населения.

- Необходимо понять тарифную составляющую: не хочется, чтобы плата для населения возросла в 5-10 раз. Мы, конечно же, этого не допустим, сейчас пытаемся найти оптимальные варианты именно с точки зрения экономики, – рассказывал Юрий Сафьянов.

По словам депутата Владимира Панова, нововведение обязательно приведёт к росту тарифа на вывоз мусора, ведь правительство предлагает заложить в него расходы на обработку и сортировку. Есть и ещё один нюанс.

- Кроме платы за негативное воздействие на окружающую среду и НДС, в расходах регионального оператора появляется сбытовая надбавка – надо заключать договоры с населением, разносить квитанции, в том числе в частном секторе, где больше половины жителей сейчас просто не платят за вывоз мусора, – пояснил РБК Андрей Чибис.

Кроме того, в тарифе не заложены средства на содержание контейнерных площадок во дворах. Например, в Краснодаре на эти цели требуется около 100 миллионов рублей в год. У местных властей таких денег нет.

- Работа регионального оператора начинается с погрузки мусора в машину, но кто-то должен делать уборку и дезинфекцию контейнерных площадок. А сейчас отходы просто разлетаются по дворам. И это в Краснодаре – городе, где никогда таких проблем не было, – сообщил РБК председатель комитета по вопросам использования природных ресурсов и экологической безопасности закобрания Краснодарского края Андрей Булдин.

К слову, ранее федеральные СМИ писали, что плату за переработку мусора хотят начислять, исходя не из площади квартиры, а из количества жильцов, которые его, собственно, и  «производят». Сопредседатель Союза потребителей России Анатолий Голов в интервью «Известиям»  рассказал, что «коммуналка» в этом случае может подорожать на 10-15%.

Опыт «Спартака»

Внесенный правительством законопроект также запрещает мусорным полигонам отказывать региональным операторам в заключении договоров на приём отходов. На этих поправках особо настаивало правительство Московской области.

- Без этих изменений мы не можем проводить конкурс по выбору регоператора, потому что без гарантий по мусоропотокам инвесторы в эту сферу не придут, – цитирует РБК первого заместителя министра экологии и природопользования Московской области Павла Кириллова.

После принятия закона территориальные схемы будут утверждаться правительством России. Они должны содержать информацию обо всех свалках, в том числе и нелегальных, и скотомогильниках, а также об объёме и виде отходов, которые там накоплены, пояснила замдиректора департамента городской среды Минстроя Маргарита Поспелова. Иначе схема бессмысленна, считает она, поскольку именно на основе этих данных региональные власти должны принимать решения о целесообразности строительства полигонов, мусоросжигательных и мусороперерабатывающих заводов.

В качестве оптимального примера по разработке схемы вывоза мусора с конкретной территории зампредседателя комитета по природопользованию и экологии ТПП Алексей Агибалов приводит стадион «Открытие Арена» в Москве.

- Схема вывоза мусора для стадиона «Спартака» состоит из 350 листов. Территория досконально планируется – каждая улица, каждый перекрёсток, расстановка урн, – отметил Агибалов.

Планируется, что нижняя палата российского парламента рассмотрит законопроект в сентябре этого года, сообщила РБК председатель профильного комитета Госдумы Ольга Тимофеева.

А криминал против

Чиновники говорят, что при внедрении реформы готовы к сопротивлению со стороны «мусорной мафии» – операторов полигонов и компаний, которые сегодня занимаются вывозом отходов.

- Против изменений выступают те, кто давно работает на этом рынке и много инвестировал, – подчеркнул депутат Госдумы Олег Лебедев. – Они создают общественные организации, которые обращаются в региональные управления ФАС: мол, если заставлять мусоровозы везти отходы на определённые полигоны, то это нарушение закона о конкуренции.

По словам парламентария, сейчас управляющая компания платит за вывоз мусора транспортной компании и та сама решает, что с ним делать. При этом ТБО могут оставить в ближайшем карьере, овраге, на обочине дороги  или в лесу. Реформа отрасли предполагает изменение этой системы: деньги перевозчик получит только тогда, когда довезёт отходы до определённого полигона.

- Рынок обращения с отходами во многом серый и криминальный. Его легализация вызывает недовольство полукриминальных структур. Они будут инвестировать в формирование общественного мнения, чтобы остаться на мусорных потоках и, следовательно, при деньгах, – считает Андрей Чибис.