Российские власти вплотную взялись за спасение байкальского эндемика. Запрет на его промышленную добычу вступит в силу  уже с 1 января и продлится примерно три года, а впоследствии правительство будет уточнять сроки.

По данным Росрыболовства, впервые популяция омуля в озере сократилась в 2008 году сразу до 20 тысяч тонн, а в 2015-м уменьшилась ещё вдвое. Тем не менее, специалисты отмечают: восстановить запасы можно. Но для этого необходим комплексный подход – не только введение моратория, но и усиление рыбоохранных мер, и увеличение объёмов искусственного воспроизводства.

«Браконьерить уже не получается»

О том, что «рыбное табу» может обернуться массовым голодом, ещё в ноябре заявлял Депутат Госдумы от Иркутской области Михаил Щапов. Парламентарий назвал это решение «поспешным» и «плохо проработанным». По его мнению, местные жители, лишившись права на добычу омуля, могут остаться без средств к существованию. Речь идёт о более чем 15 тысячах человек.

Чтобы избежать подобных последствий, Щапов предложил перенести срок запрета (тогда его хотели ввести с 2017 года – прим. авт.) – чтобы дать властям Иркутской области и Бурятии возможность подготовиться и разработать комплекс мер по поддержке рыболовов. Он даже направил соответствующее письмо в Министерство сельского хозяйства России.

- Рисковать судьбами людей в такой ситуации я считаю неприемлемым, – цитировало его «Федеральное агентство политических новостей».

И хотя табу начнёт действовать только через полгода, жители прибайкальских деревень признались «ФедералПресс»: всё изменилось уже сегодня. Урезанные квоты не позволяют профессиональным рыбакам «кормиться от Байкала» и обеспечивать свои семьи, а потому в некоторых городах и сёлах близ озера начался отток населения – люди спешат поменять работу и переезжают в другие города.

- Промышленный лов уже сейчас толком не ведётся. Квоты такие небольшие – особенно по нашему иркутскому берегу, что профессиональным рыболовством семью не прокормить, – рассказал изданию потомственный рыбак из Байкальска Виктор Кузьмин. – Это продолжается не первый год, просто раньше браконьерили потихоньку. Сейчас с этим строго: второй раз поймают – уже уголовное дело завести могут. Да могут и с первого завести, если объёмы от ста кило. Сколько надо на продажу рыбаку-профессионалу? Ну, чтобы это назвать нормальным заработком, на всю команду из 5-7 человек должно быть сотни полторы кило. На удочку столько, конечно, не поймаешь. Но из нормальных мужиков с сетью в море сейчас никто не рискует выходить. Только самые отчаянные. И по берегу стерегут, и на воде каждый день катера с инспекцией ездят.

В Бурятии, по его словам, «каждый день кого-то ловят».

-  У нас таких отмороженных не так много. Большинство окончательно ушли из профессионального лова, – отметил Виктор Кузьмин.

На вопрос, куда же уходят настоящие байкальские рыбаки, жители отвечают, что чаще всего они вообще переезжают. Как правило, в крупные города Иркутской области.

- Или отправляются на севера, вахтовиками. У этих семья на побережье остаётся, – говорит Евгений Емельянов из Слюдянского района. – Но сколько бы ни говорили о новых рабочих местах в Байкальске и вообще по району,  работы здесь нет. Да, местный заводик, разливающий воду, немного рабочих мест дал, но 20 сотрудников – разве это делает погоду для 12 тысяч горожан? Браконьерить уже не получается. В итоге большая часть жителей уезжает. Отток идёт такой, что уже квартиры заметно подешевели.

«С удочкой не с руки»

Несмотря на сокращение рыболовных квот, в том же Байкальске на рынках по-прежнему можно найти омуль – и свежий, и солёный, и копчёный.

- Количество, конечно, сильно снизилось. И в цене он подскочил. Шутка ли – сравнялся с говядиной! – восклицает Виктор Кузьмин. – Но рыба есть, богатые туристы покупают. Кто его ловит, понятия не имею. Значит, всё-таки выходят с сетью. Частному рыбаку с удочкой не с руки на продажу ловить. Ну, поймает он десяток за день. Будет их копить, что ли? В одиночку этим на продажу не занимаются – только что свой стол разнообразить.

В Советском Союзе подобные ограничения вводились почти на 13 лет (с 1969-го по 1982-ый год): первые шесть действовал полный запрет, а в последующие семь омуль стали вылавливать мелкими квотами – для научных исследований и экспериментов. Тем не менее, опытные рыбаки отмечают: даже в те времена аборигены продолжали промышленную добычу байкальского эндемика.

- Частные баркасы с группами местных браконьеров всё равно выходили в море. Благодаря этому промысловые традиции и сохранялись, передавались потомкам. На моей памяти, в начале 80-х на юге Байкала, в нашем районе, каждую неделю по 2-3 лодки с командой рыбаков выходили, – поделился Евгений Емельянов. – Что в итоге позволило омулю выжить? Я не знаю. Природа? Или, может, местные рыбзаводы, которые занялись воспроизводством омуля?

По словам главы Росрыболовства Ильи Шестакова, сегодня воспроизводством рыбы уже занимается ряд предприятий, расположенных в Бурятии. Так, в 2016-м году байкальский филиал «Главрыбвода» заложил икру омуля, а уже в 2017-м специалисты выпустили первые партии мальков в озеро.

- Поэтому мы надеемся, что ситуация будет улучшаться. Но в целом  учёные говорят, что сейчас она достаточно напряжённая, – заявил Шестаков.

С рыбы на нерпу

Спор об ограничениях на вылов байкальского эндемика ведётся уже несколько лет. Изначально речь шла о пятилетнем запрете. Минувшей осенью стало известно, что он может растянуться на более длительный срок. В конце ноября активист ОНФ и депутат Госдумы Николай Николаев рассказал, что мораторий вступит в силу уже с 2017 года и продлится до 2019-го.

Он также призвал власти регионов сосредоточиться на помощи населению, которое может пострадать после введения ограничений. Отмечалось, что табу коснётся всех видов квот – за исключением рыборазводных заводов и Госрыбцентра. Напомним, на совещании в правительстве в мае прошлого года министр сельского хозяйства Бурятии Даба-Жалсан Чирипов признал, что запрет на вылов омуля – мера вынужденная и что это может «ударить по промышленникам, но другого пути нет».

- В нынешних условиях полумеры ничего не решат. Наши промышленники, занимающиеся выловом омуля, должны перепрофилироваться на другие виды деятельности, к примеру, на добычу нерпы или других видов рыб, – заявил министр. –  Также они могут заняться сельским хозяйством.

Однако глава Минприроды России Сергей Донской, который побывал в Бурятии в январе, заявил, что тотальный запрет на вылов байкальского эндемика все же вводить не станут. 

«Ситуация просто катастрофическая»

Спустя несколько дней в иркутских СМИ появились сообщения, что продавцы на рынках выдают омуль за другую рыбу и сбывают «подделку» приезжим.

- Продают подкопчённую и вяленую рыбу, привезённую из других регионов. Некоторые наловчились за омуль выдавать пелядь и даже ряпушку! По виду они похожи, но вкус, конечно, другой. Приезжий человек может не разобраться, –  написал на своей странице в Facebook один из местных жителей. –  Всё больше на прилавках рыбы, которая раньше считалась «мусором», зря забивающим сети. Появилась подкопчённая голомянка. Небольшая, не длиннее 10-12 сантиметров тушка – почти сплошной жир. Вкус на любителя. Люди приспосабливаются, короче. Не желают, понимаешь, помирать по государственному постановлению.

До недавнего времени сроки введения запрета на добычу омуля не назывались. А в марте стало известно: мораторию быть. Сообщалось, что он начнёт действовать с 1 января 2018 года. Квоты на текущий, 2017-й, на тот момент уже распределили: 62 тонны для Иркутской области и 108 – для Бурятии.

- Последние два года – 2015 и 2016 – запасы омуля в Байкале составили 10-11 тысяч тонн. Это общая биомасса. В связи с её сокращением ежегодно уменьшается количество производителей, заходящих на нерест,  – пояснил  на правительственном брифинге 20 марта директор  ФГУП «Госрыбцентр» Владимир Петерфельд. – Ситуация с нашим потенциальным воспроизводственным фондом просто катастрофическая. Факт снижения запасов налицо.

Ограничить любительскую рыбалку

Напомним, что параллельно с тотальным запретом на промышленную добычу байкальского эндемика федералы разработали ограничения и для рыбаков-любителей. Соответствующий приказ Минсельхоза России появился в конце июня на официальном портале правовой информации. В нём прописаны суточные нормы вылова на человека: 5 килограммов – для омуля, сига, тайменя, хариуса, тугуна, ленка и валька, 10 – для щуки и сазана и 20 – для мелкого частика и прочих рыб. 

О том, что в Бурятии могут ограничить любительскую рыбалку, в «Госрыбцентре» сообщили ещё минувшей весной. Отмечалось, что летний лов рыбы попадёт под табу: разрешат только подлёдный, и то в специально отведённых для этого местах.  

- Это было сделано, чтобы смягчить социальную напряжённость в регионах, прилегающих к Байкалу. Но полностью избежать её довольно сложно, – пояснил директор ФГУП «Госрыбцентр» Владимир Петерфельд.

Проект вынесли на общественное обсуждение. Тогда же специалисты назвали и суточные нормы вылова, отметив, что это позволило исправить существовавшую ранее брешь.

- Любительское рыболовство сегодня осуществляется без норм, бесконтрольно в любом месте. Считаю, что это тоже не совсем правильно, – подчеркнул руководитель «Госрыбцентра».