С каждым годом состояние Байкала вызывает всё большее беспокойство у экологов, общественников и простых людей. Причин тому множество – и планы по возведению ГЭС, и обмеление, и появление спирогиры, а ещё – загрязнение озера химикатами и фекалиями.

На днях глава Минприроды России Сергей Донской дал большое интервью газете «Аргументы и факты». Он рассказал о сортировке и переработке мусора в российских регионах, развитии инфраструктуры на особо охраняемых природных территориях, борьбе с браконьерами и о будущем Арктики. Прокомментировал министр и ситуацию, сложившуюся вокруг «жемчужины Сибири». Главным источником загрязнения озера  он назвал Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат.

- Благодаря позиции правительства ЦБК был закрыт в 2013 году. Но остаётся значительный негативный фон, связанный с работой ЖКХ, старыми полигонами, брошенными предприятиями. Во многих городах по берегам озера нет очистных сооружений. В первую очередь нужно строить их, в том числе в Улан-Удэ, – считает Сергей Донской. – Это приоритетные задачи, поэтому на создание очистных в столице Бурятии деньги в этом году выделили  из резервного фонда правительства. Продолжается строительство канализационных очистных сооружений в Иркутске, ещё целого ряда очист­ных и полигонов. В результате этой работы мы сможем гарантировать потомкам, что, как и сегодня, из Байкала можно будет пить чистейшую воду. 

Ещё одна проблема, по мнению Донского – рост потока туристов.

- Нужна туристическая инфраструктура. Никто не заинтересован ограничивать доступ к Байкалу. Но сохранять то, что дала природа, должны не только органы власти, но и каждый местный житель, каждый турист, – подчеркнул он.

Опасные отходы

Тревожные публикации, посвящённые Байкальскому целлюлозно-бумажному комбинату, в последнее время всё чаще появляются не только в региональных, но и в федеральных СМИ. О том, что закрывшееся в 2013 году предприятие продолжает угрожать озеру, в мае 2016 года рассказали журналисты «Вести-Иркутск».  А спустя два месяца  «Известия» сообщили: проблема ликвидации отходов комбината остаётся неразрешимой задачей для науки и властей. Сегодня тонны мусора хранятся в так называемых картах-накопителях, дно которых покрыто водонепроницаемым экраном, а стенки изолированы слоем асфальта. Строились они ещё в начале 70-х годов прошлого века.

- Эти отходы представляют собой шлам-лигнин, золу от сжигания шлам-лигнина, золу и шлаки от сжигания угля и содержат большое количество различных загрязняющих веществ, которые попадают в Байкал с подземными и паводковыми водами, – рассказал «Известиям» глава комиссии по экологии Общественной палаты России Сергей Чернин.

Все надежды возлагались на проект по утилизации, который получил положительное заключение государственной экологической экспертизы. Предполагалось, что мусор забетонируют и озеро будет вне опасности. Однако технологию, которая разрабатывалась много лет, признали бесполезной.

- Классы опасности отходов после утилизации, описанные в проектной документации, не совпали с результатами лабораторно-химических исследований, – рассказала тогда изданию начальник управления государственного экологического надзора Росприроднадзора Наталья Соколова.

Всемирный фонд дикой природы даже окрестил БЦБК главным врагом Байкала, включив «жемчужину Сибири» в «десятку» мест, которые Россия может потерять в ближайшие годы.

- Печально известный комбинат сбрасывал отходы производства в самый большой в мире пресный водоём в течение десятков лет. Более 95 % загрязняющих вод поступало именно из БЦБК. Особенно досталось южному Байкалу. Сегодня озеро по-прежнему нуждается в очистке. Ему угрожает и ряд других факторов, среди которых, например, воздействие гидроэнергетики на уровень воды, – сообщал портал naked-science.ru.

Во время своего визита в Бурятию минувшей зимой Сергей Донской заявил журналистам: рекультивация отходов, накопленных за 50 лет работы БЦБК, должна начаться в 2017 году.

- Общими усилиями надо закончить все эти мероприятия. Средства есть, нужно переходить в практическую плоскость. Год экологии у нас нацелен на то, чтобы хотя бы начать уже реализацию и перестать обсуждать то, что мы знаем (технологии переработки шлам-лигнина), – подчеркнул он.

Он также подтвердил передачу полномочий по управлению комбинатом на региональный уровень, отметив, что Иркутская область готова взяться за эту работу.

«Жизнь на озере превратится в «бордель»

В  последние годы специалисты бьют тревогу и из-за возросшего потока туристов на Байкал, причём больше всего страдает от них иркутское побережье.  Ещё осенью на эту проблему обратил внимание орнитолог и эколог Виталий Рябцев. Он заявил: на фоне сокращения количества отдыхающих  из Европы, США и Японии – в большинстве своём «экологически воспитанных», на озере наблюдается взрывной рост численности гостей из Китая, которые к природе относятся ещё более потребительски, чем россияне. Бизнесмены из Поднебесной покупают турбазы и земельные участки и создают сугубо китайскую туристическую инфраструктуру. К примеру, летом 2016-го в Хужире появилась первая китайская гостиница, причём весьма «вместительная».

Учёный высказал опасения, что вскоре туристы из КНР будут проживать на Ольхоне только в китайских гостиницах и обслуживаться только китайским персоналом, включая водителей и гидов.  Он даже предложил наложить мораторий на строительство новых турбаз и гостиничных домов на Ольхоне и ограничить возможности иностранцев владеть и заниматься туристическим бизнесом, руководствуясь опытом Таиланда.

Минувшей весной известная американская газета «The New York Times» опубликовала статью, посвящённую Байкалу. Издание назвало сортиры и китайцев главной угрозой для озера.

- Туалеты – главный предмет разговоров на Байкале в эти дни, по крайней мере, среди людей с экологическим сознанием, – отмечает автор публикации Нил Макфаркуар. – Годами главным воплощением зла для них был Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, располагавшийся на побережье и изрыгавший загрязнения в великолепное озеро, которое содержит примерно пятую часть пресных вод (не в виде льда) на поверхности Земли.

Жители Поднебесной устремились на Байкал после падения рубля в 2014 году, пишет «The New York Times» и напоминает о планах команды российских и китайских инвесторов потратить более 11 миллиардов долларов на строительство гостиниц и другой туристической инфраструктуры на иркутском побережье. 

- Экологи обеспокоены тем, что если план будет осуществлён, жизнь на озере превратится в «бордель», а экологии будет нанесён вред, – подчёркивает издание.