Сам центр уже давно не нуждается в представлении. Там находятся люди с самыми тяжелыми заболеваниями и практически все с диагнозом «умственная отсталость». Не так давно там жили дети, но с конца весны их перевезли в Улан-Удэ, где они могут получать лечение более оперативно. На их же место привезли взрослых больных из Улан-Удэ и Новой Бряни. 

Местные жители, увидев новичков, ужаснулись и стали беспокоиться за работающих в центре родных. 

- Привезли мужиков, они все в наколках, на зоне сидели. Многие женщины, которые там работают, боятся их. Моя там тоже. Думали сначала, пусть увольняется от греха подальше, но у нас больше негде работать, - жалуется местный житель. 

Стоит отметить, местечко, где находится центр, довольно живописное и оторванное от цивилизации. Заезжая в село, кажется, что местным жителям должны быть неведомы истории из криминальных сводок. Но, как выяснилось, это не так. 

К нам в редакцию обратился двоюродный брат одной из воспитанниц центра с просьбой помочь разобраться в ситуации. 

Баянгольский центр для инвалидов

Избила мама 

21-летняя Наталья уже семь лет находится в комплексном центре социального обслуживания населения «Баянгол». У нее есть родная сестра Таня, которая сейчас учится в педколледже, а летом подрабатывает вожатой в детском лагере. Таня, в отличие от Наташи,  здорова. Наташа же передвигается с трудом, и то по большей части на коляске. У нее ДЦП. По словам брата, она имела все шансы вырасти нормальным ребенком и устроить свою жизнь, если бы не родная мать. 

- Нам рассказывали, что, когда Наташа была маленькой, ее мать, моя тетя, хотела идти гулять, но бабушка не отпустила. И тогда она психанула и, схватив Наташу, ударила ее об печку. В школе ей с трудом давалась учеба, она плохо читает до сих пор. Ходить она может, но опираясь на что-то, - рассказывает брат Сергей. 

Девочки, по сути, были предоставлены сами себе. Мать злоупотребляла спиртным, забывая о своих родительских обязанностях. И, в конце концов, ее лишили родительских прав. Сестер сначала определили в Клюевский социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних, но через год разлучили. Таню отправили в детский дом, а Наташу - в Баянгольский комплексный центр. 

К совершеннолетию жизнь младшей сестры сложилась намного лучше. 18-летняя Таня после школы переехала в Улан-Удэ, где поступила в колледж. Жила в общежитии. А Наташа из-за болезни осталась в Баянголе. Несмотря на расстояние, сестры не теряли связь и старались общаться как можно чаще. Таня отдала свой старенький телефон старшей сестре, чтобы та могла звонить ей и брату.  

Татьяна и Наталья, хоть и живут далеко друг от друга, но не теряют связь и стараются общаться как можно чаще

Поздний звонок 

Созванивались родные, как правило, по вечерам. Наташа подолгу расспрашивала о делах и рассказывала о соседях по палате и медперсонале. В основном она хвалила нянечек, и поэтому родные были спокойны. Но однажды все изменилось. 

В два часа ночи Наташа позвонила брату. Удивленный столь позднему звонку, Сергей быстро взял трубку. Сестра в слезах рассказала, что ее только что изнасиловали воспитанники центра. 

- Она мне позвонила и сказала, что ее изнасиловали два парня, которые проживают в этом же доме. Одному 20 с лишним лет, второй помладше. Конечно, я понимаю, что Наташа склонна преувеличивать, но в тот момент все звучало правдиво. Она плакала по-настоящему, и меня это насторожило.  Я сразу позвонил в полицию. На следующий день обратился к уполномоченному по правам человека. Наутро позвонил директору, но тот был агрессивным, накричал на меня по телефону и сказал, что ей лечиться надо, мол, она больная, - рассказывает Сергей. 

На следующий же день Наташу повезли  в райцентр к гинекологу, начались допросы персонала, директора. 

Изнасилование не подтвердилось. Гинеколог ничего характерного не заметил, и следственный комитет, начав проверку и не найдя доказательств, не стал возбуждать уголовное дело. 

Давай деньги 

На время разбирательств девушку перевезли в психдиспансер в Улан-Удэ, где она пробыла месяц. Но по возвращении ее ждали новые испытания. Молодые люди, на которых она указала как на насильников, стали вымогать у нее деньги. 

- Я сам лично слышал по телефону. Мы с ней разговаривали, и к ней подошли какие-то ребята. Она забыла «сброситься», и я услышал, как они требовали у нее деньги, - рассказывает Сергей. – Она и раньше часто просила закинуть ей деньги на телефон. Мы не понимали, зачем ей, ведь она только с нами и разговаривала. 

Понимая, что вся эта шумиха ничем не закончилась, а только, наоборот, усугубилась для самой Наташи, родственники пожелали перевести ее в другое медучреждение. 

- От всего этого будет плохо только сестре. Наташа нам уже позвонила и сказала, что к ним приезжает врач, и ей пропишут какие-то препараты. Когда она лежала в психдиспансере в Улан-Удэ, ее врач сказал, что она вполне адекватная и в лекарствах нет необходимости. Я не знаю, что там происходит, но мы требуем перевода Наташи в другой центр, либо мы идем с заявлением в прокуратуру, - пригрозили родные девушки. 

Им нужна жилплощадь! 

Нам удалось связаться с директором комплексного центра и выслушать его точку зрения. 

- Факта изнасилования как такового не было, следственные органы этим уже занимались. Гинеколог посмотрел и ничего не обнаружил. Родственники просто на этом фоне хотят, чтобы им выделили жилую площадь. Ее младшая сестра получит квартиру как сирота. Наташа тоже должна бы получить, но только если у нее будет опекун. Говорить в наше время можно все что угодно, - считает  Юрий Жамсаранов, директор комплексного центра социального обслуживания населения «Баянгол». 

Однако брат уверяет, что квартирный вопрос здесь ни при чем: 

- У нас пока нет возможности забрать Наташу. Таня еще учится, я только получил диплом. Нужно искать работу. Мы узнавали, что нужно, чтобы забрать сестру. Но, допустим, мне, пока я не приобрету свое жилье, не смогут ее отдать. Мы просто хотим перевода. И все. 

Чтобы разрешить спор, мы обратились в Министерство социальной защиты населения Бурятии. 

- В соответствии с законом о психиатрической помощи в ближайшее время специалисты министерства установят личное мнение клиентки. Если она согласна, то  перевод будет осуществлен, но лишь в том случае, если найдется клиент, который согласится на перевод в Баянгол. Если таких желающих не найдется, то в порядке очередности ей можно будет предоставить место в Мухоршибирском психоневрологическом интернате, после завершения строительства второго спального корпуса, - сообщили в пресс-службе ведомства. 

По информации министерства, в данное время на очереди состоят 70 человек.  Сдача объекта планируется в конце этого года. И, возможно, уже в следующем новые пациенты, в том числе и Наталья, могут туда заселиться.