- Последние два года – 2015 и 2016 – запасы омуля в Байкале составили 10-11 тысяч тонн. Это общая биомасса. В связи с её сокращением ежегодно уменьшается количество производителей, заходящих на нерест,  – пояснил  на правительственном брифинге 20 марта директор  ФГУП «Госрыбцентр» Владимир Петерфельд. – Ситуация с нашим потенциальным воспроизводственным фондом просто катастрофическая. Факт снижения запасов налицо.

На минувшей неделе Всемирный фонд дикой природы  (WWF) составил рейтинг мест, где от рыбы осталось только одно название. Всего таковых на Земле семь. Три находятся в США – Кейп-Код (мыс Трески) в штате Массачусетс, Шарк-Пойнт («акулье место») во Флориде и озеро Редфиш (дословно «Красная рыба») в Айдахо. Кроме того, в списке значатся река Авача в Камчатском крае, река Осётр, которая протекает по территории Московской, Рязанской и Тульской областей, Сиби-но-Саки (Тунцовый мыс) на японском острове Хоккайдо, а также гора в Бурятии.

- В Тарбагатайском районе республики возле реки Селенга – крупнейшей из впадающих в Байкал – есть гора Спящий Лев. Другое название – Омулёвка, гора Омулёвая. Как писал Матвей Николаевич Мельхеев, известный советский топонимист, в своей книге «Топонимика Бурятии», она названа так потому, что до этого места поднимался на нерест омуль в больших количествах, – говорится на официальном сайте международной общественной организации.

WWF отмечает: сегодня омуля в Селенге почти не встретишь, как и в другой водоносной артерии Байкала – реке Баргузин.

- По данным статистики, устойчивое снижение вылова рыбы этого вида наблюдается в озере на протяжении уже почти полутора десятков лет, – подчёркивают во Всемирном фонде дикой природы. – Впрочем, на сегодняшний день у учёных и рыбопромышленников нет единого мнения о причинах сокращения подходов омуля.

По одной из версий, во всём виноваты рыбаки, которые превышают допустимые объёмы вылова и, по сути, осуществляют браконьерство в промышленных масштабах. Другие уверены, что всё дело в многочисленных прожорливых нерпах и бакланах – после запрета на охоту их численность резко возросла. Третьи вообще списывают происходящее на последствия глобального изменения климата и связывают снижение популяции омуля с потеплением воды в Байкале.

По данным Продовольственной организации ООН, 90 % морских промысловых запасов уже освоены человеком и никогда не смогут восстановиться до прежней численности, отмечают в WWF. Многие из них крайне истощены уже сегодня, а в некоторых местах, в прошлом знаменитых своим изобилием, рыбы не осталось совсем.

Тайм-аут для омуля

Напомним, уже с 1 января 2018 года в силу вступит запрет на промышленную добычу омуля. Он продлится примерно три года, а впоследствии правительство будет уточнять сроки. Кроме того, федералы разработали ограничения и для любителей, которые ездят порыбачить на Байкал. Соответствующий приказ Минсельхоза России был опубликован на днях на официальном портале правовой информации. В нём прописаны суточная  норма вылова – не более 5 килограммов на человека. Столько же – для сига, тайменя, хариуса, тугуна, ленка и валька. Норма для щуки и сазана чуть выше – 10 килограммов, а  для мелкого частика и прочих рыб она составляет 20 килограммов.

Впервые популяция в озере сократилась в 2008 году сразу до 20 тысяч тонн, а в 2015-м уменьшилась ещё вдвое. Тем не менее, специалисты отмечают: восстановить его запасы можно. Но для этого необходим комплексный подход – не только введение моратория, но и усиление рыбоохранных мер, и увеличение объёмов искусственного воспроизводства.

«Запрещать не имеет смысла»

Спор об ограничениях на вылов байкальского эндемика продолжался не один год. Ранее речь шла о пятилетнем запрете, однако минувшей осенью стало известно, что он может растянуться и на более длительный срок. В конце ноября активист ОНФ и депутат Госдумы Николай Николаев рассказал, что мораторий вступит в силу уже с 2017 года и продлится до 2019-го.

- Я направил запрос в правительство России по этому вопросу и получил ответ от Росрыболовства. В нём сказано о введении такой меры, – пояснил Николаев в интервью ТАСС.

Он также призвал власти регионов сосредоточиться на помощи населению, которое может пострадать после введения ограничений.

Отмечалось, что табу коснётся всех видов квот – за исключением рыборазводных заводов и Госрыбцентра. Напомним, на совещании в правительстве в мае прошлого года министр сельского хозяйства Бурятии Даба-Жалсан Чирипов признал, что запрет на вылов омуля – мера вынужденная и что это может «ударить по промышленникам, но другого пути нет».

- В нынешних условиях полумеры ничего не решат. Наши промышленники, занимающиеся выловом омуля, должны перепрофилироваться на другие виды деятельности, к примеру, на добычу нерпы или других видов рыб, – заявил министр. –  Также они могут заняться сельским хозяйством.

Однако глава Минприроды России Сергей Донской, который побывал в Бурятии в январе, заявил, что тотальный запрет на вылов байкальского эндемика вводить не станут.

- Любительское рыболовство запрещать не имеет смысла. В  первую очередь потому, что оно не имеет столь негативного влияния. Восстановление популяции произойдёт даже при его наличии, – отметил он. 

«Подделать» омуль

Через некоторое время в иркутских СМИ появились сообщения, что продавцы на рынках начали выдавать за омуль другую рыбу и сбывают «подделку» приезжим.

- Продают подкопчённую и вяленую рыбу, привезённую из других регионов. Некоторые наловчились за омуль выдавать пелядь и даже ряпушку! По виду они похожи, но вкус, конечно, другой. Приезжий человек может не разобраться, –  написал на своей странице в Facebook один из местных жителей. –  Всё больше на прилавках рыбы, которая раньше считалась «мусором», зря забивающим сети. Появилась подкопчённая голомянка. Небольшая, не длиннее 10-12 сантиметров тушка – почти сплошной жир. Вкус на любителя. Люди приспосабливаются, короче. Не желают, понимаешь, помирать по государственному постановлению.

До недавнего времени сроки введения запрета на добычу омуля не назывались. А в марте стало известно: мораторию быть. Сообщалось, что он вступит в силу в январе 2018-го и продлится примерно три года. Квоты на текущий, 2017-й, на тот момент уже распределили: 62 тонны для Иркутской области и 108 – для Бурятии.

- Последние два года – 2015 и 2016 – запасы омуля в Байкале составили 10-11 тысяч тонн. Это общая биомасса. В связи с её сокращением ежегодно уменьшается количество производителей, заходящих на нерест,  – пояснил  на правительственном брифинге 20 марта директор  ФГУП «Госрыбцентр» Владимир Петерфельд. – Ситуация с нашим потенциальным воспроизводственным фондом просто катастрофическая. Факт снижения запасов налицо.