Международная конференция «Байкал как участок всемирного природного наследия: 20 лет спустя» состоится в Бурятии 26-29 июля. Конференция посвящается двум значимым событиям: Году экологии и Году особо охраняемых природных территорий (ООПТ) в России, а также 60-летию Сибирского отделения РАН. Один из ключевых вопросов повестки представительного форума - что сделано за последние десятилетия для Байкала, как Участка всемирного наследия?  На эту и другие темы мы беседуем с академиком РАН, научным руководителем Байкальского института природопользования Арнольдом Тулохоновым. 

- Арнольд Кириллович, что было 20 лет назад?  Что является точкой отсчёта? 

- 20 лет назад Байкал был включен в список Участков всемирного природного наследия и принят первый в России региональный экологический закон «Об охране озера Байкал». Что за это время произошло и что нам делать дальше? Если предстоящая конференция ответит на этот вопрос, то значит она выполнит одну из поставленных нами задач. 

- Какие темы предполагается обсудить? 

- Главную тему докладов можно сформулировать как поиск путей к повышению духовного и материального уровня людей, живущих у Байкала, в неразрывной связи с проблемой сохранения природы этого уникального уголка нашей планеты. Предполагается обсудить итоги международного сотрудничества на Байкале, результаты научных исследований по сохранению флоры и фауны озера и прибрежных территорий, проблемы образования для устойчивого развития и возможности «зеленой» экономики Байкальского региона. 

- Насколько поддержана ваша инициатива? 

- Когда я был в Совете Федерации, а это было больше года назад, я предложил Валентине Ивановне (Матвиенко В.И. - председатель Совета Федерации Федерального Собрания РФ, прим. ред.) возглавить это мероприятие, потому что со временем ухода Байкальского форума, у нас нет площадок для обсуждения «байкальских» тем. Так что инициатива моя на сегодня поддержана Советом Федерации, Министерством природных ресурсов и экологии РФ, ФАНО, СО РАН, Русским географическим обществом. 

Правительство Бурятии в лице Министерства природных ресурсов РБ поддержало проект и как принимающая стороны выступает организатором, а со стороны науки - наш Байкальский институт природопользования БНЦ СО РАН. Что касается международных партнёров, то на этот раз мы акцент сделали на страны АТР – Монголия и Китай, так как деятельность этих стран напрямую влияет на экосистему озера Байкал. 

- Вы стояли у истоков событий, связанных с проведением первых международных конференций на Байкале. Расскажите, как всё начиналось? 

- В 1994 г., как только открылся железный занавес, мы совместно с академиком Коптюгом (Валентин Афанасьевич Коптюг – вице-президент РАН с 1980 по 1997 гг., прим. ред.) провели конференцию, которая называлась «Байкал как модельная территория устойчивого развития».  Впервые тогда собрали представителей международного научного сообщества, имеющих отношение к Байкалу и природоохранной деятельности. Интересно, что деньги нам на это мероприятие дал научный комитет НАТО. На тот момент у нас была такая крепкая дружба. В 1998 г. была другая конференция, которая называлась уже «Итоги международного сотрудничества». Обозначив Байкал, как Участок всемирного наследия, мы должны понимать, что это мировое достояние, соответственно, всем миром мы должны решать «байкальскую» проблему. 

- Событий, надо полагать, за это время немало произошло, что из них вам запомнилось больше всего, что было важным и значимым? 

- Постановление 1987 г. ЦК КПСС Совета Министров. Это было последнее партийное правительственное постановление, которое подвело итог плановой экономики. Мы должны констатировать, что для решения «байкальской» проблемы было сделано в тот период очень много и даже несопоставимо больше, чем для любой другой российской территории. Были решены многие природоохранные задачи. К примеру, строительство очистных сооружений в г. Улан-Удэ, строительство грузосборочной дороги в Баргузинской долине, полный водооборот на Селенгинском ЦКК, запрет на молевый сплав по байкальским рекам и т.д. С тех пор прошло 30 лет и мало что изменилось. В основном наше перестроечное правительство говорило лозунги, выпускало всевозможные постановления, но реального вклада в решение проблем на Байкале не было. За всё это время ни одна федеральная программа по Байкалу так и не выполнена. 

В то же время, за последние годы в нашей стране и в мире произошли колоссальные изменения - в государственном устройстве, в экономике, созданы сотни заповедных территорий. Однако проблема сохранения окружающей природы на Байкале по-прежнему существует и обретает новые формы и содержание. При всём при этом, сегодня Бурятия «кувыркается» сама по себе, как может. Так быть не должно. 

- На Байкальской природной территории, как известно, находится также Иркутская область, Забайкальский край. Какое их участие? 

- Проблему Байкала мы должны решать всем миром, сообща, но центр решения должен быть у нас здесь, в Бурятии. Меня мало кто в этом вопросе поддерживает и понимает, но я считаю, что для Бурятии это жизненно важный интерес. Байкал для Бурятии – это вопрос жизни. Можно сказать, что сохранение озера – это миссия бурятского народа, и мы, как народ, должны это осознавать. 

- Расскажите о коллизии сегодняшнего природоохранного законодательства.  И что с этим делать? 

- Сегодня Байкал единственный объект, который находится под защитой федерального природоохранного закона «Об охране оз. Байкал». Однако его реализация ограничивает конституционные права местных жителей и хозяйственную деятельность на территории всей Байкальской природной территории. 

Между тем, принципы устойчивого развития, утвержденные на всемирном саммите в Рио-де-Жанейро утверждают, что сохранение окружающей среды должно совмещаться с экономическим развитием, обеспечивающим достойный уровень населения. 

Поставленной цели можно добиться только в том случае, когда правительство, законодатели и население находят общие интересы. Как говорил Сент-Экзюпери устами маленького принца: «Власть, прежде всего, должна быть разумной. Если ты повелишь своему народу броситься в море, он устроит революцию. Я имею право требовать послушания, потому, что веления мои разумны». К сожалению, сегодня власть далека от народа. 

- В идеале, каким вы видите результат конференции? 

- Мы написали проект решения, в котором излили боль своей души, и если мы в этот проект впишем конкретику и примем его, то с помощью Совета Федерации мы можем сдвинуть эту проблему. На самом деле она уже сдвинулась с места и сдвинулась очень просто. Вот я четыре года вместе со своими коллегами занимался в Совете Федерации разработкой документов по Байкалу для Госдумы, но они по разным причинам, дальше так и не двигаются. А тут ольхонцы пожаловались по прямой линии нашему президенту Путину, и он одним пальцем ткнул и сказал:  «Решить».  И тут же вышел документ - решить все проблемы, которые обозначили ольхонцы. Всё! Точно также в 2007 г. Путин одним пальцем отодвинул трубопровод от Байкала.  Поэтому иногда возникает вопрос – а зачем всё это наше «кувыркание» нужно, когда у нас в стране все можно решать одним пальцем? 

- На что направлены разработанные законы? 

- Они направлены, как мы говорим научным языком, на устойчивое развитие Байкальского региона. Ключевым вопросом в решении поставленной задачи сохранения окружающей природной среды является интерес местного жителя. На берегах озера должна развиваться экономика, в которой основным деятелем является человек, живущий здесь. А для этого он должен иметь собственность и ее сохранять. Проще говоря, я всегда утверждаю, что человек голодный охранять Байкал не может. Он всю жизнь ловил рыбу и этим кормил свою семью, а сегодня ему запрещают это делать. При этом альтернативы никакой не предлагают. Поэтому его сначала надо накормить, а потом уже требовать. Как делается во всём мире. 

- Что из мировой практики вы бы взяли на вооружение? 

- Сам подход. Никто нигде в мире не создаёт запретных зон. Трудно представить, что для сохранения Женевского озера или оз. Мичиган органы власти будут создавать какие-то особые центральные зоны. Вблизи этих озер великолепно сосуществуют и атомные предприятия, и химические заводы, и никто не исходит криком, взывая закрыть эти предприятия или делать водоохранную зону.  Всё делается на уровне законов, культуры и ответственности. 

И в основу такого баланса заложены высокая степень ответственности хозяйственных субъектов, руководителей всех уровней и широкое использование экологобезопасных технологий производства. Таким образом, в равной степени сочетаются интересы развития экономики и сохранения природной среды. У нас же такие подходы пока являются скорее исключением, чем правилом. 

- Как вы считаете, всё-таки кто должен задавать вектор для решения «байкальских» проблем? 

- Наука.  В этом деле ведущая роль принадлежит науке, которая не только объективно оценивает экологическое состояние региона, но и разрабатывает новые экологобезопасные технологии развития её экономики. 

- Как мы можем менять ситуацию к лучшему, на ваш взгляд? 

- Есть три вещи, которые регулируют поведение общества – кнут, пряник и совесть. У нас пока даже кнута нет.  Вы слышали, чтобы хоть раз кого-нибудь посадили за экологические нарушения? Кстати, в Постановлении ЦК КПСС 1987 года говорилось о наказании виновных за невыполнение заданий по Байкалу. Вот тогда был результат. А сегодня чтобы ни делал, как бы не воровал, тебя могут только повысить. 

- И в заключении, каким бы вам хотелось видеть будущее Байкала и его жителей? 

- Опять скажу лозунг – у самого богатого места в мире, должны жить самые богатые люди. Вот и всё. 

- Спасибо за откровенные ответы на наши вопросы. 

- Спасибо вам. 

Справка infpol.ru
Первая международная конференция «Человек у Байкала», посвященная решению экологических проблем Байкальского региона, состоялась в сентябре 1990 г. в Улан-Удэ. Инициатива Бурятского научного Центра СО АН СССР была поддержана Комитетом по вопросам экологии и рационального использования природных ресурсов Верховного Совета СССР, Верховным Советом и Советом Министров Бурятской ССР. В конференции приняли участие ученые, народные депутаты СССР, РСФСР, Бурятии и представители деловых кругов, общественных организаций из Великобритании, Индии, Канады, Китая, Монголии, США, ФРГ и других стран.  В декабре 1996 года в Мехико на очередном заседании ЮНЕСКО озеро Байкал был включен в список Участков всемирного наследия и принят первый в России региональный экологический закон «Об охране озера Байкал».