С незапамятных времен он стал настоящим символом северных народов. Олень оказался для них единственным животным, который мог обеспечить людей всем необходимым для жизни в непростых условиях: вкусным мясом, полезным молоком, одеждой и даже теплым жилищем. А еще в условиях толстого снежного покрова, болот и всего того, что принято называть «бездорожьем», олени с успехом выполняют роль тягловой силы. Оленьи упряжки и по сей день остаются самым надежным и быстрым средством передвижения и в минус 50, когда от холода лопается металл, и в весеннюю распутицу, когда в тайге намертво встают вездеходы. Поэтому-то олень всегда был и остается для эвенков другом, средством выживания и надежным помощником. Недаром старожилы говорят: «Не будет оленя, не будет и эвенка».

На грани

В 70-е годы XX века Баунтовский район был настоящей житницей оленеводческой отрасли республики. Тогда поголовье домашних оленей составляло более 3500 особей, которых разводили на пяти оленефермах.

К сожалению, 90-е годы внесли печальные коррективы. Уже к началу 2000-х годов поголовье домашних оленей в Баунтовском районе сократилось до сотни (!). Встала реальная и пугающая перспектива полного исчезновения этих благородных и сильных животных на севере Бурятии. А ведь, как помните, «если не будет оленей, не станет и эвенков»…

Герои севера

По счастью, именно в этот тяжелейший для оленеводческой отрасли Бурятии момент появились люди, которые решили изменить ситуацию.  Чего это им стоило, знают немногие. В жару и холод, в пургу и под палящим солнцем, в глухой и непроходимой тайге, где зимой температура воздуха опускается ниже 50-градусной отметки, в сотнях километров от ближайшего населенного пункта они буквально выходили умиравшую популяцию единственного тогда оленеводческого предприятия «Талой».  Как им это удалось, каких титанических усилий это стоило, знают только они… Но факт то, что сохранить поголовье баунтовских оленей удалось лишь благодаря энтузиазму семьи Виктора и Ольги Мордоновых. Олени Баунта были спасены.

Как рассказали нашему корреспонденту Виктор и Ольга, следующим этапом должно стать возрождение некогда славного оленьего стада на севере республики.

Одинь день оленевода

Обычное рабочее утро на стоянке Мордоновых у реки Талой начинается в 5 утра, когда таежный воздух еще полон ночной свежести. Путь  к пастбищу, где олени могут пожевать молодую зеленую травку и свой любимый мох-ягель, долгий. Но этот утренний «променад» необходим для животных.

– Ягель – он для оленя как хлеб, - говорит нам Виктор Степанович, подгоняя стадо.

Тайга здесь дикая, поэтому оленеводы внимательно следят за стадом, оглядываются по сторонам, все ли в порядке, не отстал ли какой из оленей. Тут надо смотреть в оба, хищников в тайге хватает. Но еще надоедливее  пауты, коих в тайге кружит огромное количество. Жалят и кусают они очень больно.

- Обычно мы стараемся вернуться на стойбище до обеда, до начала жары, чтобы укрыть животных в тени навесов от паутов, - рассказывает оленевод.

Пока мужчины отводят оленей на пастбище, Ольга Владимировна без дела не сидит. Надо связаться по рации с райцентром, доложить обстановку, заказать при необходимости продукты и материалы, испечь хлеб, приготовить обед. А там и до ужина рукой подать.

Когда дневная жара спадает, мужчины вновь выводят оленей на пастбище. И лишь к позднему вечеру оленье стадо окончательно загоняют на стойбище. Перед сном оленям еще нужно обязательно дать кормовые добавки. После короткого ужина необходимо переделать массу домашних дел. В итоге работа на стойбище заканчивается только к ночи.

А с первыми лучами солнца все начинается по устоявшемуся распорядку. И так каждый день! В летнюю жару и в трескучие морозы.  Вдали от цивилизации, интернета и сотовой связи. Но держать оленей можно только так. Другой вопрос, что не каждый человек это сможет выдержать. Мордоновы этот экзамен успешно сдали.

Помощь идет

То, что Мордоновым удалось сохранить популяцию баунтовского оленя, иначе как подвигом и не назовешь. Но сейчас перед ними, как говорилось выше, встала новая, не менее сложная задача -  возродить оленеводство в Баунте. Начало положено. И для дальнейшего развития нужны такие силы и средства, которых у оленеводов просто нет. Однако без помощи Мордоновы не остались.

Еще в 2014 году Забайкальское горнорудное предприятие (ЗГРП) выкупило за 2,5 млн рублей у обанкротившейся общины «Дылача» небольшое стадо из 104 оленей, которое и было передано Мордоновым. Семью приняли в штат ЗГРП со всеми положенными записями в трудовую книжку, гарантированным социальным пакетом и хорошей зарплатой. В таежной глуши для семьи оленеводов и их помощников постарались создать комфортные условия для того, чтобы люди продолжали свое доброе дело.

- Раньше мы зимовали в старом и ветхом домике, покрытом рубероидом, - вспоминает Виктор Мордонов. – Затем ЗГРП построило нам новую зимнюю стоянку с двумя брусовыми домами. Возвели баню, здание дизельной электростанции, склады. В общем, сделали все, чтобы мы работали и жили в нормальных условиях.

Крепкая связка «ЗГРП – Мордоновы» взаимовыгодна. С фермы свежая оленина поступает в вахтовый поселок предприятия, и блюда из нее постоянно присутствуют в рационе нефритодобытчиков. Между прочим, это как раз то, что нужно людям, занятым на горнорудном производстве. Как заверяют специалисты-диетологи, мясо оленя – это настоящий кладезь витаминов и минералов. Оленина относится к здоровой пище, отличается высоким содержанием полезных веществ и идеально подходит для спортсменов и людей, занимающихся тяжелым трудом.

От 100 к 500!

Нынешний сезон стал для оленеводов Мордоновых богатый на приплод. Стадо стало больше на 53 теленка и достигло 196 голов. 

- Это самый большой приплод с 2014 года! – поделилась с нами своей радостью Ольга Мордонова.

Случилось это благодаря тому, что в стадо была влита «свежая кровь». В прошлом году ЗГРП закупило в Окинском районе 10 оленей-производителей. На достигнутом останавливаться не собираются. В этом году планируется купить 20 оленей-важенок в Тыве. Вообще же Мордоновы и ЗГРП планируют уже в ближайшие годы довести стадо оленей до 500 голов.

Шанс на прорыв

Сразу скажем, что для ЗГРП оленеводство не коммерческий проект. Никакой прибыли от этого они не ждут. Для предприятия важна задача поддержать коренной народ – эвенков, которые проживают на этих территориях сотни лет и для которых оленеводство – это реальный вопрос жизни и смерти. Поэтому сохранение и поддержка малочисленных народов Севера, их обычаев и традиций, одной из которых является оленеводство, и стало почетной социальной миссией горнорудного предприятия. Остается надеяться, что социальный проект ЗГРП по поддержке эвенков может перерасти в масштабную республиканскую программу по развитию традиционной хозяйственной деятельности коренных народов Севера.

Тут стоит заметить, что развитие оленеводства может как раз и стать для Бурятии одним из тех самых «брендов привлекательности», о которых всерьез говорит в последнее время и.о. главы Бурятии Алексей Цыденов. У республики, например, есть все шансы стать экспортером оленины.  Диетическая и полезная оленина пользуется большим спросом на рынках Европы, Северной Америки и Азии. Увеличивая поголовье оленей в Баунте, республика может стать крупным поставщиком мяса в другие регионы России и даже за рубеж. Между прочим, за рубежом высоко ценят не только мясо, но и рога оленя – панты, которые широко используются в народной медицине, например, в Китае и Южной Корее.

Немаловажна и туристическая сторона этого вопроса. Не секрет, что огромная масса туристов стремится посетить Норвегию, Швецию и Финляндию исключительно для того, чтобы посмотреть, как живут северные олени в природе. Почему бы Бурятии не организовать специальный «олений тур» в Баунт? Вопрос этот, конечно, сложный. Но решить его можно. Это подтверждает пример ЗГРП и семьи Мордоновых, усилиями которых удалось выполнить труднейшую задачу - спасти оленей Баунта. Так что все вопросы решаемы, и предприимчивым людям в нашей республике есть о чем подумать.

В Европе оленина считается деликатесом. Самым большим преимуществом мяса оленя перед говядиной и свининой является низкое содержание жира. Но стоит оленина очень дорого. Дело в том, что выращивание оленей возможно лишь в некоторых северных странах. Так почему бы Бурятии не воспользоваться своим преимуществом?