О планах наших южных соседей построить собственные гидроэлектростанции стало известно четыре года назад. Тогда Всемирный банк выразил готовность профинансировать проект MINIS по развитию инфраструктуры горнорудной промышленности.  Речь шла как минимум о двух объектах – плотине на самой Селенге и водохранилища на её притоке – реке Орхон с водоотводным каналом в пустыню Гоби. Таким образом монголы планировали решить проблему энергодефицита.

В 2013 году появился другой проект – на реке Эгийн-Гол, который обещал поддержать Китай. Монголия по какой-то причине не сообщила о нём России, но что строительство ГЭС (которая, к слову, считается одной из самых опасных) стартовала, в соседнем государстве отрицать не стали. В мае Всемирный банк решил приостановить финансирование гидроэлектростанций на Селенге и водохранилища на Орхоне. А вскоре под вопросом оказалось и строительство Эгийнгольской ГЭС – в Поднебесной не стали поддерживать этот проект из-за претензий со стороны России.

 Нашли виноватых

С просьбой вынести вопрос строительства гидроэлектростанций на широкое обсуждение к руководству Бурятии минувшим летом обратился лично глава МИД России Сергей Лавров. Изначально мероприятие планировали провести на территории республики и в соседнем Приангарье осенью. К обсуждению решили привлечь широкий круг жителей, общественников и экспертов. Мероприятие неоднократно переносилось по инициативе монгольской стороны.

То, что обсуждение всё же состоялось, федеральные СМИ поставили в заслугу лично президенту страны Владимиру Путину. В частности, как сообщала интернет-газета «Lenta.ru», именно он летом прошлого года в ходе встречи со своим монгольским коллегой поднял вопрос, как проектируемые ГЭС могут повлиять на Байкал, а до этого Монголия якобы вообще не планировала учитывать мнение соседей.

В  MINIS пояснили, что главная цель этих общественных консультаций – узнать мнение населения и представителей российского правительства «для доработки технического задания на проведение исследований РЭО (региональная экологическая оценка – прим. ред.) и ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду). В ходе публичных слушаний, которые прошли в районах Бурятии и в Улан-Удэ в марте, жители республики дружно выступили против строительства ГЭС. А представители монгольской делегации, в свою очередь,  обвинили  общественников  республики в «промывании мозгов» населению.

 «Недоумение и озабоченность»

На днях глава Селенгинского района Бурятии Вячеслав Цыбикжапов направил письмо директору центра всемирного наследия ЮНЕСКО Метхильд Ресслер.  В своём обращении он рассказал об угрозах монгольских ГЭС и указал на явные противоречия в документах по общественным слушаниям  и тем,  что  Монголия обещала ЮНЕСКО.  Копия документа имеется в распоряжении проекта #СпасиБайкал,  сообщает сайт «Тайга.Инфо».

-  В ходе недавно прошедших общественных слушаний население нашего района высказалось категорически против создания крупных водохранилищ в бассейне главной реки, питающей Байкал. Недавно мы ознакомились с проектом решения 41-й сессии комитета по всемирному наследию, доступном на сайте ЮНЕСКО. И  этот текст вызвал у нас глубокое недоумение и озабоченность, – отметил Вячеслав Цыбикжапов.  

В этом тексте Монголия гарантировала, что пока работы по созданию технико-экономического обоснования (ТЭО) по строительству ГЭС  не завершатся,  оценка совокупных  воздействий всех этих объектов на Байкал «невозможна». В то время, в ходе общественных слушаний жителям Селенгинского района представили  проекты техзаданий на РЭО и ОВОС. При этом отмечалось, что  региональная экономическая оценка должна была проводиться до создания ТЭО.

Глава Селенгинского района подчеркнул: цитата из письма монгольской стороны, которая содержится в проекте решения комитета всемирного наследия (КВН) ЮНЕСКО полностью противоречит структуре и основному содержанию документов, представленных MINIS на публичных слушаниях.

«Тайга.Инфо» напоминает: Россия планомерно указывает на большие риски, которые монгольские ГЭС несут Селенге и Байкалу.  В ЮНЕСКО же до сих пор не вынесли окончательного вердикта, хотя железное «нет», высказанное КВН, поставило бы крест на любых попытках Монголии привлечь цивилизованных инвесторов для строительства плотин. Но для принятия столь радикального решения в ЮНЕСКО ждут оценки кумулятивных воздействий от всех ГЭС, запланированных в бассейне Селенги. Ключевой момент – когда эта оценка будет проведена. Получается, что в письме в комитет всемерного наследия  Монголия утверждала одно, а на слушаниях в России – другое.

- Мы полагаем, что в документах, представленных вам, или в технических заданиях, обсуждаемых с нами, содержится заведомо неверная информация относительно процесса оценки, которую планирует монгольская сторона.  Поскольку эта информация имеет первостепенное значение для принятия решений комитетом по всемирному наследию, просим довести сведения о  несоответствии до членов комитета и участников его 41-й сессии, – требует Вячеслав Цыбикжапов.

«Пытается найти оправдание»

Глава Селенгинского района также подчеркнул, что Монголия проигнорировала многочисленные просьбы населения и  так и не представила для ознакомления ОВОС по третьему объекту – на  реке Эгийн-Гол. По его словам, именно этот проект является отправной точкой для оценки совокупных последствий всех гидротехнических проектов в бассейне Селенги.

Письмо, помимо директора центра всемирного наследия ЮНЕСКО Метхильд Ресслер,  также адресовано госсекретарю министерства экологии, зелёного развития и туризма Монголии Ш. Мягмар, директору ГРП MINIS Ариунчимэг, Гонзало Кастра дела Мата из Инспекционного совета Всемирного банка и российским экологам – координатору коалиции «Реки без границ Александру Колотову и главе «Бурятского регионального объединения по Байкалу»  Сергею Шапхаеву.

По словам Александра Колотова, в обращении Вячеслава Цыбикжапова верно отмечается очередное противоречие, на которые так богат «противоречивый по своей сути проект MINIS».

 - Дело в том, что правительство Монголии в начале года официально уведомило комитет всемирного наследия ЮНЕСКО, что выполнение его требования о необходимости проведения кумулятивной экологической оценки проектов монгольских ГЭС невозможно до разработки ТЭО данных проектов. Параллельно были организованы общественные слушания в Бурятии и Иркутской области. На них монгольская делегация представила проект технического задания Шурэнской ГЭС, согласно которому сначала выполняется РЭО, включающая в себя кумулятивную оценку воздействия на окружающую среду, и только после этого начинается работа над технико-экономическим обоснованием, – подчеркнул он.

Эколог пояснил: для ЮНЕСКО Монголия заявляет, что перед проведением экологических оценок сначала необходимо выполнить ТЭО проектов селенгинских ГЭС, а в техническом задании на выполнение работ, наоборот, ставит экологические  оценки на первое место.

- О чём свидетельствует такое противоречие? На мой взгляд, только о том, что Монголия всеми силами пытается найти оправдание своему нежеланию выполнять требования КВН ЮНЕСКО в части экологических оценок проектов ГЭС, угрожающих Байкалу, – резюмировал Александр Колотов.

«Обещают внимательно относиться»

Между тем, Минприроды России продолжает совместную работу с представителями Монголии по строительству ГЭС. Об этом заявил глава ведомства Сергей Донской, отвечая на вопрос корреспондента ИА «Regnum» 21 июня.

- На каждой встрече мы обсуждаем этот вопрос и коллеги обещают внимательно относиться к нашей позиции,  – рассказал он.

Впрочем, обсуждение строительства пока продолжается, отметил министр. В работе также принимает участие Всемирный банк.

- Он выступает как финансовая структура, которая должна этот проект поддержать. Надо отметить, что сейчас Всемирный банк занял более конструктивную позицию: он стал более внимательно относиться к предложениям Монголии, – сообщил Донской.