Оппозиция в Бурятии перед выборами. Есть она или нет? Если есть, почему просыпается аккурат перед выборами разных уровней? Эти вопросы обсуждали 16 июня на втором заседании дискуссионного клуба WTF 03. Двери для тех, кому не все равно, открылись в клубе «Берч». Прошли некие смотрины оппозиции, чтобы понять, как будут развиваться события накануне выборов. 

Вела второе заседание клуба главный редактор «Информ Полиса» Туяна Зондуева и телеведущий Саян Галсандоржиев. На вечер 16 июня стало известно, что выдвинулись 5 кандидатов от разных партий. Позвали выступить всех выдвиженцев или их представителей и даже представителей штаба Навального. К сожалению, они не успели приехать. Дискуссию на волнующие вопросы в этот раз вели патриарх бурятской политики, член КПСС и обкома в советские годы Лазарь Бартунаев и член партии ЛДПР Евгений Буянин. 

По правилам дискуссии каждому оппоненту дали по 7 минут, за это время он должен был успеть высказать свое мнение о проблеме. Затем спикерам задавали вопросы из зала. После этого выступающие опровергали друг друга. Эксперты выходили выступать по 3 минуты. Действо длилось более 2 часов. Поэтому приведем лишь самые яркие отрывки из выступлений. 

Наехал на силовиков 

Первым попросил дать слово Евгений Буянин и с ходу закусил удила. 

- Начну с того, что у нас большое количество партий – 73, они составляют три основные группы. Декоративные партии, карманные, что находятся в кармане правящего режима, и настоящие оппозиционные – старейшие, авторитетные КПРФ, ЛДПР, «ПАРНАС», - с первых слов заручился поддержкой левых член ЛДПР. 

На этих словах в углу, где сидели коммунисты, раздался одобрительный гул. 

- Если говорить о моем мнении, Алексей Цыденов неправильно использовал эти 7 месяцев, которые ему дали. Он должен был делать реальные дела, его команда подталкивает больше к пиару, чем к реальным делам. Тем самым он схож с Наговицыным. Его единственная цель – сесть в кресло главы. Из всех кандидатов мне импонируют Сергей Дорош и Вячеслав Мархаев, - признался Буянин. 

На вопрос, сколько он сменил партий между уходом из ЛДПР и возвращением в нее, Евгений ответил, что состоял только в партии «Родина». А уходил из ЛДПР по вине ее бывшего координатора Игоря Бобкова. Тот сидел в зале почти напротив сцены и сверлил глазами бывших однопартийцев. 

- Недавно я выступал на митинге Навального, как гражданин, которому не все равно. Коррупция является одной из серьезнейших проблем, нужно бороться с ней. Чиновников надо сажать, а ФСО и ФСБ не выполняют свою работу, не следят за порядком, - наехал на силовиков Евгений. 

Динозавр бурятской политики 

Бартунаев, «яблочник» со стажем, выступил полной противоположностью своему оппоненту Евгению Буянину. Не только в силу возраста и образованности. Лазарь Романович - доктор экономических наук, имеющий большой опыт преподавания. Посему его выступление вначале походило на лекцию в духе научпопа. 

- Только дискуссия рождает истину. Оппозиция - что это? Я считаю, это есть другая идеологическая основа, другой взгляд на политическую структуру общества. Сложность оппозиции в том, что мы не знаем, какое общество строим. Мы, как оппозиционеры, должны предлагать идеи, иначе мы бессильны. Сегодня с оппозицией все сложно, нами правят умершие, - образно выразился Лазарь Романович. 

Перед глазами возникла жуткая картина, в которой по коридорам власти бродят зомби. 

- Правят те, кто оставил нам традиции. В нас сидит страх поколений, которые пострадали от репрессий. Оппозиция есть в обществе, но она пока не организована, - продолжил второй спикер и пошел в наступление на оппонента: - Говоря о настоящих политиках, Жириновский шовинист, он хочет ликвидировать все национальные республики. Я против этого и не согласен с оппонентом. Но, говоря о ВИП-пенсиях, здесь я не могу не согласиться. Так же, как и Евгений, я думаю, их не должно быть. Например, последний Герой Советского Союза Георгий Москалев получал надбавку всего 20 тысяч. Хотя его заслуга несравнима с любым настоящим чиновником. Когда вы так легко говорите, что глава должен строить заводы, это заблуждение, потому что нет денег. Нам нужно в первую очередь построить политическую структуру. А потом появится все остальное. 

Мамонты бурятской политики 

Первым из экспертов мы пригласили выступить старейшего по возрасту участника дискуссии писателя Юрия Михайловича Убеева. В свои 80 лет он по уму даст фору некоторым молодым политикам. 

- Социум сейчас находится в процессе деградации, посмотрите, сколько у нас нищих, которым все до лампочки. В этом зале сидит 40 - 50 человек. А остальным что, все равно? Россия целое и социальное государство - это ложь. Правительству стало страшно за свое место, и они отправили к нам Цыденова. А мы и рады, расстилаемся перед ним, потому что у нас такой менталитет, нам нужен барин. Мы пытаемся примкнуть ближе к нему, как и когда-то было с Наговицыным. Это наша ошибка, - отметил Юрий Михайлович. 

Вторым по возрасту, но не по значению в списке был еще один «мамонт» бурятской политики Николай Бурлак. Один из первых демократов республики, был в оппозиции еще в конце 80-х годов. 

- Мое мнение - в России нет оппозиции. Я знаю Владимира Жириновского лично. Выпивал с ним. И скажу, что Владимир Вольфович на сцене и в жизни – это совершенно разные люди, - улыбался воспоминаниям Бурлак. 

За столом, где сидели члены ЛДПР, зааплодировали. 

- В 90-е годы оппозиция слабая, но была. Это идеология КПСС и ее противник демократия. Они две разные фигуры, КПСС - равнобедренный треугольник, а демократия - плавающий овал. Ведь, чтобы иметь оппозицию, нужно иметь возможность с кем-то спорить. А с кем спорить сейчас? - задал риторический вопрос эксперт. - Пока не будет идеологии у партии власти, которой можно будет противопоставить что-то, не будет оппозиции, т.е. определенного объема интеллекта, - убив интеллектом собравшихся, Николай Бурлак вернулся за свой столик. 

Певец оппозиции 

Когда Лазарь Бартунаев критиковал Вячеслава Мархаева, Есугей с места кричал: обоснуй! 

- Я сейчас скажу такое, что, возможно, не понравится Вячеславу Михайловичу и он даже побьет меня, наверное, - пошутил Есугей. - Самодостаточность экономики нашей Бурятии довольно высокая. Ведь золота у нас не меньше, чем в Якутии. А что от этого имеет Бурятия? Прибыли от этого нет. Хотя мы можем это сделать в рамках законодателя. Так, где же найти такого лидера, который встанет перед Путиным и отстоит права? Все ресурсы необходимо вернуть республике, тогда мы будем меньше зависеть от центра. Мое мнение - на это способен Вячеслав Мархаев. 

Впрочем, несмотря на обмен колкостями в адрес друг друга, Бартунаев и Сындуев в конце вечера мирно фотографировались рядом. 

Круговой возвращенец 

Эмоциональность Евгения Меньшикова плохо сочеталась с интеллигентной внешностью Георгия Вицина – «Труса» из фильмов о Шурике. Внешность оказалась обманчива. По напору Евгений Меньшиков порой давал фору своему однопартийцу Буянину. Перед выступлением ведущие задали Меньшикову вопросы: сколько он поменял партий, прежде чем снова вернуться к ЛДПР и почему он начинает активничать только перед выборами? 

- Потому что мне не дают работать как оппозиции. У меня есть вопрос к «единороссам». Создают ли они условия свободных и честных выборов? Поэтому я появляюсь только перед выборами, - откровенно ответил Меньшиков. - Никакой демократии нет у нас в стране. Главное, чтобы наш клуб не стал сторонником единой России. Я борюсь за все народы России. Я был в партии «Правое дело» и ЛДПР. Когда первая распалась, я перевел своих людей во вторую. А ушел когда-то из ЛДПР из-за Игоря Бобкова. 

Птеродактиль бурятской политики 

Игорь Пронькинов - пятый выдвиженец в главы Бурятии. От партии пенсионеров за справедливость. Имеет богатейший опыт участия в выборах. От президента Бурятии в 1998 году до мэра Улан-Удэ в 2002-м и даже главы Иволгинского района. Когда ушел из политики, неожиданно проявил себя как шаман. Видимо, поэтому наши суеверные сограждане не стали задавать ему острые вопросы. 

- На сегодняшний день, когда мы говорим о том, что у нас все-таки есть большие или маленькие ростки демократии, - это не советское время, у нас есть много партий и в каждой своя демократия. Наша цель - пробить как можно больше идей. Донести эти идеи до избирателя, а уже избиратель должен выбрать, какие идеи ему более подходят, - считает Игорь. 

Но на вопрос о том, как он сумеет пройти муниципальный фильтр, ответил невнятно. 

Ко мне, вурдалаки! Ко мне упыри! 

Вопреки ожиданиям, Бато был тих. 

- Я не буду плохо говорить о Мархаеве, - поспешил он успокоить затихший в напряжении «красный» уголок. - Быть оппозиционером - это большой риск. Помню Раису Сперанскую из ярких оппозиционеров. Наша задача – сохранить Россию и защитить от деградирующей власти. 

И все же в конце не удержался и оседлал-таки любимого конька. 

- Вячеслав Мархаев не умеет слушать и слышать, он самый плохой кандидат. Он своими действиями разогнал всех людей, которые были в партии. Это не последние наши выборы, на этом жизнь не заканчивается. Далее нас ждут выборы в Народный Хурал. И я по традиции делаю заявление в этом клубе. В 2018 году мы пойдем в Хурал блоком Багдаев - Бобков. Так что ко мне,  вурдалаки! Ко мне, упыри! - неожиданно перевоплотился в Вия Бато. 

Бурятский зять 

Сергею пришлось выступать после своих однопартийцев Буянина и Меньшикова, балансирующих на грани шовинизма. Поэтому на Дороша, еще и как координатора, обрушился шквал вопросов возмущенных участников. 

- Оппозиция должна быть, и она есть. Что касается ее объединения, никакого обсуждения о нем не было. Это все было для расшатывания ситуации в регионах в оппозиционных партиях. Таким образом пропиарился один лидер «СР» Миронов, - ответил Сергей на вопрос о том, почему оппозиция в Бурятии не выдвинула единого кандидата. 

- Все, кто участвует в дебатах, понимают, что здесь невозможно что-то восстанавливать, строить, потому что нет денег. Республика неэффективная, поэтому сюда не приходят деньги, никто не верит Бурятии. Наше основное отличие от противника, «Единой России», - «Единая Россия» пытается сохранить действующий строй, а мы улучшить его, - спокойно ответил Сергей. 

Когда ему припомнили знаменитые лозунги ЛДПР и призывы ликвидировать национальные автономии, Дорош тоже сумел сдержать себя. 

- Если это пойдет на пользу жителям, то почему бы нет? Но вообще для меня вопрос о национальности закрыт. У меня жена бурятка! - резюмировал Дорош. 

Независимые блогеры и журналисты 

Эрдэм Гомбоев всегда позиционирует себя как оппозиционный блогер. Поэтому было интересно послушать не только партийную оппозицию. 

- Многие принимают меня за оппозиционного блогера. Оппозиция – это не человек, а идея. Это то, каким мы видим наше будущее. Эти идеи движут историю. Настоящей действующей власти надо бороться с идеями, реализовывать их, - выступил Эрдэм. 

Редактор радиостанции «Эхо Москвы» в Бурятии Игорь Озеров всегда сохраняет трезвый взгляд на любые события. 

- У нас не хватает конкуренции, и власти это на руку. Кто бы ни шел на выборы, это правильный поступок. Это эффективно, должна существовать борьба, - подбодрил он присутствующих выдвиженцев. 

Но тут же жестоко разочаровал тех, кто ожидал от Игоря, что он назовет имя местного оппозиционера. Такого, по мнению Озерова, в республике нет. 

- Близко к оппозиции имеет отношение только Навальный. У него по всем фронтам куча проблем, несмотря на это, он продолжает свои действия, - резюмировал Игорь. 

Один в поле воин 

К сожалению, из «единороссов» на второе заседание клуба пришел только один человек. Это Баир Цыренов. Поэтому ему пришлось выдержать перекрестный допрос со стороны всех недружественных партий. Хоть в этом ЛДПР и коммунисты всех мастей с пенсионерами выступили в кратковременной коалиции. 

- У нас оппозиции особо нет. КПРФ собирает мало людей, а к Навальному пришло гораздо больше. Кто поддерживает власть? В первую очередь бюджетники, которых много. И другие слои, кто видит поддержку от власти. Чего задаете вопрос о равных условиях борьбы за власть? Если хотите власти, то боритесь за нее. Власть никто просто на блюдечке не отдаст. Это было бы глупо, - обратился Баир Цыренов к оппонентам. 

Поскольку ему пришлось отвечать на прозвучавшие обвинения в адрес Алексея Цыденова, то Баир Дашиевич подчеркнул, что назначение врио очень своевременно, иначе мы бы многое упустили. Прежде всего, «Байкальскую гавань», миллиарды на дороги. 

- Обсуждение скатилось на личности. Это отражение нынешнего положения - оппозиции системной и несистемной нет! Нет денег, нет сетки широкой. Навальный - это интернет, у нас оппозиция там не работает. У оппозиции нет других аргументов, кроме как обсуждать Цыденова, что его назначили врио. Дескать, надо было ему из отпуска баллотироваться. А он вовремя очень пришёл, потому что республика бы пострадала, - отметил Цыренов. 

Приятно удивило его признание в том, что в самой партии власти есть внутренняя оппозиция. 

- Оппозиция внутри «ЕР» - источник развития. Опасность для власти - уход людей от власти. Когда проходил опрос «Чего вы ждете от власти?», 54% ответили - ничего. Люди бегут от государства, общества. Оппозиция необходима нам, а борьба за власть должна быть борьбой. Уже в этом году, в сентябре, пройдут долгожданные выборы главы республики. Кто займет это место, интересует каждого. Участниками клуба стали простые люди, эксперты и некоторые кандидаты. Все, кто пришел на дебаты, показал свое небезразличие к политике и жизни в республике. 

В конце заседания на симпатизирующих Навальному ушат холодной воды вылила известная правозащитница Надежда Низовкина. Она рассказала, что хорошо знает Навального и не питает иллюзий относительно него.