Страшная фраза «экономический кризис» стала неизменным спутником многих предпринимателей, чиновников, фермеров и просто обычных людей. В риторике власть имущих мы все чаще слышим слова «оптимизация» и «экономия». Но если посмотреть вокруг, то наши рядовые сограждане все также мирно радуются жизни.

Что в целом

По исследованиям социологов, россияне за эти два года привыкли жить в условиях экономического кризиса, он становится для нас обыденностью. Тревожность, озабоченность и скепсис отступили, по выкладкам ученых, на уровень осени 2014 года, и тем самым дали некоторый простор оптимистическим ожиданиям и надеждам на благотворные перемены.

Не только опросы демонстрируют положительную динамику, но и некоторые зарубежные издания откровенно восхищаются российским руководством. Эксперты The Financial Times и Bloomberg согласились, что Россия поступила разумно, отказавшись от принудительной поддержки курса рубля. Это, конечно, привело к росту инфляции, зато получилось благополучно сверстать бюджет.

Правильно определив стоимость нефти на уровне 50 долларов за баррель, экономика нашей страны оказалась в гораздо лучшем положении, чем экономика Саудовской Аравии и других ведущих нефтедобывающих стран мира.

Более того, наша страна за два года выплатила около 200 млрд долгов и не допустила резкого роста безработицы.

Доходы падают, цены растут

Местные эксперты также не молчат и проводят анализ минувших лет. Профессор, заведующий кафедрой экономики ВСГУТУ Виктор Беломестнов считает, что наша страна в целом достойно адаптировалась к вроде бы практически безвыходной ситуации и постепенно выравнивает экономическое и геополитическое положение.

- Кризис отразился на бизнесе и населении Бурятии. Прежде всего это затронуло реальные доходы населения и бизнеса, занятость, инвестиционную активность и доверие к действиям правительства республики. Реальные доходы населения не растут, а даже падают, несмотря на все статистические сводки. Это вызвано в первую очередь девальвацией рубля как естественной реакцией государства для сбалансирования бюджета, - объясняет экономист. - Однако эта девальвация привела к значительному росту цен и снижению потребления импортных товаров (в том числе продуктов питания, лекарств, бытовой техники) без адекватного предложения импортозамещающей продукции, которое не может быть сформировано в краткосрочный период.

Бизнес идет по краю

Профессор констатирует, что реальные доходы бизнеса значительно сократились из-за ситуации со спросом на внешних и внутренних рынках. Государство свернуло часть своих инвестиционных программ. Так же поступили и крупные корпорации, которые формировали спрос на промышленную продукцию, производимую в республике.

- Рост курса доллара загнал наши предприятия, имеющие валютные кредиты, в предбанкротное состояние. Рост курса доллара потянул за собой цепочку роста цен во всех отраслях, особенно тех, где  используют импортные комплектующие и запасные части для ремонта, - констатирует Беломестнов.

По его словам, одной из специфик экономической ситуации нашего региона является стагнация рынка жилья, крах амбициозного проекта особой туристско-рекреационной зоны, крах «БайкалБанка», что значительно снизило доверие населения к финансовым институтам; значительное снижение налогооблагаемой базы и др.

- Таким образом, в целом экономика России и Бурятии находится в состоянии хрупкого равновесия, при котором любой толчок может привести как к росту, так и к падению, - подводит итог экономист.

Рубль снова упадет

Бизнес-консультант Алдар Бадмаев отмечает, что Бурятия ощутила последствия кризиса больше, чем другие регионы.

- Спад в промышленности и других отраслях материальной сферы произошел примерно в 1,5 раза. У нас он намного выше, чем в среднем по России и Сибири. Здесь сказалось разорение промышленных предприятий и уход ряда коммерческих структур под излишним административным давлением в другие регионы страны с более благоприятным налоговым и предпринимательским климатом. Это, в свою очередь, привело к падению собираемости доходов бюджета республики и росту её зависимости от трансфертов из «центра». Если бы Москва в канун Нового года не помогла деньгами, то многие социальные и инвестиционные программы в Бурятии ждало бы жесткое сокращение. И это при том, что в России пока удается сдерживать курс рубля на фоне пока еще стабильной цены на нефть, - говорит он.

В следующем году, скорее всего, удержать эти параметры не удастся, предрекает экономист.

- Рубль упадет до коридора примерно 80 рублей к 1 доллару, и это даст толчок новому витку рецессии, а также уменьшению как российского, так и местного потребительского рынка, - делает прогноз Бадмаев. – Инфляция, очевидно, намного превысит ожидаемую низкую прогнозную оценку в 4% за год.

Укрепляй наработанное

В этих непростых условиях наиболее перспективным направлением является сотрудничество с Монголией и Китаем, где кризис не так сильно повлиял на внутренний рынок южных соседей.

- Наши товары при соответствующей поддержке и продвижении могут найти там своего покупателя, а Байкал по-прежнему вызывает туристический интерес у китайцев и монголов. Правда, монголам больше интересен шопинг, а китайцам - знакомство с российской культурой и нашим озером. Но и тут нужно приложить усилия, чтобы привлечь эти потоки к нам, - отмечает бизнес-консультант.

Другой наш эксперт советует уделить внимание укреплению достигнутых позиций. Не нужно бояться избавляться от непрофильных активов и видов деятельности, особенно убыточных и бесперспективных. Необходимо максимально снизить необусловленные издержки производства, провести технологический аудит и разработать программы модернизации и снижения затрат.

- Разумеется, нужно пользоваться программами государственной инвестиционной поддержки и по возможности кредитами финансовых учреждений. Но, понимая то, что это возвратные деньги, к привлечению инвестиций нужно относиться осторожно. Это относится и к республике в целом. Есть такая фраза: кредит - это когда ты берешь чужие средства ненадолго, а отдаешь трехкратно свои и навсегда, - подмечает Беломестнов.

Спасать не нужно

- Экономика Бурятии как живой организм сама выйдет из кризиса. По моему мнению, спасать ее не нужно. Просто ей нужно не мешать и максимально поддерживать творческие предпринимательские инициативы бизнеса, разумеется, убирая всяческие административные барьеры. И не стоит сильно уповать на принятие законов. Законы, конечно, очень важно, как и государственная инфраструктура поддержки бизнеса, но от наличия закона о кластерах или разных видов инфраструктурного обеспечения  активность бизнеса не увеличится – нужно его желание и интересы, - делает вывод Виктор Беломестнов.