На встрече лидера Северной Кореи Ким Чен Ира и Президента РФ Дмитрия Медведева главной темой станет амбициозный проект по строительству газопровода из России в Южную Корею через территорию КНДР.

В Москве надеются, что доход от транзита газа снизит агрессивность северокорейского режима, а РФ тем самым внесет весомый вклад в решение северокорейской ядерной проблемы. Впрочем, эксперты предупреждают, что реализовать проект будет крайне трудно.

В Улан-Удэ поговорят о газе

О том, что председатель государственного комитета обороны КНДР начал визит в Россию, сообщила в субботу пресс-служба президента РФ. Информация об этом появилась на сайте Кремля вскоре после того, как бронепоезд крайне пекущегося о собственной безопасности Ким Чен Ира пересек госграницу между КНДР и РФ и взял курс на столицу Бурятии Улан-Удэ.

Как уже сообщал "Ъ", первоначально Ким Чен Ир собирался посетить Россию еще в июне — президент Дмитрий Медведев тогда осматривал стройки предстоящего саммита АТЭС во Владивостоке и имел возможность пообщаться с северокорейским коллегой. Однако в последний момент встреча отменилась по настоянию Пхеньяна — собеседники "Ъ" в Кремле рассказывали, что Ким Чен Ир испугался утечек о визите в южнокорейских СМИ. Тем не менее желание пообщаться с Дмитрием Медведевым все же пересилило страхи 70-летнего руководителя. По словам собеседников "Ъ", знакомых с ходом подготовки визита, это неудивительно, учитывая масштаб проектов, которые Ким Чен Ир надеется согласовать с президентом РФ. Самым главным из них должно стать строительство газопровода объемом 10 млрд куб. м в год из России через территорию КНДР в Южную Корею.

Политэкономическая задача

Идея такого газопровода начала обсуждаться Москвой и Сеулом еще во время президентства Владимира Путина. Переговоры продолжились при Дмитрии Медведеве. В сентябре 2008 года "Газпром" и южнокорейская Kogas заключили меморандум о взаимопонимании, а в июне 2009 года Алексей Миллер и президент Kogas Чжу Канг Су подписали соглашение о совместном анализе проекта поставок газа в Южную Корею от конечной точки трубопровода Сахалин—Хабаровск—Владивосток.

В последние месяцы переговоры резко активизировались. Причем если раньше "Газпром" разговаривал исключительно с Сеулом, то в этом году компания начала диалог и с Пхеньяном. 28 июня в штаб-квартиру "Газпрома" наведался посол КНДР в Москве Ким Ен Дже и встретился с господином Миллером. Затем с 4 по 6 июля Пхеньян посетила делегация во главе с зампредом монополии Александром Ананенковым, которую принял министр нефти КНДР Ким Хи Ен и вице-премьер Кан Сок Чу. А затем, уже 5 августа, Александр Ананенков провел во Владивостоке переговоры с главой Kogas и сообщил, что скоро компании подпишут дорожную карту по поставкам российского газа в Южную Корею.

- По газопроводу консультации идут достаточно конкретно,— заявил и глава МИД РФ Сергей Лавров 8 августа по итогам переговоров в Москве со своим южнокорейским коллегой Ким Сон Хваном.

По словам дипломатических источников "Ъ", знакомых с ходом переговоров, для Москвы строительство газопровода через КНДР не только экономическая, но и политическая задача.

-Во время переговоров в Москве с главой МИД Южной Кореи Сергей Лавров сформулировал эту задачу в том духе, что строительство трубы внесет значительный вклад в укрепление безопасности в Восточной Азии,— говорит собеседник "Ъ".

По словам другого источника "Ъ", Москва рассчитывает, что идущий через КНДР трубопровод, во-первых, позволит удовлетворить потребности страны в энергоресурсах, а во-вторых, даст Пхеньяну источник дохода (платежи за транзит) и сделает режим более заинтересованным в стабильности. Ту же роль призваны сыграть проекты прокладки по тому же маршруту линий электропередачи и потенциального соединения корейских железных дорог с Транссибом.

-Безусловно, это скорее политический, а не коммерческий проект. Для Москвы это будет попытка решить один из застарелых конфликтов возле своих границ, причем попытка довольно амбициозная,— полагает главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов.— Дискуссия по северокорейской ядерной проблеме давно зашла в тупик. А такой проект может поменять всю модель отношения к Пхеньяну и вовлечь его в интеграционный процесс. Это не модель, когда за отказ от ядерной программы предлагают мешок риса, а предложение газа и транзитного дохода.

 По мнению эксперта, в успехе российского предложения могут быть заинтересованы и Пхеньян, и Сеул: Россия в отличие от других посредников по шестисторонним переговорам (США, КНР, Япония) воспринимается позитивно в обеих Кореях. Южной Корее российский проект также интересен как с политической, так и с коммерческой точки зрения.

-Корейская сторона предпочла бы поставки трубопроводного газа. Во-первых, это дешевле. Во-вторых, реализация трубопроводного проекта могла бы улучшить наши отношения с КНДР,— говорил в недавнем интервью "Ъ" посол Южной Кореи в России Ли Юн Хо (см. "Ъ" от 10 июня).

По словам источника "Ъ", близкого к Kogas, расчеты показывают, что себестоимость трубопроводного газа с Сахалина окажется в два-три раза ниже, чем поставки сжиженного природного газа (СПГ).

-Трубопроводный газ, если ценообразование будет прозрачным, может быть дешевле СПГ,— согласен глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин.

Проблемный проект

Впрочем, у экспертов есть серьезные сомнения в реализуемости российских предложений.

- Промышленность Южной Кореи ориентирована на СПГ,— отмечает директор Международного центра корееведения МГУ Павел Лешаков.— Получение трубопроводного газа повлечет за собой дополнительные издержки для создания инфраструктуры для его потребления внутри страны.

 По мнению Михаила Корчемкина, проект может оказаться невыгодным для Южной Кореи из-за высоких затрат "Газпрома" на строительство трубы. Он приводит в пример 1836-километровый газопровод Сахалин—Владивосток, на который монополия потратит 467 млрд руб., или $8,7 млн, за 1 км трубы.

Однако основные риски связаны с непредсказуемостью северокорейского режима. Сомнения в реализуемости планов Кремля высказывают собеседники "Ъ" и в "Газпроме", и в правительстве РФ.

-Строительство газопровода через КНДР — из области сказок",— говорит высокопоставленный собеседник "Ъ" в Белом доме. "Варианты с поставками СПГ с завода, который мы построим под Владивостоком с японскими инвесторами, гораздо реалистичнее,— вторит менеджер госмонополии.

С этими оценками согласны и эксперты.

- Политические риски слишком высоки,— уверен Павел Лешаков. Михаил Корчемкин добавляет, что проект вряд ли стоит реализовывать даже при условии, что КНДР будет давать железобетонные гарантии.

Тем более что пока гарантий нет. Собеседник "Ъ", близкий к Kogas, отмечает, что ни о каких позитивных результатах поездки "Газпрома" в КНДР Москва не сообщала Сеулу ни по дипломатическим, ни по корпоративным каналам.

- Нельзя исключать, что вся эта история с трубой через КНДР в Южную Корею просто попытка России надавить на Китай, газовые переговоры с которым в глубоком тупике,— заключает источник "Ъ" в южнокорейском правительстве.