Александр Махачкеев рассказал, как он подарил свою книгу премьер-министру

По заданию редакции мне нужно было осветить явление премьера на собрании общественности в театре оперы и балета. Пройдя металлодетекторы в дверях, журналисты коротали время в пресс-центре в одном из буфетов театра. Сюда стекалась вся информация о передвижениях и действиях ВВП. Вместе с местными журналистами здесь работали и коллеги из премьерского пула. Когда пришло время идти в зал, нам выделили места в ложе и предупредили, что мы должны будем выйти после второго номера. При этом не объяснив: куда и зачем? Но никто лишних вопросов не задавал. Во время визитов такого уровня всем распоряжаются ФСО и служба протокола, а у них свои секреты.

Впрочем, из ложи открывался хороший вид на публику. Вот двумя рядками в амфитеатре расположились министры. Не по-летнему бледная Татьяна Гавриловна о чем-то шепталась с господином в белом. Ни на минуту не отрывался от мобильника Тимур Гомбожапович. Здесь же в амфитеатре расположились нардепы. Анна Скосырская под ручку с Вячеславом Ирильдеевым прошла на место с видом великой княгини. В зале было душно, и дамы — Маргарита Магомедова, Татьяна Быкова — томно обмахивались веерами. А вот Баир Бальжиров почему-то оказался в ложе.

555.jpeg

В партере расположились люди рангом повыше — депутаты Госдумы, сенаторы, губернаторы, иностранные гости и ветераны — кружочки лысин светились отраженным светом люстры. Человек семь-восемь в проходе собрал вокруг себя известный краснобай, губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев. В первом ряду сели рядышком епископ староверов Владыко Сергий, епископ Улан-Удэнской и Бурятской епархии РПЦ Савватий и дид-хамбо Буддийской сангхи Дагба лама Очиров. Рядом с дид-хамбо села Нина Наговицына. Между ней и Алексеем Кудриным остались два свободных места — для ВВП и Наговицына.

На сцену вышел крепкий мужчина в темном костюме для проверки микрофона. Ростом он был примерно с ВВП. Видимо, так и было рассчитано — «двойник» примерил микрофон. Скоро прошагал Наговицын. Все застыли… Сейчас появится лидер (партии, нации, государства?)... В общем, почти царь.

И все равно он появился внезапно. Народ встал. Путин быстро прошел в центр сцены. При этом как бы бочком и чуть исподлобья бросая взгляды в зал. Последовала короткая, но емкая речь, прерываемая местами аплодисментами — при словах о миллиардах для республики. После него вышел Наговицын и с заметным волнением, но также четко произнес свою речь. Последовали гимны России и Бурятии, и начался концерт.

После второго номера большую группу журналистов повели в кабинет президента РБ на встречу ВВП с директорами предприятий. Они докладывали о состоянии дел на предприятии, отрасли, излагали свои просьбы и предложения. Путин слушал, коротко и деловито уточнял.

После совещания все двинулись на улицу. Перед премьером метров на десять все время сохранялось свободное пространство — взглядами и жестами охрана открывала путь. Не менее плотно он был прикрыт с боков и сзади. А когда ВВП вышел на крыльцо здания Хурала, поджидавшая на площади толпа взревела: «Пу-тин! Пу-тин!», требуя к себе своего кумира.

Поначалу лидер, затем хозяйственник, теперь он преобразился в мегазвезду. Он приветственно поднял руки и, покинув лимузин, вышел к толпе. В этот момент ближний круг телохранителей пошел впереди его, а оцепление сзади в какой-то миг прервалось. В него тут же проскользнули глава «Метрополя» Михаил Слипенчук, руководитель департамента «Метрополя» Баир Цыренов, журналистка Сима Очирова и я. Они пошли вслед за ВВП к толпе, в которой творилось нечто невообразимое. Рассчитав, что премьер должен будет повернуть назад, я остался ждать его в пространстве между толпой и лимузином. Процесс неформального общения с народом был единственно удобным случаем для подхода к нему.

3п.jpeg

После нескольких невидимых мне рукопожатий ВВП повернул и чуть вырвался вперед охраны. В это время я подошел к нему: «Владимир Владимирович, можно подарить вам книгу о бурятской национальной борьбе?». Путин взял ее и, кинув взгляд на обложку, сказал «спасибо!» и протянул руку. Ладонь у него была сухая и теплая, а рукопожатие крепкое. Все это происходило на ходу. Поскольку он уже набрал скорость, а я повернул к нему с оборота, мне пришлось пожать его руку уже в наклоне. К тому же между нами уже вклинивались телохранители. Но этого было достаточно, я уже вручил ему книгу с автографом: «Владимиру Владимировичу от автора»!