Декабрьские выборы в Государственную думу России обещают быть более чем горячими – об этом уже сегодня говорят все аналитики. Эксперты готовятся к войне компроматов и «черному пиару» в лучших традициях 90-х.

Но в этом году появится еще и кое-что новенькое – фронты, ополчения и союзы. Военная тематика еще больше усиливает политические ожидания: выборы в Госдуму очередного созыва – это не просто очередное волеизъявление народа, это настоящая борьба за политическое будущее всех ее участников.

Связанные одним фронтом

Линию фронта в середине мая обозначил беспартийный лидер партии власти Владимир Путин. Премьер-министр заявил, что фронт должен объединить политические партии, общественные движения и простых граждан, «объединенных стремлением укреплять страну».

В Бурятии на фронт первыми были призваны возрожденное Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту России (ДОСААФ), Союз ветеранов Афганистана и казаки. Следом за ними в совет фронта вошло Объединение профсоюзов Бурятии. Большинство общественных организаций, представляющих интересы предпринимателей, такие как Союз промышленников и предпринимателей, Союз машиностроителей, организация малого и среднего предпринимательства «Опора России», также вошли во фронтовой Координационный совет. Отметились такие сообщества, как общероссийская общественная организация «Союз пенсионеров России», Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств Республики Бурятия, Ассоциация жертв политических репрессий Республики Бурятия и другие.

Сегодня идея Владимира Путина перешла в практическую плоскость: по городам и весям отправляются «фронтовые» агитбригады, а граждане получили возможность записываться добровольцами прямо на сайте премьера. «Прифронтовой» институт социально-экономических и политических исследований, который возглавил экс-президент Чувашии Николай Федоров, занят выработкой предвыборной программы как фронта, так и «Единой России».

По его признанию, ОНФ и «Единая Россия» некая двухступенчатая система: «Как в России принимается законопроект? Сначала он разрабатывается депутатами Госдумы, которые могут состоять в разных фракциях, потом принимается большинством той самой Думы, потом одобряется Советом Федерации и подписывается президентом. В нашем случае народный фронт – это Дума, а «Единая Россия» – Совет Федерации. Важны обе инстанции, и обе могут внести поправки в документ».

Кроме того, г-н Федоров заявил, что оппозиционные партии также приглашаются к работе над программой. «Мы сделали такое циничное предложение всем политическим силам: хотите добиться большего, реализовать обещанное избирателям, мы можем включить ваши инициативы в нашу программу и не через вашу партию, а через народный фронт приблизить их к реализации, – уточнил он. – Мы уже попросили у всех партий и иных сил экспертов для оппонирования нашим идеям. Моя задача – научные исследования, и мне полезно общаться со всеми. Но если с той стороны отклика не будет, мы ничего не теряем. Они теряют…».

Федоров пообещал, что после выборов работа в Госдуме будет построена иначе: «Очевидно, что фракция «Единой России» не будет функционировать как раньше: ей придется согласовывать свои решения и инициативы с участниками народного фронта, которые войдут в ее состав. Непартийные депутаты фронта станут своего рода контролерами от общественных организаций и движений».

И еще один аспект отметил разработчик: «Народный фронт позволяет появиться конкуренции внутри «Единой России». Он создает некомфортные условия для тех, кто привык гарантированно занимать места в Думе. Эти люди известны, эти лица уже примелькались. Может, они умные, достойные, много сделали, но уж слишком они привыкли, что им все гарантировано. Народный фронт сбивает спесь и обостряет конкуренцию».

Вот только хватит ли у фронтовиков сил, чтобы выполнить возлагаемые на них функции, особенно две последние. Ведь даже поверхностный взгляд на список участников ОНФ ясно дает понять, что вошли в него беззлобные, беззубые и максимально лояльные партии власти организации. Сможет ли эта масса аккумулировать новые идеи и продвигать их, согласовывая с партией власти, покажет уже 2012 год, когда партии, очевидно вместе с ОНФ, придется приложить усилия на выборах президента России.

Ополчение XXI века

Первыми из оппозиционеров на инициативу Путина среагировали в КПРФ. Бессменный лидер партии Геннадий Зюганов заявил, что коммунисты уходят в ополчение. И если «единороссы» со своим народным фронтом вызывают воспоминания о Великой Отечественной войне, то коммунисты в своем историческом экскурсе идут еще дальше – они предлагают вспомнить Минина и Пожарского. Роль польского супостата в данном случае, очевидно, отводится «единороссам», наступающим развернутым фронтом.

«Фронт – это мираж, – говорится в одной из деклараций партии. – Когда он рассеется, мы увидим на месте России пустыню. Именно такой оставит нашу страну будущим поколениям «Единая Россия», когда сбежит из Кремля. Россия устала от правящей партии, народ ждет позитивных перемен без «единороссов».

Коммунисты не только противопоставляют себя «единороссам», но еще и объясняют объявление об открытии ОНФ. «Причина лежит на поверхности — ухудшающаяся ситуация в экономике и социальной сфере, рост цен и тарифов, введение платного образования, техногенные катастрофы, уничтожение «оборонки», сокращение офицерского корпуса армии и милиции, развал системы правоохранительных органов, процветающая коррупция среди чиновников правящей партии и безраздельное господство олигархов на просторах нашей Родины. Все это результаты правления «Единой России». Нынешняя «единороссовская» элита не справилась с управлением страной».

– Не реализован ни один крупный проект, не исполнено ни одно предвыборное обещание. И сегодня лимит доверия к «Единой России» исчерпан – она вызывает раздражение в обществе и безразличие даже у своих активистов. Не удивительно, что лидер «ЕР» Путин так и не вступил в свою партию, он в любой момент готов бросить ее, чтобы начать политическое строительство с чистого листа, – отмечают коммунисты. – Нынешний «фронт» – это предвестник неизбежного краха «Единой России», свидетельство неизбежного исчезновения «медвежьей» партии с политической карты страны».

В отличие от «единороссов», ополченцы, как и положено по истории, собираться начали снизу. Как и несколько веков назад, первыми в ополчение ушли жители Нижнего Новгорода. Их поддержали сначала алтайские и пермские коммунисты, а после и еще несколько регионов. И лишь после этого Геннадий Зюганов согласился возглавить ополчение, и более того, во главе него вновь выставить свою кандидатуру на выборы президента России.

«Единая Россия» не оставила без внимания ответ основной оппозиционной партии. Спикер Госдумы Борис Грызлов поспешил обвинить Компартию в плагиате: якобы народное ополчение – это «очередная попытка скопировать идею, которая принадлежит Владимиру Путину». На этот пассаж политических оппонентов коммунисты предпочли не реагировать.

Назад в СССР

Не осталась в стороне от создания коалиций и ныне опальная «Справедливая Россия». Лидер партии Сергей Миронов объявил о том, что Общероссийскому народному фронту эсеры готовы противопоставить Союз сторонников «Справедливой России» (СССР). По заверениям «справороссов», организации недавно исполнилось четыре года, за это время она объединила под своими знаменами более 200 общественных организаций и имеет региональные отделения в 39 регионах.

При этом эсеры отметили существенное отличие собственной организации от «фронтов»: СССР не нужно в срочном порядке перед выборами через все возможные инстанции, включая регистрацию в Интернете, собирать сторонников. «Эта работа уже проделана, и велась она планомерно и последовательно, сплачивая тех, кто придерживается социалистических взглядов, кто одинаково понимает идею восстановления России».

Сам Сергей Миронов приравнял ОНФ к «нерушимому блоку коммунистов и беспартийных». «Идеологи КПСС пытались в предкризисной ситуации действовать, как маги: с помощью заклинаний продлить жизнь стремительно дряхлевшей политической системы. Мантры о пресловутом «блоке» призваны были закамуфлировать пороки советской политической практики с ее «исторически сложившейся» однопартийностью», – пишет в своем блоге Сергей Миронов.

По мнению Миронова, в случае с коммунистами «заклинания» и «мантры» немного подействовали и на время продлили жизнеспособность системы Советов.

«Но они создавали иллюзию, что идеологическая основа у этой системы достаточно прочна. А у нынешнего «фронта» даже и иллюзорной идеологии не просматривается. Разве что одна «идея» сплачивает «фронтовиков»: страх перед переменами», – отметил Миронов.

Святее папы, правее правых

Партия власти предпочитает перемены устраивать сама. Именно такой переменой выглядит обновление «Правого дела» и приход в ее руководство Михаила Прохорова. Идеологи «Единой России» и не скрывают, что перемена устроена их руками. «С обновлением «Правого дела» у «Единой России» наконец-то появляется объект для предметной критики, – заявил первый заместитель секретаря президиума генсовета «Единой России» Андрей Исаев на одном из партийных мероприятий. – На фоне радикальных идей Прохорова (как увеличение рабочей недели до 60 часов или повышение пенсионного возраста) социально ориентированная «Единая Россия» будет выглядеть более выгодно. Хотя надо отметить, что и сама «Единая Россия» является партией, скорее, правого толка и отражает интересы правящего олигархического меньшинства.

Усиление «Правого дела» Михаилом Прохоровым и, видимо, Сергеем Зелениным, недавно досрочно ушедшим в отставку с поста губернатора Тверской области, поможет «единороссам» создать врага для придуманного Путиным народного фронта. Ведь пока непонятно, от кого он собрался защищать россиян. К тому же Прохорова весьма легко критиковать за его богатство, личные самолеты и скандальные поездки в Куршевель, а его партию — за непопулярные инициативы.

Созданием подобной предвыборной драматургии партия власти как бы хочет вывести из информационного поля коммунистов и «справороссов». Однако нет сомнений, что в любом случае основным соперником «единороссов» так и останутся коммунисты. И очевидно, в Бурятии это соперничество будет весьма ярким, учитывая слабеющие позиции партии власти и все более активную работу коммунистов.

Что же касается ЛДПР, то партия одного лидера Владимира Жириновского постепенно теряет былую привлекательность и вынуждена все больше переходить на националистическое электоральное поле. В национальной республике призывы партии, балансирующие на грани экстремизма, могут привести к серьезному обострению межнациональных отношений.

Фото autorambler.ruJ