Народные восстания, аналогичные тем, что произошли в Каире, Тунисе и Триполи, охватывали Улан-Батор лишь поколение назад. Теперь наша очередь помочь арабским революциям реализовать свой потенциал

Возможно, никто не сделал больше для изменения лица Ближнего Востока за последние сто лет, чем Мохаммед Буазизи. Последний акт неповиновения уличного торговца - самосожжение перед лицом продолжающегося унижения и деградации - высвободило накопившиеся скрытые силы, которые катятся по Северной Африке и обладают потенциалом, способным принести свободу десяткам миллионов человек. По мере того как коалиционные силы предпринимают меры против жестокости ливийского лидера полковника Муамара Каддаяи, а активисты в таких странах как Сирия смело требуют политических реформ, Ближний Восток вступает в новую эру, где семена демократии могут, наконец, найти питательную почву.

Пока мир смотрел на толпы демонстрантов в Тунисе и Египте, меня охватывало то же самое чувство, которое охватило площадь Сухэ-Батора в Монголии два десятилетия назад. В то время, как один из организаторов нашего демократического восстания против коммунистического правительства, я днями простаивал на изнуряющем холоде, замерзающий, но веселый, потому что страх, который вселили в нас наши правители, чтобы связать нас и в конечном счете обеспечить раболепное поклонение, этот страх ушел. Мы не отступали. Не было уверенности, что свобода восторжествует, но в конце концов, произошло именно так.

Для многих внешнеполитических «экспертов», особенно так называемых «реалистов», эти ближневосточные движения, призывающие к политической либерализации, стали полнейшим сюрпризом. А не должны были. То, что мы наблюдаем, имеет отношение к базовым человеческим ценностями, данным каждому из нас, вне зависимости от страны: стремлению к свободе; желанию мирно работать и видеть, как власти исповедуют те же ценности, что и ты. Люди, лишенные этого права, конечно, будут искать его, стремиться к нему, бороться за него, и при необходимости умрут за него.

Лидеры должны признать этот факт и раскрыть огромный потенциал своих соотечественников посредством политической либерализации. Отсюда пойдет рост уровня образования, рост экономических выгод, лучшие стандарты жизни для всех. Демократии по сути своей от природы мирные. Демократический процесс требует решений через диалог и переговоры, а не через акты насилия или использование силы.

Некоторые еще опасаются изменения ближневосточного статус-кво, но такой скептицизм неуместен. «Жасминовый» дух должен использоваться по максимуму, и международное сообщество должно быть вовлечено в этот процесс перемен, чтобы вырастить и укрепить демократические ценности. Когда политический плюрализм пустит корни, основными проигравшими станут радикальные элементы, такие как Аль-Каида, которые считают себя двигателем перемен, но осуществляют их путем террора и насилия.

В 1990 году, после свержения монгольского Политбюро, демократические лидеры нашей страны задали простой вопрос: Что дальше? Было просто быть против чего-то. Теперь надо было перейти от противников к сторонникам. Откровенно говоря, именно тогда началась для нас самая сложная работа. В последовавшие месяцы мы выработали новую конституцию, которая закрепила индивидуальные свободы, демократический процесс и независимую судебную систему. Политическое и экономическое развитие шли рука об руку. С тех времен в Монголии произошло уже несколько мирных передач политической власти, и сегодня наш ВВП обещает увеличиться в три раза в ближайшее десятилетие благодаря нашим природным ресурсам, инициативности и творческим способностям нашего народа.

Египет и Тунис - и, надеюсь, другие страны, которые выйдут из демократической революции - будут нуждаться в серьезной помощи. Коррумпированная клептократичная бюрократия и репрессивные службы безопасности, которые поддерживали тиранию предыдущих властей, должны быть радикальным образом пересмотрены. Нужно принять законы для защиты политических завоеваний, за которые боролся народ. И тут могут помочь такие страны как Монголия и другие, которые тоже в свое время перешли к демократическому правлению. Наши обычаи и наша культура могут быть различными, но поделиться советом как в плане наших успехов, так и в области наших ошибок - это может оказаться бесценным в свете помощи тем странам, которые встают на ноги и начинают строить новую эру для своей страны. Молодые демократии Ближнего Востока будут также нуждаться в постоянном ободрении, воодушевлении и поддержке. Ожидания обычно бывают значительно выше результатов, и демократия может быть очень сложным, очень беспорядочным и очень сложным процессом.

Самое главное изменение на Ближнем Востоке - это перемены в умонастроениях людей. Они избавились от своего страха, и в этом - важный урок. Живя при тирании коммунизма и борясь против него, я это очень хорошо знаю: не бывает никакой диктатуры, никакого военного режима и никакой авторитарной власти, которая могла бы устоять против коллективной воли народа, который хочет быть свободным.

Автор: президент Монголии

Оригинал публикации: What Mongolia Can Teach the Middle East, журнал Foreign Policy

Опубликовано: 06/04/2011 11:35