На этой встрече с журналистом он словно оглядывается на прошедшую жизнь, вспоминая свое детство и родителей, юность и трудовой путь. Спустя сутки это последнее интервью стало историей, еще не дойдя до читателей. Сердце Михаила Вылкова остановилось ранним утром 28 января



— Михаил Владимирович! Расскажите о себе, о своих корнях…

— Я коренной баргузинец, родился в Баргузине в семье служащих. Мама Мария Михайловна — учитель начальных классов, отличник народного образования. Отец Владимир Александрович воевал, работал бухгалтером. В 1939 году 19-летним юношей он был призван в ряды Советской Армии, сражался на фронтах финской и Великой Отечественной. В общей сложности прослужил 8 лет — прошел путь от рядового до лейтенанта пехоты. Во время Великой Отечественной перед боем ему вручили партийный билет. Отец был несколько раз ранен. Вернулся с войны, познакомился с мамой. Поженились. В семье было трое детей — сестра, я и братишка. Сестра, к сожалению, погибла еще школьницей. Отец из-за ранений рано ушел из жизни — в 46 лет. Мама замуж больше не выходила, подняла нас с братом на ноги, дала высшее образование. Сейчас маме 88 лет, держится, на память не жалуется, только подводит здоровье. По материнской линии много было долгожителей — моя бабушка ушла из жизни в возрасте 95 лет.

— Как воспитывали вас родители?

— Надо признаться, очень строго. Перед нами всегда был пример наших родителей. Любовь к Родине, уважение к людям, взаимопонимание — эти качества мы впитали с молоком матери. Для меня нет разделения людей по национальному признаку — у меня много друзей разных национальностей. У меня эвенкийские корни, предки из западной части России.

Жизненный путь отца, дяди, братьев по материнской линии для меня образец для подражания. Все они воевали или служили в Советской Армии. Нам, детям, отец часто рассказывал о войне, по его глубокому убеждению, мужчина обязательно должен отдать долг Родине.

— Вы служили в армии?

— Мне довелось служить на Чукотке. Мне было 27 лет, уже поработал учителем физики в школе. Семья, один ребенок. Жена осталась в Бурятии. Служил в звании рядового в радиотехнических войсках. После службы в армии остался на Чукотке, вызвал жену и сына.

— Чукотка — суровый край…

— Да. Север как лакмусовая бумажка. Именно там проявляются подлинные качества характера человека. Идет естественный отбор. Плохие люди там не приживаются. Мы отметили такую закономерность. Если человек — временщик, стяжатель и подлец, не проходит полутора-двух лет — и он с Чукотки исчезает. Я отдал Северу 24 года жизни. Это были самые лучшие годы. Есть что вспомнить. Хозяйство на Чукотке в то время было большое. На 760 тысяч кв. км атомная электростанция, три аэропорта, три авиаотряда, шесть морских портов, 30 оленеводческих совхозов, до 800 тысяч оленей, две шахты, рыбодобыча… Чукотка давала стране золото, олово, вольфрам. А главное богатство — люди, влюбленные в Север. Великие труженики, на которых всегда можно положиться. Я знал, мои товарищи никогда меня не подведут. По роду своей работы мне довелось исколесить всю Чукотку — от острова Врангеля до Красной Яранги… В основном тогда летали только на вертолетах и самолетах.

— Прошло столько лет, а вы все помните…

— На Севере я прошел путь от рядового ПВО до секретаря окружного райкома партии. Там родилась моя дочь Татьяна. Там мой сын начал службу в органах ФСБ. В последние шесть лет он служил в Чечне, в оперативном управлении по координации контртеррористической деятельности, которое располагалось в Ханкале. В 2004 году мой сын Вячеслав геройски погиб. Только на похоронах сына я узнал, что он руководил спецоперациями по спасению людей, по предотвращению терактов. Он был полковником ФСБ, это звание ему присвоили в 32 года. За заслуги перед Отечеством он был награжден именным оружием — пистолетом Макарова, боевыми медалями и орденами.

— У него остались дети?

— Два сына — Иван и Никита. Они еще школьники. Так тяжело родителям терять своих детей, никому этого не пожелаю…

— Это ваше воспитание, Михаил Владимирович. Воспитать такого сына…

— Вячеслав всегда был добрым, отзывчивым. Я и не подозревал, что сын участвует и руководит такими опасными спецоперациями. Он никогда об этом не говорил, никогда не жаловался. Всегда был порядочным, бережно к нам, родителям, относился…

— Михаил Владимирович, что категорически отрицаете в людях и что приветствуете?

— Не приемлю, прежде всего, леность, нежелание трудиться, предательство. Остальное могу простить. Для меня главное в людях — порядочность, верность своему слову. Принципиально для меня — отношение к работе, человек должен жить, дышать своей работой…

— Расскажите о своей супруге…

— Моя жена Галина Петровна — учитель географии, отличник народного образования, сейчас на пенсии. Мы уже 42 года вместе. Она всегда поддерживала меня во всех делах, начинаниях. Я думаю, что мы воспитали достойных детей. Дочь Таня окончила Кемеровский университет, экономист по образованию, замужем, у нее дочь. Живет в Белгороде, работает в территориальном фонде обязательного медицинского страхования.

— Михаил Владимирович, как вы строите свой рабочий день?

— Встаю обычно в 5.30, в 7.15 уже на работе. Все знают, чтобы меня застать в кабинете, надо подойти пораньше. Я всегда доступен для людей. Все четко знают, что первый и третий понедельник — дни приема. Пока всех не приму, не выслушаю — не уйду.

— У вас есть принцип, которому вы следуете в жизни?

— Мой принцип: «Рассчитывать только на себя, но от помощи не отказываюсь».

Записала Лариса Дабаин.