Выдвижение генерального директора ИФК «Метрополь» Михаила Слипенчука в представительный орган Исинги — маленького села на границе Еравны и Баунта — было бы сенсацией, если не одно обстоятельство. В СМИ выдвинута версия, что бизнесмен, владеющий крупнейшим месторождением цинка и свинца Озерное, решил занять кресло члена Совета Федерации от Бурятии. С 1 января 2011 года в стране действует новый закон о порядке формирования СФ. Согласно закону, сенатором может стать только тот гражданин, который является депутатом регионального парламента или муниципального образования.



В настоящий момент Бурятия имеет только двух сенаторов. Иннокентий Егоров выдвинут Народным Хуралом, а Виталий Малкин правительством республики. При этом срок полномочий Егорова в сенате заканчивается вместе со сроком завершения текущего созыва Хурала, то есть в марте 2013 года. А Виталий Малкин может представлять исполнительную власть Бурятии до 2012 года — года завершения срока назначения Вячеслава Наговицына.

Очевидно, что если слухи о смене сенаторов имеют под собой основание, то должна быть предварительная договоренность в тройке: президент — Малкин — Слипенчук. Вопрос в том, от кого исходила инициатива и с кем из бизнесменов договаривался президент, исходя из устоявшейся практики принятия подобных решений.

И здесь многое зависит от того, какие планы ставит перед собой исполнительная власть на следующий срок. Первый срок Вячеслава Наговицына выпал достаточно урожайным на приток средств из федерального бюджета, в первую очередь связанный с финансированием проектов к 350-летию присоединения Бурятии к России, а также туристско-рекреационной зоны на Байкале. Дружеские связи Виталия Малкина с министром финансов Кудриным немало способствовали этому. С точки зрения обладания лоббистским ресурсом, по-любому Виталий Малкин, входивший как в команду Бориса Ельцина, так и в команду его преемника, будет покруче Слипенчука. Если к тому же вспомнить, что сенатором от Бурятии он стал при непосредственном участии Алексея Кудрина, Германа Грефа и Владислава Суркова. Другое дело, что, возможно, Малкин сам не хочет больше быть сенатором.

В то же время Михаил Слипенчук также продемонстрировал в Бурятии свои возможности, в том числе в связи с организацией экспедиции «Миры» на Байкале». В отличие от Малкина у него есть непосредственные и долговременные деловые интересы в Бурятии. А их характер — разработка крупных месторождений полезных ископаемых — соответствует стратегической задаче Вячеслава Наговицына на следующий срок, а именно привлечению инвесторов в экономику республики, сорванному вследствие финансового кризиса 2008 года и его последствий. Однако, если для Слипенчука вопрос стоит только в продвижении собственных интересов в республике, он может использовать более мягкую комбинацию. Например, двинуть в сенаторы уроженца Бурятии Баира Цыренова, директора Дирекции по общественным связям и международной деятельности компании «Метрополь».

Не секрет, что превращение Совета Федерации в клуб оторванных от жизни регионов олигархов вызывает все большее недовольство. На прошлой неделе Геннадий Зюганов резко выступил против подобной практики на втором канале ТВ. По его словам, сенаторы, не знающие ни языка, ни культуры регионов и проживающих там народов, не должны заседать в верхней палате. Следствием этому становятся события на Манежной площади в Москве и реальная угроза развала страны. Альтернативой нынешнему клубу олигархов в СФ лидер коммунистов видит создание дееспособного Совета национальностей. Речь идет о столкновении личных интересов крупных бизнесменов и сиюминутных выгодах на местах с общегосударственными интересами.

В этом плане идеальной фигурой является сенатор Иннокентий Егоров, прошедший все ступени карьерного роста в Бурятии и выдвинутый Народным Хуралом, в то же время являющийся успешным бизнесменом в компаниях федерального масштаба и еще со времен руководства им представительством республики в Москве обретший нужные и обширные связи.