Что такое бренд региона? Есть много определений, но если применительно к нам, то это то, о чем думают, когда слышат слова «Бурятия», «Улан-Удэ». А значит, что думают конкретно о каждом из нас, жителях Бурятии



Возьмем, к примеру, Пермь. Лично я знаю об этом городе очень немного. Смутно представляю, что это где-то на Урале. Зато сериал «Реальные пацаны» объяснил мне про Пермь всё. Это такой чавский заповедник.

Ну или заповедник гопников. Наверняка в Перми есть и нормальные люди. И культура теплится. И даже планетарии есть. И букву «п» как бы объявили брендом города Пермь. То есть они тоже пытаются сделать так, чтобы про них думали хорошо. Но сколько бы усилий они сейчас ни приложили, все будет впустую. Потому что бренд Перми теперь «Реальные пацаны».

В последнее время среди чиновников рассуждать о бренде региона стало особенно модно. Проводят межрегиональные конференции, мозговые штурмы, изучают опыт. Все правильно.

Если о нас не знают или думают плохо, никогда ни один турист сюда не поедет, ни один инвестор не придет. Впрочем, с точки зрения имиджа мы тоже от Перми недалеко ушли. Давайте подумаем, что про нас слышали жители России?

Ну, во-первых, на всю Россию прогремела шокирующая цифра — в Улан-Удэ за неделю зверски убито 7 тысяч собак. Представьте себе такое количество собак. Представили? Лично я с трудом. А убить их, так это вообще за пределами воображения.

Ну нет в Улан-Удэ столько бродячих собак! И чтобы настрелять 7 тысяч собак за неделю, или 125 собак в час, как заявили газеты, нужно завезти сюда бродячих собак из соседних регионов. Зато мы прогремели на всю Россию.

Дальше — больше. В ноябре Улан-Удэ прославился как город, в котором есть радиационная угроза. В реале уровень радиации немного вырос, но был в пределах нормы. Зато опять Интернет пестрил шокирующими заголовками.

Наконец, при заливке катка пострадал ледовый городок на площади Советов. Ничего хорошего, конечно, но вся страна узнала, что в Улан-Удэ в результате смыло «весь центр» города. Мне позвонил улан-удэнец из Москвы и спросил: «Арка-то хоть устояла?». Я не понял, о чем он.

Оказалось, человек видел сюжет по Первому каналу, где показали ледяные горы на площади Советов выше зданий вокруг. Талантливо снято. Но проблему ликвидировали за несколько часов. Очистили дороги, восстановили движение. За труд, вложенный в городок, обидно, конечно. Но ничего в общем-то страшного не случилось.

Давайте задумаемся. По всей России отстреливают бродячих собак, и в не меньших количествах, чем у нас. Радиация на Кавказе в три раза выше, чем у нас, и это считается нормой. И ледовые городки в некоторых городах просто не ставят. То есть у нас ничего такого сверхплохого не произошло. Но источником плохих, каких-то непутевых новостей стали именно мы.

Почему же мы так любим выставлять себя в негативном свете? Профессионалы считают, что это следствие сверхконкуренции между СМИ. Все любой ценой стремятся привлечь внимание, добиться рейтинга.

Работа такая. И того оператора, что так талантливо снял гору льда на площади Советов, наверняка никто не заставлял это делать специально. Человек просто по привычке шокировал зрителя.

Боюсь, но все же одна из главных причин такой ситуации проста — мы сами к себе так относимся. Мы привыкли принижать свой город, свою республику, а значит, и самих себя.

Откуда этот мазохизм? От старого заклинания про депрессивную республику?

От непонимания, что делаем хуже себе же? Привычка паразитов твердить — у нас хуже всех, дайте нам денег?

Ни один человек не сможет хорошо жить с плохой репутацией. Как бы цинично ни прозвучало, но доброе имя это просто выгодно.

Если человек сам себя не уважает, за что его уважать окружающим? С имиджем республики то же самое.

Хороший имидж региона и связанные с этим блага появятся только в одном случае — если за репутацией Бурятии будет следить каждый из нас. Доброе имя республики никому не нужно. Кроме нас.