Наш сосед Монголия — «троянский конь» США, новая старая провинция Китая или буфер России?



1 — 2 сентября Институт востоковедения РАН совместно с БГУ проводит в Народном Хурале обсуждение перспектив сотрудничества Монголии и Бурятии (России) в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС)



Об актуальности этой темы рассказывает Галина Манзанова, научный сотрудник отдела Монголии и Кореи Института востоковедения РАН.



09090.jpg

— Галина Владимировна, события в Киргизии, разгром штаб-квартиры МНРП в Улан-Баторе говорят о наличии громадного

взрывоопасного потенциала вблизи наших границ.


— В Киргизии аграрный кризис, обвальная миграция молодежи из села в город, безработица и бедность населения в условиях общей депрессивности региона привели к маргинализации населения и созданию социальной базы для эскалации конфликтов на этнической почве.

Поэтому ШОС объединяет государства, имеющие общие границы и очень близкие по истории, культуре и экономике. Эти связи могут стать надежным гарантом сохранения стабильности от попыток радикальных и экстремистских сил. А попытки дестабилизировать ситуацию в регионе и превратить его в арену противостояния предпринимались неоднократно.

— Есть какой-то рецепт от этого?

— Президент Монголии предложил на саммите ШОС распространить монгольский опыт модернизации сельских хозяйств и регулирования миграции. Это было положительно воспринято главами Узбекистана и Казахстана. Гуманитарная помощь зачастую неэффективна, и ее распределение в дальнейшем трудно проконтролировать. Необходимы реальные шаги по решению проблем занятости и бедности в регионах Центральной Азии и как первый шаг в этом направлении — распространение монгольского опыта модернизации сельских хозяйств в странах Центральной Азии и России.

— А почему именно монгольский опыт?

— Если сравнить ситуацию в сельском хозяйстве Внутренней Монголии Китая, собственно, Монголии и Бурятии, то сравнение не в нашу пользу. Хотя изначально мы имели лучшие стартовые условия. Но сейчас впереди Внутренняя Монголия, затем Монголия и далеко в хвосте Бурятия.

В Китае и Монголии умело использовали традиции и местный опыт как основу для возрождения сельского хозяйства. В итоге поднялся жизненный уровень, молодежь не бежит в города и нет конфликтов на этнической почве. Если опыт модернизации сельского хозяйства Монголии при поддержке бизнес-сообщества ШОС будет внедряться в Бурятии, то это даст кумулятивный эффект.

Нужны проекты по поддержке развития местных хозяйств средствами малой техники, спутниковыми антеннами, солнечными батареями, ветровыми установками и т.д. Если фермеры смогут обеспечивать себя энергией, водой и средствами связи, то они возродят исторически сложившуюся хозяйственную культуру.

— Прошедший недавно Конвент монголов мира стал еще одним свидетельством расширения связей между родственными монгольскими народами Бурятии, Монголии и Внутренней Монголии.

— Само по себе это отрадное событие, но при содействии внешних игроков оно может вызвать оживление идеи создания «пан-монгольского» пространства на территориях сопредельных с Монголией государств.

Необходимо учитывать и актуальный геополитический контекст. Несмотря на то что Монголия входит в десятку мировых ресурсных лидеров, эта страна долгое время оставалась без должного внимания со стороны больших держав. Однако новые вызовы и новая конфигурация сил на мировой арене пробудили интерес крупных игроков к Улан-Батору и заставили их вступить в жесткую конкуренцию на монгольском направлении. Для США и НАТО эта страна может стать удобным плацдармом для сдерживания растущего влияния Китая в Средней Азии и на Дальнем Востоке.

Жесткий экономический прессинг и демографическое давление со стороны быстрорастущего перенаселенного Китая могут привести к постепенной «китаизации» соседней страны. Не забудем, что всего лишь 90 лет назад российско-китайская граница проходила около Кяхты.

— И поэтому Монголия является важным связующим звеном между Россией и Китаем?

— Поставив под свой контроль «цветную» Монголию, Вашингтон может разыгрывать различные ситуации на приграничных территориях — Республике Бурятия (Россия) и Внутренней Монголии (Китай), где компактно проживают представители монгольского этноса. Дополнительный фактор раздражения может появиться и у Казахстана. На северо-западе Монголии проживает достаточно многочисленная казахская диаспора, через которую Вашингтон может влиять на приграничные казахстанские территории. Усиление позиций в Монголии позволило бы США сохранить рычаг давления на Китай даже в случае неудач в Средней Азии.

— А как вы оцениваете сотрудничество России с Монголией?

— Для России сотрудничество с Улан-Батором представляет интерес сразу с нескольких сторон. Москва не меньше Вашингтона заинтересована в допуске российских инвесторов к стратегическим месторождениям меди, золота и угля, приватизации промышленных объектов Монголии, которая стоит на повестке дня. Монголия может стать и перспективным маршрутом строительства российских нефте- и газопроводов в Китай.

Для Москвы имеет значение географическая близость этой страны к восточным границам России. Чем ближе будут наши отношения, тем комфортнее будет ситуация на дальневосточных рубежах РФ. Кремль отдает себе отчет в реальности возможного использования Вашингтоном Монголии в качестве «троянского коня» США в ШОС.

— В случае реализации такого сценария расстановка сил и позиции важнейших игроков в ШОС могли бы претерпеть значительные изменения?

— Безусловно. Безопасность — это не только военно-политический (как это трактуется большинством российских экспертов) и экономический феномен (как в основном считают китайцы). Растущее значение для нее, особенно в рамках ШОС, приобретают гуманитарные (экологические, культурные, миграционные и прочие) аспекты.

Важность позиции Монголии в обеспечении безопасности и стабильности в регионе Центральной Азии уже осознается на уровне западных СМИ, где усиливаются голоса в пользу сближения с Улан-Батором. К южному соседу уже пришел Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), который проводит программу реструктуризации промышленности и финансового сектора Монголии. В результате может затрудниться финансовое, торговое, экономическое взаимодействие между Бурятией (Россия) и приграничными территориями Монголии.

— Смягчит ли ситуацию вступление Монголии в ШОС?

— Конечно, вступление Монголии в ШОС откроет новые возможности для активизации сотрудничества стран-членов ШОС. В качестве примера для взаимодействия может выступить Республика Бурятия — приграничный регион России, народ которого имеет родственные традиции и культуру с народами, проживающими в Монголии и Внутренней Монголии.





Комментарий экономиста



ilja.jpg

Илья Никифоров, к. э. н., доцент ВСГТУ



США обычно очень умело сочетают политические интересы с экономическими. Приобретение ресурсных активов в Монголии американским финансовым капиталом — это не только удачная «парковка капитала» в условиях кризиса, но и возможность продвигать политические интересы США.

Китай и Россия пытаются действовать таким же образом. Монголия, соответственно, старается извлечь максимум дивидендов из этого внезапно проснувшегося интереса.

Возможное объединение Германии, России и Китая в одно политическое и экономическое пространство создаст сильнейший союз, который будет мощнее Евросоюза и США. Это не может не беспокоить США, и в их интересах дезинтегрировать, расчленить это зарождающееся объединение.

Правительству Монголии в этой ситуации необходимо полученные средства использовать для развития экономики — создания новых предприятий, рабочих мест и т.д., чтобы устранить базу для социального взрыва.