С недавних пор в политтусовке Бурятии распространилась любопытная притча. В некоей стране существует узаконенная возможность получения лицензии на убийство. Гражданин, желающий получить ее добровольно, проводит десять лет в местах лишения свободы. По выходу он получает документ, подтверждающий факт отсидки и право на совершение убийства. Для него это уже не будет считаться преступлением, ведь он уже авансом рассчитался за него с обществом. Лицензия открывает ее обладателю поистине неограниченные возможности. Перед ним открываются все двери, и никто не прекословит ему. Кто же рискнет быть безнаказанно убитым?

В нашей ситуации человек с лицензией на «убийство» — это зампред Андрей Полосин. Он отбыл свой срок в администрации президента РФ, и теперь перед ним открыты все двери.

28 мая 2010 года глава Бурятии Вячеслав Наговицын удостоился аудиенции у президента РФ Дмитрия Медведева. Не далее как в апреле он встретился с премьер-министром России Владимиром Путиным. Два рандеву на высшем уровне за неполный месяц. И это глава не самого значимого для страны региона. Не каждый губернатор так часто встречается с правящим тандемом. К примеру, последняя встреча тет-а-тет Леонида Потапова с президентом Владимиром Путиным состоялась в сентябре 2005 года, до этого они встречались в 2002 году накануне выборов главы республики, а в промежутке на пару с Равилем Гениатулиным встретились с ним в Хабаровске.

Обе встречи Вячеслава Наговицына с тандемом прошли уже после назначения Полосина зампредом правительства РБ. Заметим, что за весь предыдущий срок пребывания на посту президента республики Вячеслав Наговицын не мог похвастаться такими пробивными способностями. Приезд в Бурятию президента Дмитрия Медведева в августе прошлого года произошел по приглашению Хамбо ламы Аюшеева, да и то по дороге в Монголию. Впрочем, и тем приездом в Бурятию от администрации президента РФ занимался Андрей Полосин.

Безусловно, для республики встречи Вячеслава Наговицына в Москве несомненное благо — решение давно наболевших социально-экономических, экологических и иных проблем, привлечение громадных дополнительных средств и т.д.

В итоге с приходом нового зампреда в варяжском стане сложилось следующее распределение ролей. «Большой босс» — Вячеслав Наговицын, «хороший парень» — Андрей Полосин. На роль «плохого парня» местная элита назначила уже Александра Чепика, по функциональным обязанностям являющегося полновластным председателем правительства. Он отвечает за финансы, экономику, недропользование, сельское хозяйство, перерабатывающую промышленность и пр. Комплиментарно настроенная и пользующаяся взаимной симпатией Ирина Смоляк «просто красавица». В качестве статистов, сдержек и противовесов выступают все местные группировки и кланы.

Если роль нового зампреда с его связями и способностью влияния на умы и поступки людей сильно не преувеличена, то республика обретает в его лице лоббиста уровня Иосифа Кобзона или сенатора Малкина. И, естественно, судьба финансового потока, приоткрытого благодаря его усилиям, становится предметом его же особой заботы. Ведь очевидно, что Бурятия лишь очередной этап в удачно складывающейся карьере чиновника высокого уровня.

Между тем приход в республику первых больших денег, привлеченных командой Наговицына в сельское хозяйство, обернулся громким скандалом. Все предыдущие проекты — дорога на Курумкан, Русский драмтеатр, туристско-рекреационная зона, мост в Тресково, физкультурно-спортивный комплекс и др. — наработки команды Леонида Потапова. В немалой степени шумиха вызвана общим убеждением местных в том, что варяги приезжают в республику «набить карманы» и поскорее «свалить». Громкие дела с руководством МВД Бурятии, поведение крупных корпораций уже создали устойчивый стереотип в их отношении. Впрочем, у варягов есть аналогичное мнение относительно вороватости местных кланов.

Свести на нет обе эти тенденции под силу только человеку с лицензией на «убийство». Все двери перед ним открыты, и никто не рискнет противоречить, дабы, фигурально выражаясь, не получить пулю в лоб.