Премьер-министр России объяснил, зачем нужен Байкальский ЦБК

Это произошло 15 марта в Москве, где состоялось расширенное заседание совета Русского географического общества (РГО)

 Премьер, пишет корреспондент «Коммерсанта» Андрей Колесников, чье появление (вернее, теперь это уже всякий раз явление) зал почтил вставанием (кто как смог быстро), пожелал скорейшего выздоровления "известному путешественнику Василию Пескову", которому накануне исполнилось 80 лет, порассуждал на тему создания многоцелевого экогеографического информационного пространства и неожиданно перешел к теме запуска целлюлозно-бумажного комбината (ЦБК) на озере Байкал.

На самом деле эту тему странно было бы обойти. Подписав постановление о возобновлении его работы, глава попечительского совета РГО поставил себя в двусмысленное положение: неформальный лидер организации, которая должна лелеять экогеографическое пространство, получалось, дает санкцию сбрасывать в самое чистое озеро в мире самые грязные в мире отходы.

Господин Путин и сам чувствовал необходимость объясниться по этому поводу. Иначе он не отвел бы глаза от текста речи, который лежал перед ним, и не перешел бы на язык, можно сказать, жестов.

— Сейчас,— сказал он,— ведутся споры о судьбе этого ЦБК. Комбинат работает с 1965 года! С 1965 года работает этот комбинат!

Это был, впрочем, еще не аргумент, что комбинат должен работать и дальше.

Тогда премьер вспомнил, как он сам несколько лет назад перенес маршрут путепровода ВСТО на 400 км от водозаборной зоны Байкала. Это, по его словам, стоило огромных денег, но ему их было не жалко.

Между тем и это не было аргументом, почему надо возобновлять работу Байкальского ЦБК.

Наконец, премьер заявил, что население Байкальска, для которого ЦБК является градообразующим предприятием,— 400 тыс. человек и "их надо занять". Но и этот аргумент опять не объяснял, почему ради того, чтобы занять всех этих людей, надо сбрасывать нечистоты в самое чистое озеро.

Господин Путин вручил первые гранты Русского географического общества (большинство их досталось Русскому географическому обществу).

НА БАЙКАЛ ДЕНЕГ НЕ ЖАЛКО

В конце заседания премьер, пишет корреспондент «Коммерсанта» Андрей Колесников, вдруг опять вернулся к судьбе Байкальского ЦБК. Все-таки он и сам понимал, что аргументы в пользу возобновления его работы, мягко говоря, не сражали наповал.

— Я уже говорил про Байкальский ЦБК и хочу еще раз пригласить всех к обсуждению темы,— произнес премьер.— Мы, повторяю, не будем жалеть никаких денег на Байкал... И речь не о том, чтобы у кого-то что-то отобрать и что-то дать кому-то заработать... Я вот спрашивал, как соотносилась деятельность ЦБК с другими предприятиями, сбрасывающими отходы в озеро?.. Вот сброс сточных вод: ЦБК — 27,4 тыс. тонн в год, Гусиноозерский узел — 400 тыс. тонн!.. Загрязнение воздуха: ЦБК дает 4,3 тонны выбросов в атмосферу... а Ангарск, например — 221 тысячу!...

Вообще-то это были пока хорошие аргументы в пользу закрытия Гусиноозерского узла и беспощадной борьбы с загрязнителями воздуха в Ангарске.

— Надо же смотреть на проблему в целом! — призвал премьер.— На все надо смотреть внимательно, без шума... Люди же там живут... Что получилось, когда комбинат остановили?.. Деградация в городе пошла...

Он объяснил, что один из грантов пойдет на изучение ситуации с ЦБК со всех сторон. Таким образом, у него и у самого на самом деле нет до сих пор уверенности, что он поступил правильно, подписав это постановление.

Что и требовалось доказать.



ИЗ ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОГО ВЫСТУПЛЕНИЯ ВЛАДИМИРА ПУТИНА

Я уже говорил во вступительном слове по поводу Байкала. Ещё раз хочу пригласить всех к участию в проекте по исследованию экосистемы. Вопрос очень важный. Он давно дискутируется: в советском, а потом и в российском обществе. Конечно, нужно посмотреть на все повнимательнее. Я уже упоминал, мы бережно относимся к Байкалу, и не будем жалеть никаких денег.

В данном случае речь идет применительно, скажем, к Целлюлозно-бумажному комбинату, о котором все так много говорят. И я думаю, что немножко даже спекулируют на этой теме. Но Бог с ним, дело даже не в этом. Хочу, чтобы все знали и понимали, речь идет не о том, чтобы у кого-то что-то отобрать или кому-то что-то дать - скажем, дать заработать. Нет, конечно. Это комплексная проблема. Напомню: комбинат работает с 1968 года.

И вот, когда мы были на Байкале летом, я разговаривал с учеными, с членами Академии наук, спрашивал, как отразилась деятельность ЦБК на Байкале, на его экологии? Там нет изменений к худшему, слава Богу, для Байкала. Это не значит, что там нет проблем. Конечно, они есть. Только нужно посмотреть на них повнимательнее и по-серьезному, без всякой политизации.

Вот сброс сточных вод. В 2008 году ЦБК - 27,4 тыс.тонн. А город Улан-Удэ - 34 тыс. тонн. Водоканал города Иркутска - 106 тыс. тонн. Гусиноозерский промузел - 442 тыс. Водоканал города Гусиноозерска - 348 тыс. тонн.

Загрязнение воздуха. ЦБК - 4,3 тонн выбросов в атмосферу, ТЭЦ Улан-Удэ - 21,3 тонны, Северобайкальск - 28, 5, Ангарск - 221 тысяча.

Вы понимаете, надо смотреть на всю проблему в целом, изучать ее.

А сельское хозяйство? На полях там сбрасывают химикаты - все это потихонечку стекает в озеро.

РЕШАТЬ ПРОБЛЕМУ "БЕЗ ШУМА И ВИЗГА"

На все надо смотреть внимательно, без всякого «визга», без шума, по-серьезному, по-государственному. И смотреть на социально-экономическое развитие региона. Там ведь люди живут. Вот закрыли это предприятие. Правительство же закрыло, мы же закрыли! Закрыли для чего? Чтобы дать сигнал собственникам и менеджменту, что нужно уделять больше внимания. Какой результат? Пошла социально-экономическая деградация в этом регионе. И дело не только в самом комбинате, с ним же связана целая сеть: транспортное обслуживание, лесодобыча и так далее, и так далее, и так далее. Социальная сеть сразу начала разваливаться - все взаимосвязано. И подходить нужно, конечно, внимательно и по-государственному.

Разумеется, нужно уделять вопросам экологии первостепенное внимание, если раньше об этом не думали, когда в 1968 году открыли. Не мы же с вами его открыли. Но открыли, работают, там сформирована соответствующая система. Надо с этим что-то делать. Понятно, что надо с этим что-то делать. Вот для того, чтобы понять, что и как, будет проведено исследование, на работу в рамках которого и выделен сегодня грант, полученный здесь, на этой сцене, сегодня.

Фото с сайта правительства России

"Информ Полис": Гендиректор Селенгинского ЦКК: Вопрос с БЦБК очень сложный

БЦБК: «за» и «против»

Вокруг обращения депутатов Народного Хурала к Путину разгорается скандал

Депутаты Народного Хурала Бурятии пошли против воли Путина

Селенга загрязняет Байкал больше, чем Байкальский ЦБК