Выступление на сессии Народного Хурала коммуниста Сергея Будажапова вызвало неоднозначную реакцию у представителей других фракций

Спор возник из-за внесенных президентом Бурятии на сессию Хурала безобидных изменений в реестр должностей госслужбы. Его указом от 7 декабря 2009 года установлена государственная должность министра — руководителя постоянного представительства республики в Монголии.

Будажапов предложил сделать главу представительства РБ в МНР заместителем председателя правительства, как и в Московском полпредстве. На что Олег Хышиктуев, председатель республиканского комитета госслужбы, кадровой политики и административной реформы, сообщил, имея в виду нынешнего представителя Жаргала Батуева: «Пусть пока поработает в статусе министра, а там посмотрим».

Первым отреагировал депутат Владимир Гейдебрехт.

— Все это делается под персоналии, не было раньше такого статуса. По большому счету там сидят бездельники, а мы хотим им платить огромные деньги. Скромность какая-то должна быть, — отметил Владимир Оттович, представитель фракции от «Справедливой России».

Сергей Будажапов не замедлил ответить на некорректные высказывания коллеги.

— Чтобы строить добрососедские, тесные отношения с Монголией, важен статус нашего представительства. Почему до сих пор нет в Улан-Баторе своего здания представительства, где можно было бы вывесить флаг республики, где наши президент, председатель Хурала и другие могли бы остановиться с точки зрения экономии средств, которые тратятся на гостиницы, — сказал он.

В перепалку вступил представитель фракции ЛДПР Игорь Бобков:

— Не хватает денег, чтобы сделать детям подарки, отправить больного ребенка на лечение, а на министров и зампредов всегда денег хватает. Не стоит нам принимать подобные законы.

Владимир Гейдебрехт принес извинения за «бездельников», но тут же обвинил коммунистов, которые хотят устроить «красивую жизнь президентам».

— Коммунисты критиковали за роскошь и барство, теперь к этому призывают, — отметил Владимир Гейдебрехт.

В конце концов необходимая поправка к закону была принята, хотя и не единогласно.