Вячеслав Наговицын проработал половину своего президентского срока

 

«Темная лошадка»

Летом 2007 года Владимир Путин, занимавший в то время кабинет в Кремле, предложил депутатам Народного Хурала утвердить в должности президента республики Вячеслава Наговицына, который тогда работал вице-губернатором Томской области. Предложение Путина сперва вызвало недоумение, так как томич был никому в Бурятии не знаком, да и сам вообще не имел до 2007 года к республике никакого отношения. Лишь его супруга, дочка военного, училась в Улан-Удэ в детстве.

Несмотря на сюрприз и некоторые шатания, вызванные абсолютно нереальным по нынешним временам желанием «пропихнуть» на высокий пост местного политика, депутаты Хурала безропотно проголосовали за предложенного Москвой кандидата. И республика обрела второго в своей истории президента: молодого, энергичного, улыбчивого. В общем, главный кабинет на площади Советов занял человек, которого все сразу назвали полной противоположностью предыдущему руководителю региона Леониду Потапову. В воздухе почувствовался ветер перемен. И перемены наступили, правда, оказались менее радикальными, чем ожидали многие.

 

Политика: от стабильности к эффективности

Свою политическую жизнь в Бурятии Наговицын начал энергично. Правительство республики ушло в отставку, а при новых назначениях президент долго думал, пытаясь найти баланс между опытными кадрами и новыми молодыми назначенцами. Определенного баланса за два с половиной года достичь удалось. Правда, некоторые юные кадры не оправдали доверия Наговицына. В конце 2008 года была вынуждена уйти с должности главы Минкульта Юлия Ангаева, а в 2009 году покинул свой пост молодой руководитель Минимущества Леонид Мотошкин.

Плюс Наговицына в том, что он, будучи «варягом», сделал ставку почти исключительно на местные кадры. Из Томска приехала лишь Ирина Смоляк, которая заняла должность заместителя главы администрации президента по вопросам информационной политики. Это одно из самых удачных назначений Наговицына: никаких провалов по медийной части за 2,5 года не было.

Администрацию же возглавил Александр Ковалев, который проработал полтора года, помог президенту выстроить более-менее эффективную систему управления и уехал в Москву. В правительстве Бурятии оказался лишь один «варяг» - Александр Чепик, вице-премьер по экономическому развитию. Но он в момент назначения был не в «команде Наговицына», а скорее, в «команде Кремля». Не назначить его Наговицын, как поняли чиновники, просто не мог.

Минус же в том, что Наговицын сначала все же предпочитал опираться на людей, которые работали еще при Леониде Потапове. Но как бы то ни было, обновленный кабинет министров Бурятии ушел от вытягивания денег из Москвы и последующей банальной дележки трансфертов и других дотаций. Появились новые идеи, новые программы. Главная из них – программа социально-экономического развития республики до 2017 года.

 

Экономика: время испытаний

Но первый год реализации этой десятилетней программы был омрачен началом мирового экономического кризиса, который полтора года назад докатился до России и Бурятии. Несмотря на это, в 2008 году все макроэкономические показатели в республике улучшились. Так, по темпам роста промышленного производства Бурятия заняла второе место в Сибирском федеральном округе, показав рост в 7,6 процента. Это связано с запуском обогатительной фабрики на Тугнуйском угольном разрезе, а также с резко увеличившимся портфелем заказов Улан-Удэнского авиазавода. Объем валового регионального продукта вырос на 3 процента. В том же 2008 году почти на 30 процентов увеличились доходы населения, а средняя зарплата достигла 14 тысяч рублей. Впервые за многие годы население Бурятии увеличилось почти на тысячу человек.

Но кризис все же ударил по республике. В 2009 году выросла безработица, предприятия объявили о сокращениях. Правительству пришлось предпринимать экстренные меры по занятости населения. На это тратили в основном федеральные деньги. Предложенные программы, например общественные работы, помогли стабилизировать ситуацию на рынке труда. Но, отметим, Вячеславу Наговицыну все же сильно повезло с регионом. У нас нет очень крупных промышленных предприятий, которые могли бы остановиться во время экономического кризиса из-за резкого падения спроса на продукцию и оставить без работы десятки тысяч людей. Таким образом, неразвитость промышленности республики в какой-то мере сгладила возможные последствия кризиса для людей.

 

Эйфория спала, началась работа

Пожалуй, основным достижением Наговицына можно считать то, что мы уже не слышим постоянно, как во времена Леонида Потапова, что Бурятия – регион дотационный, депрессивный и без всякого будущего. Донором мы, конечно, не стали, и по-прежнему львиную часть республиканского бюджета составляют федеральные деньги. Но, по крайней мере, в обществе уже нет былого пессимизма, когда казалось, что у Бурятии нет никакого будущего и из республики надо уезжать, куда глаза глядят.

Объективно за 2,5 года Наговицын сделал для пиара Бурятии и поднятия «боевого духа населения» больше, чем Леонид Потапов за все время своего правления. Это второе достижение президента. Теперь известность региона в России и в мире, безусловно, помогает предпринимателям и республиканским чиновникам на переговорах. К тому же такая узнаваемость Бурятии формирует у федеральных чиновников и крупных бизнесменов более благосклонное отношение к республике.

Правда, по истечении двух с половиной лет нет уже эйфории, надежд на скорые перемены к лучшему, которые витали в первые месяцы с момента назначения Наговицына. Президент, как мы видим, предпочел ничего не менять радикально. Он сделал акцент на поступательном экономическом развитии, привлечении в республику инвесторов из других регионов, на строительстве объектов туристической зоны на Байкале. Наговицына понять можно: собственных финансовых ресурсов в Бурятии все же кот наплакал, поэтому логичнее использовать федеральные деньги (на ту же турзону) и средства крупных добывающих, промышленных и сельскохозяйственных холдингов.

Несмотря на то что Наговицын «попридержал лошадей», вряд ли по итогам своего пятилетнего правления он станет «президентом несбывшихся надежд». Те объекты, которые будут возведены в регионе в рамках подготовки празднования 350-летия присоединения к Российскому государству, безусловно, будут связывать в будущем именно с именем нынешнего главы республики. А такого масштабного строительства в Бурятии не было с советских времен. То, что Наговицыну удалось «выбить» федеральное финансирование на эти цели, можно назвать его третьим крупным достижением.

Фото Марка Агнора

См.также "Информ Полис": Вячеслав Наговицын: "Золотая середина"