«Мы бьем по проблемам из крупной артиллерии»

 Президент Бурятии Вячеслав Наговицын рассказал «Информ Полису», о чем мечтает в канун Нового года  

Под занавес уходящего 2009 года президент дал эксклюзивное интервью нашему еженедельнику. Вячеслав Владимирович рассказал, благодаря кому Бурятия вышла из кризисной волны без потерь, поделился мнением о том, как сократить текущие расходы бюджета, прокомментировал ближайшие кадровые перестановки в правительстве и поведал, что любит готовить к новогоднему столу.

 - Вячеслав Владимирович, если подытожить результаты Вашей работы на посту президента за два с половиной года, что удалось из задуманного воплотить в жизнь, что не получилось?

 

 - По истечении двух с половиной лет я чувствую, что уже свой здесь и республика мне родным домом кажется. Мне комфортно здесь работается, люди хорошие. Они понимают, зачем я пришел, что хочу сделать. Если подводить итоги за этот период, я удовлетворен теми событиями, которые прошли, отношениями в работе с Народным Хуралом, в правительстве - у нас пока все получается. Я не могу вспомнить, чтобы что-то развалилось или не удалось из намеченного, мы пока не свернули ни на одну йоту в сторону. К тем задачам, которые я ставил здесь, в Томской области я шел девять лет. Там были и пробы, и ошибки. А в Бурятию я пришел уже с неким багажом, обкатанным, проверенным. Мы по сути догоняли Томскую область в решении тех или иных вопросов. Я не стесняюсь сегодня говорить, что мы находимся примерно на уровне Томской области, во всяком случае в решении политических, экономических задач и так далее.

У нас начато много реформ в системе образования, здравоохранения, социальной сфере. И так везде. У нас очень серьезные темпы роста по доходам. Очень важно, что общество консолидировалось вокруг достижения цели программы СЭР (социально-экономического развития республики). Есть отдельные люди, которые недовольны. Раньше они лоббировали свои интересы очень хорошо, а сейчас все лоббистские возможности пропали, потому что мы решаем только задачи по программе СЭР. Все охватить невозможно. Если все, значит ничего. Мы выбрали самые тяжелые для нас проблемы и бьем по ним из крупной артиллерии.

 - Уходящий год был кризисным и в то же время ознаменован значимыми событиями для республики. Назовите, пожалуйста, минусы и плюсы 2009 года.

- Несмотря на кризис у нас есть движение вперед. Очень радует меня сельское хозяйство. Там самые высокие темпы роста. Мы выбрали политику поддержки крупных промышленных предприятий, и она оправдала себя. 132 процента темпа роста дали промышленные сельские хозяйства, а в итоге в среднем по году мы выйдем где-то на 107 процентов. Строители нас радуют, 114 процентов темпа роста. Обрабатывающая промышленность тоже.

Минусы есть, но, я бы сказал, они с вопросом. К ним бы я отнес лесную отрасль, она дала самые низкие темпы роста, но это, скорее всего, не связано с кризисом. Было принято решение о прекращении поставок круглого леса за пределы Российской Федерации и переходе на глубокую переработку, что связано с модернизацией лесного хозяйства. По энергетике у нас темпы хуже, чем в прошлом году. Но я не стал бы их критиковать, в кризис они не попали. В прошлом году у нас была очень низкая вода в Байкале, и гидромощности не могли выработать необходимое количество электроэнергии. В этом году вода высокая и ясно, что производится более дешевая гидроэлектроэнергия, а наши работают вполсилы. Еще с минусом сработала железная дорога, но это уже связано с кризисными явлениями в мире вообще. Где мы на самом деле ощутили кризис – это отрасль, связанная с добычей полезных ископаемых. Тут не на кого пенять.



 - Сейчас идет обсуждение стратегии развития Дальнего Востока и Забайкалья. Скажите, какая роль отведена Бурятии в составе такого мегарегиона, каковы приоритетные направления ее развития?

Нам отводится геополитическая роль. Мы должны сохранить численность людей, побороться с миграцией. Ведь свято место пусто не бывает. Мы живем на границе, и если вдруг люди будут уезжать, то их место займут граждане КНР, Монголии. В этом году мы в 1,7 раза сократили отток населения из республики. Так, в прошлом году за 10 месяцев из Бурятии уехало 1700 человек, а в этом году всего тысяча. Мы должны побороть эту ситуацию, а для этого нужно реализовать инвестиционные проекты.

Через программу развития Дальнего Востока и Забайкалья мы решаем несколько вопросов. В частности такой. В восточной части Бурятии отсутствует инфрастуктура: нет ни дорог, ни линий электропередач, но зато много полезных ископаемых, и уран есть, и вольфрам, и золото. Вдоль этих месторождений нам нужно провести дороги и линии электропередач. Основные наши предложения в программе – строительство Мокской ГЭС, железной дороги Новоильинск - Романовка - Таксимо, завершение дороги Улан-Удэ - Курумкан - Новый Уоян, нужно закончить строительство, связанное с туристской зоной. Сделать приоритетным развитие сельского хозяйства. Мы определили точки роста, проанализировали их, показали Федерации, сколько нам нужно инвестиций и что мы получим в результате. И даже рассказали, что развитие Бурятии может рассматриваться как один инвестиционный проект. Нам дают 200 млрд. рублей, а мы обещаем, что через пять лет уйдем от дотаций, которых сейчас получаем 15 млрд. рублей. За 7 - 8 лет проект может быть окуплен, и мы выйдем на самодостаточность.

 - В этом году правительство оказывало помощь малому бизнесу, в частности, в виде безвозмездных субсидий. Как Вы считаете, не потрачены ли эти деньги зря и будут ли какие-то новые виды господдержки?

Несмотря на сокращение и рабочих, и объемов производств в таких отраслях, как лесная, недропользование, железная дорога, общая безработица в Бурятии осталась на уровне прошлого года. Мы создали в этом году тысячу новых малых предприятий, в которые вовлекли свободные руки. Я считаю, что достаточно эффективная поддержка осуществляется малому бизнесу, не надо генерировать и изобретать какие-то новые формы. Их вполне достаточно, надо только, чтобы они работали так, как надо. Желательно, чтобы денег на эти формы поддержки было побольше. Принцип простой: выделяем больше денег и будут более интенсивно развиваться малые предприятия. Но есть и пределы, к которым мы должны прийти. Сегодня у нас на уровне 17 процентов валового регионального продукта производится малыми предприятиями, к 2017 году мы должны дорасти до 50 процентов. Дальше уже опасно. Остальные 50 - за крупными предприятиями. Тогда это абсолютно устойчивая экономика.   

- Вячеслав Владимирович, назовите, пожалуйста, самые крупные инвестиционные проекты, которые будут реализовываться в 2010 году.

 - В Еравнинском районе Байкальская лесная компания будет реализовывать большой проект с объемом добычи леса и переработки в 500 тысяч кубов. Это очень серьезный проект даже в масштабах России. В сельском хозяйстве целый ряд проектов. У нас уже в запуске проекты по мясному животноводству в Селенгинском районе, в Мухоршибирском будет развиваться молочное производство и на очереди овощеводческий проект – современное тепличное производство. В Заиграевском районе построят свинокомплекс, и мы определяемся, где будет еще одно предприятие по производству мяса птицы. Эти проекты поддержаны Российской Федерацией. Мы ведем с компаниями переговоры, со многими уже подписаны соглашения, часть проектов находится в стадии реализации. Также будем развивать туристический бизнес. Вовсю ведутся работы, строится дорога, сдана подстанция в Татаурово, есть возможность развернуть линию в 220 вольт вдоль всего побережья. Работы начнутся уже в следующем году. И вся инфраструктура: отопление, горячая вода, очистные сооружения - в районе Турки уже находится в запуске. Запустили концепцию по проектам «Гора Бычья» и «Бухта Безымянная». В следующем году она будет разработана и выставлена на торги.

 - Сейчас много говорят о второй волне кризиса. Как Вы думаете, будет ли 2010 год более сложным, чем уходящий год?

 - Для нас с вами нет. Что касается второй волны кризиса, пока сложно сказать. Обещали, что это случится в сентябре – ничего не произошло. А теперь уже и сложно говорить, что она будет вообще. Предполагалось, что в банковской сфере произойдет невозврат ранее выданных кредитов. Но многие формы поддержки, которые были оказаны промышленным предприятиям через банки и за счет резервных фондов, не были востребованы. Деньги банки получили, но они так и не дошли до конца. Сейчас их срочно возвращают Центробанку. Опасность, что банки бездумно раздадут эти деньги, а потом не смогут собрать, была. Но это не произошло. Есть надежда, что второй волны не будет. Но если даже она и будет, то не должна затронуть нашу республику, потому что у нас нет таких предприятий, которые бы получали эти кредиты, должны и не могут их вернуть.



 - Как Вы считаете, бюджет 2010 года может вырасти? И за счет каких средств?

- У нас секвестировали финансовую помощь на 10 процентов из федерального центра. Мы считаем, что перекроем этот выпадающий доход за счет собственных доходов. У нас устойчиво работает строительная отрасль, выходят из кризиса энергетики, недропользователи, динамично развивается сельское хозяйство, каждый год удваивается количество туристов. Мы надеемся, что в следующем году темпы роста по нашей продукции будут не ниже, чем 7 - 8 процентов. Это говорит о том, что мы спокойно перекроем те 10 процентов. Исходя из этого и сформирован бюджет, мы не предусматриваем существенного снижения. Тем не менее мы занимаемся вопросами повышения эффективности, ведем очень жесткую политику по текущим расходам. Я убежден, что там мы еще имеем огромнейший резерв, и считаю, что не должен аппарат сам на себя потреблять деньги. Административную "машину" нужно сократить до разумных пределов, а высвободившиеся средства направить на реализацию инвестиционных проектов. Что мы и делаем. Если и раздается критика в наш адрес, что мы зажимаем все, поверьте, это говорят люди из бюджетной сферы. А жители республики, конечно же, понимают, что мы делаем, и наверняка благодарны правительству, потому что мы высвобождаем деньги, которые будут направлены на удовлетворение их потребностей, их нужд.

 - В этом году был принят закон о предоставлении бесплатной земли и леса для тех, кто стоит в очереди на улучшение жилищных условий. Почему, на Ваш взгляд, закон буксует?

 - Мне хочется, как и любому жителю республики, чтобы закон быстрее заработал. Он буксует не из-за того, что он плохой. Есть много подзаконных актов: например, если вы пойдете оформлять землю под строительство, то вам понадобится 345 дней. Если закон был принят в мае, то по-хорошему первую землю должны были оформить только в мае 2010 года. Но благодаря тому, что я так настырно говорю об этом почти на каждом планерном совещании, то, конечно, наши чиновники двигаются быстрее, чем положено по регламенту. У нас уже есть 160 земельных участков, оформленных бесплатно в собственность, а также 20 - 25 человек, которые смогли оформить и лес. А сделать это можно, только оформив землю. В конце года можно и похвалить кого-то, сказать, что чиновники сработали здесь очень хорошо, старались, чтобы закон заработал. Сегодня 26 тысяч семей стоят в очереди, и я думаю, что больше половины из них воспользуются этим законом.

- В СМИ обсуждается вероятность отставки министра сельского хозяйства Жаргала Батуева. Так ли это? 

- Слово "отставка" здесь не подходит. Жаргал Дабасамбуевич зарекомендовал себя хорошо именно по работе с Монголией. Вы знаете, что 15 лет был закрыт пункт пропуска для прохода скота из Монголии в Бурятию. В результате вся перерабатывающая промышленность в республике замерла. За год Жаргал Дабасамбуевич открыл границу, договорился с монголами, с пограничниками, с пунктами пропуска, решил все ветеринарные вопросы. Говорить, что такого человека в отставку отправить, у меня язык не повернулся бы никогда. Вы, наверное, знаете, что погиб Владимир Ганжуров, руководитель представительства Бурятии в Монголии. Сегодня оно обезглавлено. Мы связываем свое будущее с развитием отношений с Монголией. Два президента подписали меморандум о том, что нам надо выходить на поставку скота в больших объемах, обозначалась цифра 345 тысяч голов. Вы представляет. какой это колоссальный объем! Поэтому мне нужен в представительстве надежный человек, понимающий эту проблему, а самое главное, пользующийся авторитетом как у нас, так и на монгольской стороне. Его очень уважают все и здесь, и в Монголии. Мы даже под него меняем статус представительства. Там был просто руководитель, а будет министр. Он дал согласие и переходит на более ответственную должность и очень важную для Бурятии. Я бы хотел, чтобы так это понимали в обществе. А то не разобравшись, пытаются какие-то комментарии давать. 

 - Какое событие в этом году для Вас лично, Вашей семьи и для республики было самым значимым? 

 - Для себя, для Бурятии самое значимое – это приезд президента России. 15 лет не было в республике такого события. Это стало возможным благодаря всем жителям, средствам массовой информации, благодаря форумам, которые мы провели. Республика стала узнаваемой, о ней много пишут, говорят, поэтому президент принял для себя такое решение: приехать и посмотреть, что это за динамично развивающийся субъект, что это за феномен такой на карте Российской Федерации?  



 - Как Вы обычно встречаете Новый год? Что готовите для праздничного стола?

 

Новый год всегда встречаю в кругу своей семьи. Правда, мою семью разбросало: старший сын - в Нижнем Новгороде, младший - в Новосибирске, дочь - в Москве, мы с женой здесь. Абсолютно точно мы соберемся все вместе, но площадку пока не определили. Блюдо у нас общее, семейное: мы будем готовить плов. Я все-таки 15 лет прожил в Узбекистане, и дети хотят, чтобы папа приготовил плов.

 - О чем мечтает в канун Нового года президент Бурятии?

 - Конечно, я пришел в Республику Бурятия сознательно, чтобы сделать жизнь людей лучше. Если это у меня получится, я сам внутренне получу огромное удовлетворение от этого. В первую очередь хочу, чтобы у наших ветеранов наконец-то решилась проблема с жильем. У нас их чуть больше двух тысяч осталось. Хочется, чтобы каждый дождался своей собственной квартиры и пожил подольше. Чтобы люди в будущем году жили лучше, выросла заработная плата, освободить селян от тяжелого сельского труда и дать им немного вздохнуть, чтобы люди могли в отпуск ездить, чтобы для этого были деньги. Не хочу, чтобы были у нас безработные. У нас 53 тысячи человек считаются безработными. Это надо побороть, мы будем двигаться в этом направлении.



Фото Марка Агнора и Дмитрия Алтаева