В коридорах правительственных зданий как о решенном деле говорят об уходе Иннокентия Егорова с поста первого зампреда правительства РБ

Впрочем, в его скорой отставке нет ничего удивительного. После своего назначения Вячеслав Наговицын не стал радикально менять прежний состав правительства Леонида Потапова. Во-первых, кроме Александра Ковалева, Ирины Смоляк и Александра Чепика, он никого с собой не привез. Во-вторых, оставив Егорова первым зампредом, он обеспечил преемственность и стабильность в переходный период. Тогда же его скрытая и явная поддержка обеспечила победу действующего улан-удэнского градоначальника на выборах в декабре 2007 года. Для бывшего томского премьера, не имеющего опыта самостоятельного управления регионом, тем более национальным, это был стратегически верный ход. Сигнал региональной элите был правильно понят, и тотального противостояния между ней и назначенным президентом не случилось. Напомним, в Иркутской области именно неспособность найти компромисс с местными политиками и бизнесменами стала причиной отставки губернатора Тишанина.

Оперевшись на местную элиту и ресурс лоббистских сил, которые продвинули его на должность главы региона, Наговицын взял курс на эволюционные перемены в республике, в том числе четко выразившийся при формировании исполнительной власти. Здесь обещанный им приток «свежей крови», не так заметный в первом эшелоне, сначала был более заметен среди заместителей министров и руководителей департаментов. Затем тенденция к постепенному и планомерному обновлению правительства проявилась и в высшем эшелоне. Это относится к матерым и авторитетным руководителям Сергею Намсараеву, Сергею Лысцеву и теперь к Иннокентию Егорову. Непосредственной причиной его грядущей отставки станет, очевидно, официальное наступление пенсионного возраста — 8 января Егорову исполнится 60 лет. Косвенным подтверждением готовящейся отставки является то, что, как говорят, «он уже разбросал своих помощников».

Кто же заменит Егорова? Одной из наиболее вероятных кандидатур аналитики называют имя зампреда по экономическому развитию Александра Чепика, история появления в Бурятии которого до сих пор занимает умы на площади Советов. Ведь говорить как о стопроцентном человеке президента можно лишь о Ирине Смоляк, курирующей в администрации вопросы информационной политики и связей с общественностью. Александр Ковалев сейчас вне региона, и этот факт говорит сам за себя. Что касается Чепика, то он через три дня после начала работы в Бурятии опроверг слухи о том, что приехал по рекомендации сенатора Малкина. Сам президент Бурятии сказал тогда лишь то, что Чепика ему «предложила кадровая служба президента России». Дальнейшее продвижение Александра Чепика будет выглядеть как исполнение взятых обязательств и подтверждение статуса кво — зампред по экономическому развитию и без того замкнул на себе большинство ключевых направлений в работе правительства.

Конечно, после того как глава региона пролоббировал решение федерального центра финансировать празднование 350-летия добровольного вхождения Бурятии в состав Российского государства со значительными инвестициями в местную инфраструктуру и успешно принял президента Дмитрия Медведева, он может позволить себе больше не оглядываться при решении важных кадровых назначений. Однако здесь просматривается скрытая конфликтная зона, которая может «взорваться» в будущем. Дело не в конкретной личности Егорова, а в отсутствии представителей бурятской национальной элиты на самой верхушке пирамиды власти — президент, спикер, главный федеральный инспектор, первый зампред. Недовольство бурятской верхушки во время первого срока Леонида Потапова уже приводило однажды к радикализации настроений, созданию Конгресса бурятского народа.