Д. МЕДВЕДЕВ: Уважаемые коллеги!

У нас плановое совещание, которое планировалось заранее, окружное совещание, посвящённое социально-экономическому развитию Сибирского федерального округа.

Понятно, что сейчас особые условия. Помимо экономического кризиса, который, собственно, очень серьезно повлиял на экономическую динамику, случилось трагическое событие на Саяно-Шушенской ГЭС, которое, безусловно, обострило ситуацию в регионе. И помимо, собственно, плановых мотивов, о которых я хотел сегодня с вами поговорить, я рассчитываю, что мы сегодня обсудим и последствия того, что произошло, в рамках работы, которая уже ведется Правительством по моему поручению. И если потребуется, внесем определенные коррективы.

Сегодня мы будем говорить о ключевых экономических задачах в округе. Я считаю, что несмотря на то, что у нас ситуация еще непростая, мы все равно должны смотреть вперед, за горизонт этого кризиса, тем более что большинство стран уже именно так и поступают. Пока рано загадывать, что будет происходить, но, во всяком случае, ряд оптимистических моментов, которые существуют в мировой экономике, как минимум заставляют нас задуматься о том, чтобы нам тоже быть готовыми к изменениям в экономической жизни.

И конечно, для нас, наверное, самым важным сегодня является прояснить судьбу крупных инвестпроектов, тех, которые по тем или иным причинам, прежде всего кризисным, но не только, либо заморожены, либо находятся в «подвешенном» состоянии. А для этого нам нужна реалистичная картина происходящего и соответствующая коррекция перспективных планов. Нам, по сути, нужно создать такую «дорожную карту» по сибирским проектам с учетом кризиса, с учетом ряда проблем, в том числе новых проблем, и необходимо сформулировать уже окончательно и сроки их реализации, и иметь дальнейшее представление о том, куда нам развиваться.

Но прежде чем говорить о вопросах энергообеспечения региона, о других вопросах, я вернусь к ситуации на Саяно-Шушенской ГЭС. Понятно, то, что произошло, это беспрецедентная по масштабам и по следствиям техногенная катастрофа. Но, конечно, прежде всего, самое трагичное, что случилось – это гибель людей, это невосполнимые потери. И мне еще раз хотелось бы уже в этом кругу выразить свои соболезнования родным и близким погибших. Особое внимание Правительство должно уделить этому вопросу. Уже ряд решений принят, я имею в виду решения по семьям погибших и пропавших без вести. Мы как раз на эту тему вели консультации, Председатель Правительства проводил совещание непосредственно на месте аварии о том, каким образом платить деньги, потому что там есть ряд юридических моментов. В любом случае эти решения приняты по линии Правительства, но если мы все-таки удостоверимся в том, что нужна коррекция на уровне актов более высокой юридической силы, я имею в виду акты Президента и законы Российской Федерации, все необходимое будет сделано.

Еще одна тема, связанная с аварией. Эти трагические события, каковы бы ни были их причины – их еще подлежит установить, я дал поручение Правительству проанализировать все, что произошло, Правительство дало соответствующие тоже команды ведомствам – так вот каковы бы ни были эти причины, эти трагические события должны еще раз нам напомнить о достаточно простых вещах, о которых мы, к сожалению, зачастую забываем: о том, что системы контроля безопасности, инфраструктура российских предприятий в целом в настоящий момент требуют предельного внимания. В ряде случаев эта инфраструктура неэффективна и нуждается в безотлагательной модернизации, иначе мы будем расплачиваться самыми тяжелыми вещами.

У нас есть и другие проблемы, которые все хорошо знают: и производственники, и руководители регионов. Имеются в виду, естественно, производственная дисциплина и проблемы с квалификацией персонала. Тот кадровый задел, который был создан в советский период, надо признаться откровенно, за последнее время растрачен. Многие люди ушли на пенсию, молодёжь либо уехала в другие места, либо не пришла на соответствующие производственные участки. И этот вопрос – вопрос квалификации персонала – выходит на передний план.

Конечно, нам сегодня нужно решать, как перераспределить энергетические потоки, Правительство этим занимается, но в любом случае необходимо организовать эффективное управление электроэнергетическим режимом единой энергетической системы. Важно обеспечить достаточную пропускную мощность линий электропередач, учитывая ту особенную роль в обеспечении единого энергетического баланса, которую сегодня в результате аварии приобрел Казахстан. Тема эта сложная, нам еще только предстоит почувствовать, как это все будет работать, потому что сейчас мы дыры в энергобалансе залатали, но лучшим критерием будет зимний период. И от того, как мы его пройдем, будет зависеть и решение очень многих вопросов. Не говоря уже о кадровых делах.

Требуется усиленный контроль технического состояния электростанций, энергосистем, естественно, инфраструктура предприятий требует серьезного обновления. Необходимо предусмотреть и организацию особых режимов противоаварийного управления. Ростехнадзору, Минэнерго уже было поручение провести ревизию гидроэлектротехнического оборудования на всех российских гидроэлектростанциях. Это, конечно, необходимо сделать в те сроки, которые были установлены. И по результатам этих проверок принять ответственные решения, даже если это будут болезненные решения.

Еще несколько слов об электроэнергетике. Я хотел бы сказать несколько слов о ценообразовании. Кстати сказать, мы только что посещали крупнейшее предприятие в Улан-Удэ, которое занимается строительством вертолетов и самолетов. И даже там люди основным считают вопрос о ценообразовании в энергетике. Почему? Потому что это очень волнует людей, не только сами предприятия, но и обычных людей, потому что они видят, насколько у нас пестрая картина, что стоит калория в одном месте, в другом месте, сколько стоит киловатт. И, конечно, то, что произошло, эта трагедия на Саяно-Шушенской ГЭС, возбуждает у людей ряд вопросов, как это скажется на их материальном положении.

Нам в этом смысле нужны очень взвешенные решения, как в области тарифной политики, так и в целом по вопросам антимонопольного регулирования. Я надеюсь, что участники рынка, все участники рынка будут руководствоваться разумными соображениями, а не сиюминутной выгодой. Мы не можем допустить необоснованного роста стоимости электроэнергии. Соответствующее поручение мною также дано Правительству.

Есть и другие вопросы, которые требуют незамедлительного решения. Ряд регионов испытывает серьезный дефицит собственных топливных и энергетических ресурсов, и это тоже необходимо учитывать при планировании энергообеспечения Сибири.

Следующая тема, которую, собственно, мы также планировали обсуждать, – это эффективность антикризисных мер в регионе. Здесь ситуация непростая, весьма напряженной остается проблема рынка труда, мы только что это обсуждали с Президентом Республики Бурятия, неоднократно обсуждали с другими коллегами, которые здесь присутствуют. Растет в целом и зарегистрированная, и фактическая безработица. Это характерный момент для Сибирского федерального округа. И растет в целом задолженность по зарплате. Очевидно, это связано с тем, что мы не сумели создать полноценного сбалансированного рынка труда, хотя определенные попытки были сделаны, они принесли результат в масштабах отдельных регионов, можно сказать, даже неплохой результат. Удалось приостановить рост безработицы, научиться более или менее управлять занятостью и научиться как минимум частично управлять задолженностью по заработной плате. Но у нас есть масса других процессов. Очевидно, что занятость связана и с привлечением иностранной рабочей силы, субъекты заинтересованы в получении в ряде случаев таких квот, но эти процессы должны быть скоординированы, потому как это, конечно, очень чувствительная тема. Она вызывает большое внимание со стороны наших граждан, каким образом соотносятся их интересы, принятие решений по увольнениям наших работников с привлечением иностранной рабочей силы, даже в тех случаях, когда это целесообразно. Это сложные процессы, мы должны ими научиться управлять.

Еще один важный вопрос – формирование региональных бюджетов. Я не буду здесь произносить заклинаний, вы эти слова неоднократно слышали в Правительстве, от Министерства финансов, от других структур, но, конечно, вопрос финансовой дисциплины сейчас выходит на передний план. Исполнительная власть на местах должна четко понимать, что, увеличивая собственный бюджетный дефицит, мы, по сути, увеличиваем свой долг, и в этом плане мы должны понимать, каким образом дальше этот долг будет гаситься.

Еще одна тема, которая, безусловно, очень актуальна для Сибирского федерального округа - это экологические проблемы. Но прежде всего, конечно, мы должны сделать всё для минимизации экологического ущерба, причиненного аварией на Саяно-Шушенской ГЭС. Это поручение Минприроды и Министерство по чрезвычайным ситуациям уже имеют. В округе вообще ситуация очень не простая. Есть территории, где практически по соседству располагаются крупнейшие промышленные объекты, уникальные промышленные объекты и не менее уникальные природные комплексы. Это зона особой ответственности для руководителей регионов.

Есть наши озабоченности, которые вызывают перспективы хозяйственной деятельности наших соседей. Мы должны по-партнерски говорить им об этом, не прятать голову в песок. У нас высокий уровень взаимодействия, стратегическое партнерство с Китайской Народной Республикой. Думаю, что мы эти вопросы должны обсуждать в конструктивном и открытом ключе, но не замалчивать проблемы. Потому что, если что-то случится, последствия будут намного хуже.

Еще одна тема, которой Правительство занимается. Я надеюсь, мне сейчас будет об этом тоже доложено, что все-таки в конечном счете предполагается сделать, - это средняя и долгосрочная перспектива Байкальского ЦБК. Я не буду сейчас тоже в эту тему погружаться, хотел бы, чтобы об этом было сказано несколько слов. В любом случае, это решение, от которого зависят судьбы десятков тысяч людей.

Есть проблемы в социальном секторе, прежде всего, с состоянием социальных объектов на территории округа, потому что текущие расходы мы, конечно, все, те, что положено, оплачиваем как по линии Федерации, так и по линии субъектов. А вот состояние социальных объектов на территориях - это проблема. В основном это медицинские учреждения, но не только. Тем более что эта проблема усугубляется тем, что уровень заболеваемости в Сибири значительно превышает общероссийский, в том числе и по так называемым социальным болезням (мы только что тоже обсуждали этот вопрос с Вячеславом Владимировичем), по ряду таких сложных патологий, как онкологические заболевания, которые имеют место в Бурятии. И в каждом субъекте Федерации есть, к сожалению, свои родимые пятна, из которых впоследствии могут разрастаться злокачественные опухоли.

Вот такая повестка дня. То, что я назвал, конечно, не исчерпывает проблем и перспектив, не все так тяжело, как, может быть, то, что я обрисовал. Просто наша с вами задача, конечно, заниматься не победными реляциями, а говорить друг другу открыто о проблемах и принимать взвешенные решения, которые находятся в компетенции Президента, Правительства и субъектов Федерации или, как минимум, предлагать пути решения этих проблем.

У нас, естественно, есть и целый ряд поручений, которые будут мною подписаны по итогам нашей работы. Я думаю, что вы дополните этот перечень, мы к ним вернемся. Давайте начнем работать.

Пожалуйста, я полагал бы, наверное, правильным, чтобы с учетом того, что произошло, все-таки короткое вступительное слово сделал Министр по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий Сергей Кужугетович Шойгу.

Сергей Кужугетович, Вам слово.

С.ШОЙГУ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Уважаемые коллеги!

В результате крупнейшей техногенной аварии, во всяком случае, за последние 25 лет, произошло разрушение основных конструкций машинного зала станции на общей площади 1200 квадратных метров, выход из строя 10 агрегатов, выброс турбинного масла в реку Енисей и машинный зал, затопление производственных помещений и прекращение работы гидроэлектростанции.

В результате проведенных работ спасено 14 человек, из-под завалов извлечено 69 тел погибших. Тела шести человек на этот час не обнаружены.

Вследствие аварии было нарушено энергоснабжение и работа ряда крупнейших металлургических заводов Сибири, возникла реальная угроза нарушения нормативного функционирования других объектов экономики и социальной сферы. Только своевременно принятые организационно-технические меры позволили предотвратить энергодефицит потребителей, снизить масштабы экономического и экологического ущерба, остановить возникшую среди населения панику.

Для ликвидации последствий чрезвычайной ситуации в короткое время была сформирована система антикризисного управления, к ликвидации последствий привлечено 2,5 тысячи человек, более 200 единиц техники, в том числе 11 воздушных судов, 15 плавсредств. Силами пожарно-спасательных подразделений МЧС России и других спасательных подразделений было разобрано и вывезено свыше 5 тысяч кубометров конструкций, откачано более 160 тысяч кубических метров воды, установлено более 8 тысяч метров боновых заграждений, собрано более 150 тонн маслосодержащей эмульсии специалистами кампании «Транснефть» и МЧС России. Организована и проводится информационно-разъяснительная работа с населением, оказывается психологическая помощь родственникам погибших и пострадавших в результате аварии, осуществляются выплаты семьям погибших и пропавших без вести. С целью проведения нейтрализации маслопродуктов на акватории реки Енисей авиацией МЧС России совершено 293 вылета, распылено более 200 тонн рабочей смеси по коагуляции масляных пятен на площади более 1000 квадратных километров.

В настоящее время операция находится в стадии своего завершения, до 26-го числа мы завершаем вывод подразделений сил МЧС России и передаем объект прибывающим подразделениям Министерства энергетики.

Таковы короткие итоги, Дмитрий Анатольевич, работы за прошедшую неделю. К вышесказанному хотел бы добавить, что сегодня достаточно остро стоит ряд вопросов, которые, как нам кажется, необходимо было бы решить, и мы будем просить Ваших поручений по этому поводу.

Первый из них – это 94-й Закон, торги и конкурсы на потенциально опасных объектах особенно с высоким риском для жизнедеятельности регионов. Мне кажется, этот закон должен быть более жестким и более жестко регламентировать отбор тех компаний, которые работают, в том числе или в первую очередь над безопасностью подобного рода объектов.

Д.МЕДВЕДЕВ: Сергей Кужугетович, правильно я понимаю, что Вы так аккуратно сказали с учетом того, что тема тяжелая сейчас даже для обсуждения, что Вы полагаете недостаточным использование традиционных форм конкурсных начал?

С.ШОЙГУ: Дмитрий Анатольевич, я попробую на простом примере это пояснить.

У нас не возникает вопросов, кто будет строить подводную атомную лодку. У нас этих вопросов не возникает. Мы знаем, что есть компания, есть фирма, которая занимается этим изначально, проектирует их, строит их и учитывает все вопросы безопасности. То же самое на каждом из таких объектов, какими являются крупнейшие гидроэлектростанции, атомные станции, тепловые станции. В частности, если говорить об улан-удэнской станции (на которой в 2008 году возникла критическая ситуация, мы могли оставить без отопления в 36-градусный мороз 180 тысяч человек), проходят конкурсы на систему безопасности, которые выигрывают фирмы и компании, никоим образом пока себя еще не зарекомендовавшие. То есть в данном случае, если говорить о плотине, существует система, обеспечивающая…

Д.МЕДВЕДЕВ: Просто я хочу понять. Эти фирмы, которые выигрывают, чем занимаются?

С.ШОЙГУ: В данном случае, если мы говорим о фирме, которая выиграла конкурс по Саяно-Шушенской ГЭС на установку автоматизированной системы управления, это фирма, не имеющая никакого отношения ни к силовым машинам, ни к самим турбинам, ни к их производству, ни к их проектированию.

Д.МЕДВЕДЕВ: Что это за фирма? 

С.ШОЙГУ: Это фирма… На память название не могу сказать…

РЕПЛИКА: «Ракурс».

Д.МЕДВЕДЕВ: А чем она известна, кроме того, что теперь произошло?

С.ШОЙГУ: Для меня она ничем не известна, как и для Министра энергетики.

В результате (я не хотел бы как-то предварять итоги) испокон веку на таких потенциально опасных объектах кто делал машины, тот должен делать и все остальное оборудование, обеспечивающее их безопасность. Это первая часть.

И вторая часть. Именно здесь, Дмитрий Анатольевич, мы просили поручение, чтобы в 94-й Закон были внесены по этим объектам изменения. Чтобы мы понимали, что этим занимаются профессионально подготовленные, обученные люди, которые занимаются этим уже, наверное, не одно поколение, я имею в виду сами организации. Еще раз повторяю, это касается объектов, которые жизненно важны, необходимы, и их безопасность должна быть обеспечена даже, наверное, сверх всякой меры.

Вторая часть вопросов касается более жесткого контроля за проводимыми в данном случае в таких секторах реформами. Что я имею в виду? При проведении реформы РАО ЕЭС на многих объектах энергетики были ликвидированы пожарно-спасательные части. Естественно, было ликвидировано и прикрытие таких крупных объектов, которыми являлись ТЭЦ, ГРЭС. На конец прошлого года таких объектов было более 30. Дальше, после вмешательства уже Министерства, их оставалось 17. Но могу сказать, что как только возникает такая угроза, возникает такая опасность, тут же приходит понимание, что эти объекты надо восстанавливать. В частности, если говорить про улан-удэнскую ТЭЦ, то пожарно-спасательная часть была восстановлена через неделю после этого события. То есть событие произошло у них – пожар, а после этого через неделю часть была восстановлена.

Д.МЕДВЕДЕВ: А у нас кому принадлежит улан-удэнская ТЭЦ?

РЕПЛИКА: «ТГК-14».

Д.МЕДВЕДЕВ: «ТГК-14»?

С.ШОЙГУ: Но это не только улан-удэнская ТЭЦ, это еще ряд объектов по территории нашей страны. То есть здесь я хотел бы предложить (было Ваше поручение по внесению изменений в законы о безопасности и, наверное, в ряд технических регламентов), чтобы при любом реформировании на первом месте должны стоять вопросы безопасности. Потому что при любом реформировании, Вы об этом только что сказали, к сожалению, у нас пытаются экономить и на пожарно-спасательных частях, и на оборудовании, и на сигнализации, и на многих-многих других вещах. Эти вещи, Дмитрий Анатольевич, на мой взгляд, просто недопустимы. Надо, наверное, или в законе что-то делать, или какое-то отдельное поручение выпускать.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

В отношении поправки законодательства, я начал с этого свое выступление: все, что требуется по изменению законодательства или подзаконных актов, нужно сделать обязательно. Я такое поручение даю и Правительству. Здесь нужно поработать Администрации Президента, в кооперации с нашим парламентом подготовить такого рода изменения, если они требуются, в общие законы и специальные законы о безопасности и соответствующие технические регламенты. Потому как, к сожалению, у нас пока не произойдет какое-то печальное событие, действительно чесаться никто не начинает. Это та очень тяжелая национальная привычка, которая нам крайне дорого стоит.

Что же касается 94-го Закона, то, я не знаю, нужно ли это делать в самом Законе или еще как-то это необходимо сделать, но критерии отбора структур, которые занимаются этими вопросами, должны быть максимально жесткими. Это не означает, что во всех случаях должны побеждать одни и те же, представляющие крупные, допустим, и проверенные десятилетиями структуры. Но если побеждает структура, которая неизвестна на рынке, тогда тот, кто подписывает соответствующее конкурсное решение, должен головой отвечать за то, что эта структура будет работать не хуже, чем те известные игроки, которые сделали свои предложения, но проиграли, либо не допускать такие структуры.

Что касается конкретной ситуации, то здесь уже окончательное слово в этой истории поставят следственные органы.

Министр регионального развития Виктор Федорович Басаргин.

В.БАСАРГИН: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Уважаемые коллеги!

Сибирский федеральный округ, как Вы уже отмечали, Дмитрий Анатольевич, обладает огромным экономическим, социальным и инновационным потенциалом. По темпам роста промышленного производства в 2008 году Сибирский федеральный округ уверенно лидировал среди всех федеральных округов. К сожалению, сегодня мы наблюдаем обратную картину: в текущем году рост сменился спадом. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года снижение индекса промышленного производства составило 7,8 процента, хотя справедливости ради надо отметить, что это вдвое меньше темпов промышленного спада в целом по Российской Федерации. Темпы спада по субъектам Федерации, находящимся в пределах Сибирского федерального округа, варьируются от 2,3 процента до 19 процентов. С мая наблюдается существенное замедление темпов. В сельском хозяйстве отмечается значительный прирост урожайности по сравнению с прошлым годом, несмотря на неблагоприятные погодные условия. Реальные денежные доходы населения составили 92,5 процента к январю-маю 2008 года, то есть как в среднем по Российской Федерации. Ну и, как Вы отмечали, просроченная задолженность по заработной плате в регионах Сибирского федерального округа остается практически самой высокой в Российской Федерации.

Необходимо отметить, что достигнутые уровни социально-экономического развития регионов Сибирского федерального округа существенно различаются, однако дифференциация по этим показателям не нарастает. В январе-мае текущего года объем инвестиций в основной капитал в Сибирском федеральном округе снизился на 17,4 процента, хотя в целом по Российской Федерации – всего на 8 процентов. Рост объемов инвестиций имел место лишь в одном субъекте, в Красноярском крае, на 14 процентов. В остальных субъектов Федерации снижение объемов инвестиций составило от 1 процента до 38,8 процента в Новосибирской области. При снижении в первом полугодии 2009 года розничного товарооборота по Российской Федерации на 3 процента, в Сибирском федеральном округе снижение составило 8,2 к соответствующему периоду прошлого года.

С мая 2009 года в Сибирском федеральном округе отмечен рост потребления электроэнергии после резкого падения в феврале, марте и апреле. Однако в июле уже отмечена обратная тенденция.

В январе – июле 2009 года в регионах Сибирского федерального округа допущено снижение объемов жилищного строительства на 12,2 процента, хотя, вы знаете, что мы отмечаем в целом по Российской Федерации небольшой рост жилищного строительства. Наибольшее сокращение объемов жилищного строительства отмечено в Омской области – на 66,2 процента. В то же время в пяти регионах федерального округа отмечен рост объемов жилищного строительства, хотя надо отметить, что здесь есть показатель – так называемый эффект базы. Там объемы жилищного строительства были достаточно низкие.

Ухудшение экономической ситуации в округе, снижение объемов производства отразилось на доходной базе консолидированных бюджетов субъектов, которая по итогам первого полугодия 2009 года уменьшилась на 8 процентов при среднероссийском снижении на 6 процентов. Наибольшее сокращение доходов произошло в Красноярском крае и Кемеровской  области – соответственно на 24 и 22 процента.

В этой связи Правительством Российской Федерации предпринимаются адресные меры поддержки регионов Сибири. При снижении налоговых и неналоговых поступлений объем безвозмездных перечислений из федерального бюджета увеличился на 9 процентов, финансирование субвенций возросло на 82 процента, субсидий – на 16 процентов, перечислено дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности в сумме 43 миллиарда рублей или более 62 процентов от объемов годового плана.

При снижении доходов общий объем расходов консолидированных бюджетов (то, что Вы отмечали, Дмитрий Анатольевич) Сибирского федерального округа увеличился на 6 процентов. Расходы выросли в девяти регионах Сибирского федерального округа, в том числе в Алтайском крае – на 19, в Красноярском крае – на 14 процентов, в Республике Алтай, в Республике Тыва – на 11 процентов. По нашей оценке, для достижения сбалансированности региональных бюджетов сокращение расходов в 2009 году должно составить не менее 15 процентов. Задержка с оптимизацией расходов может привести к росту долговых обязательств.

Отмеченные тенденции отражают ситуацию в первом полугодии 2009 года, и крупнейшая авария на Саяно-Шушенской ГЭС, безусловно, будет иметь негативные последствия для социально-экономического развития Сибирского федерального округа. Авария не привела к сбоям в системах непосредственного жизнеобеспечения населения, и мы это отмечали, в том числе в жилищно-коммунальном хозяйстве. Однако график подготовки к зиме, Дмитрий Анатольевич, на наш взгляд, должен быть просто интенсифицирован, то есть график подготовки должен быть более напряженным, в том числе с точки зрения повышения надежности и с точки зрения повышения энергосбережения. Кроме того, в связи с перераспределением энергетических потоков и частичной заменой выбывшей тепловой гидрогенерации произойдет рост объемов транспортировки угля, что значительно увеличит нагрузку на транспортную инфраструктуру. Полагаю, что в связи со сложившейся ситуацией целесообразно произвести корректировку планов и мероприятий социально-экономического развития субъектов Российской Федерации, входящих в Сибирский федеральный округ. Данные мероприятия должны быть произведены во взаимоувязке с комплексом антикризисных мер.

Необходимо отметить, что сегодня предпринимаемые антикризисные меры оказывают заметное стабилизирующее влияние на социально-экономическое положение регионов. Так, в социальной сфере это прежде всего, Вы уже отмечали, вопросы, связанные с занятостью населения. Сегодня численность участников дополнительных мероприятий, направленных на снижение напряженности на рынке труда в регионах округа, достигла почти 300 тысяч человек. На общественных и временных работах, включая стажировку, занято 249 тысяч человек, 29,5 тысяч человек включены в процессы опережающего обучения, и почти 17 тысяч человек пробуют свои силы в организации собственного дела. Планируют переехать на работу в другую местность, где есть спрос на рынке труда, более 4 тысяч человек. Общий объем средств, направленных на стабилизацию ситуации в сфере занятости населения в Сибирском федеральном округе, составляет почти 5 миллиардов рублей.

Следующее направление – это стимулирование отраслей-мультипликаторов и модернизация производства. С точки зрения отраслей-мультипликаторов сегодня надо отметить жилищное строительство. До конца года в Сибирском федеральном округе в рамках государственного спроса планируется обеспечить жильем порядка 10 тысяч семей, установленных федеральным законодательством. На сегодняшний день все средства направлены в субъекты Российской Федерации, в этой связи органам власти субъектов Федерации необходимо принять все необходимые меры по эффективному использованию этих средств. Мы рассчитываем, что в федеральном округе накоплен значительный положительный опыт строительства жилья эконом-класса, в том числе индивидуального и малоэтажного, с применением современных технологий жилищного строительства, и мы считаем, что эту практику надо сегодня расширять.

К мерам, которые можно характеризовать как стремление преодолеть кризис через развитие, можно отнести принятие руководством Кемеровской области решения о снижении региональной ставки по налогу на прибыль. В Республике Бурятия осуществляется предоставление поручительства в обеспечении исполнения обязательств субъектов малого предпринимательства по кредитным договорам, а также договорам финансовой аренды за счет средств гарантийного фонда.

И все же, давая оценку региональным антикризисным мерам, в целом необходимо отметить, что большинство регионов по-прежнему акцентируются на мерах текущего характера, нежели на мерах по повышению конкурентоспособности региональных экономик за счет модернизации производств и внедрения инновационных и энергоэффективных технологий.

В качестве экономической основы на будущее предполагается стимулирование развития приоритетных для Сибири экономических специализаций. Это рост добычи и углубление переработки природных ресурсов, развитие агропромышленного комплекса, укрепление научно-технической базы центров науки и образования, обеспечение устойчивого энергоснабжения и снятие инфраструктурных ограничений прежде всего за счет развития транспортной инфраструктуры.

Региональная политика центра в отношении Сибирского федерального округа будет осуществляться в рамках единой системы стратегического планирования. В настоящее время Министерством регионального развития совместно с аппаратом полномочного представителя Президента и Российской академии наук осуществляется доработка проекта стратегии социально-экономического развития Сибири до 2020 года. Доработка осуществляется в тесной взаимоувязке со Стратегией социально-экономического развития Дальнего Востока, Республики Бурятия, Забайкальского края, Иркутской области во взаимодействии с государственной комиссией, возглавляемой Первым заместителем Председателя Правительства Российской Федерации Игорем Ивановичем Шуваловым.

Будущее Сибири – за реализацией инвестиционных мегапроектов, обеспечивающих комплексное развитие территории. К ним можно отнести сегодня освоение новых месторождений углеводородов, таких, как Ванкор, строительство нефтегазотранспортной инфраструктуры, Восточная Сибирь, Дальний Восток, это инвестиционный проект комплексного развития Нижнего Приангарья, на реализацию которого с 2009 года направлено порядка 35 миллиардов рублей, в том числе из Инвестиционного фонда Российской Федерации – 29,9 миллиарда рублей. Но с учетом событий на Саяно-Шушенской ГЭС интенсифицированы будут все объемы работ на этом проекте. Также проект железнодорожной линии Кызыл - Курагино в увязке с освоением минерально-сырьевой базы Республики Тыва, также финансируемый при поддержке Инвестфонда. В достаточно высокой степени проработки инвестиционный проект комплексного развития Забайкалья, опирающийся на формирование мощного межрегионального территориально-производственного комплекса на базе прежде всего Удоканского месторождения. Представляется целесообразной разработка комплексного межрегионального инвестиционного проекта развития агропромышленного комплекса юга Сибири с необходимой для этого современной инфраструктурой.

Отдельное направление – это развитие арктической зоны в секторе Сибирского федерального округа, обеспечение должного уровня присутствия в Арктике и развитие профильной для этой зоны специализации. Министерство регионального развития выступает сегодня в качестве разработчика стратегии развития арктической зоны и в последующем заказчиком соответствующей государственной программы. Полагаю, фокусирование государственных инструментов поддержки на центре экономического роста в Сибирском федеральном округе позволит округу стать локомотивом выхода страны из экономического кризиса.

Спасибо за внимание.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Я одну вещь хотел бы только уточнить. Вы сказали, что в большинстве регионов, входящих в округ, наблюдается небольшой рост жилищного строительства. Дело не только, как я понимаю, в том, что, как Вы сказали, есть эффект базы, там база небольшая, но и просто в том, что реальный задел все-таки был еще в прошлом году. Поэтому тот, кто в этом году проваливается, он, по всей вероятности, и в прошлом году имел такие же проблемы, потому если кто-то в этом году выглядит более-менее прилично, это означает, что в прошлом году раскочегарили все и в конце года много начали строить.

В.БАСАРГИН: И в этом году, Дмитрий Анатольевич, профинансировали из Фонда содействия жилищно-коммунальному хозяйству, то есть огромные объемы. И этот эффект сегодня сказался, особенно в первом полугодии, практически во всех объектах Российской Федерации.

Д.МЕДВЕДЕВ: Все-таки у нас в значительной степени развитие идет через энергетику, проблемы и большие сложности возникли тоже в энергетике, поэтому слово Министру энергетики – Сергею Ивановичу Шматко.

С.ШМАТКО: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Уважаемые коллеги!

Я бы хотел сначала буквально несколько цифр привести о том, все-таки какую роль играла Саяно-Шушенская станция в электроэнергетике. Она в 2008 году, маловодном, выработала 9 процентов выработанных в Сибири - 18,6 миллиарда киловатт часов электроэнергии. Надо иметь в виду, что ГЭС еще выполняла важнейшую функцию резервирования от 20 до 40 процентов необходимых мощностей для аварийно выбывающих из работы тепловых мощностей в объединенной энергосистеме Сибири. При выходе из строя Саяно-Шушенской ГЭС в Сибири (очень коротко, может быть, как все это дело происходило) возник дисбаланс мощности 4,2 тысячи мегаватт и отключились отходящие от нее линии. Для недопущения потери устойчивости работы с действием противоаварийной автоматики были отключены 1 тысяча мегаватт потребителей. Кроме того, из-за отключения линий 500 киловольт, а также из-за потери собственных нужд, отключилась нагрузка крупных энергоемких потребителей Хакасии в объеме 1,5 тысячи мегаватт - 1540. Для скорейшего обратного включения нагрузки крупных потребителей в условиях возникшего дефицита были введены временные ограничения в объеме - на территории Западной Сибири, западной части Сибири - 840 мегаватт. Была дана команда на срочную загрузку всех имеющихся резервов как теплого, горячего, так и холодного резерва в объеме 4,5 тысячи мегаватт.

Надо сказать, и хотел бы подчеркнуть, Дмитрий Анатольевич, что уже к 16 часам 17 августа все ограничения, которые были введены, были устранены. И к концу суток 17 августа весь объем генерации, отпускаемый из холодного резерва, был также развернут. Здесь важную роль сыграла следующая ситуация. Оказывается, как мы сейчас выясняли, в 2006 году уже Саяно-Шушенскую станцию сажали полностью на «ноль». И виной всему была вот эта злополучная система АСУ-ТП.

Д.МЕДВЕДЕВ: Уже тогда?

С.ШМАТКО: Уже тогда.

Мы пока однозначно причинно-следственных связей установить не можем, но то, что в 2006 году станция садилась «на ноль»…

Д.МЕДВЕДЕВ: А кто отвечал на станции за АСУ-ТП? Вот эта структура как раз?

С.ШМАТКО: Вы знаете, в 2004 году был выбран этот поставщик, тогда еще «РусГидро» не существовало, это еще РАО ЕЭС выбирало. Но сейчас мы проверяем, какие выводы были сделаны после этой ситуации в 2006 году с точки зрения того, что произошло и что надо было делать для недопущения подобных ситуаций. Тем не менее системный оператор отработал достаточно неплохо в этой связи. Но какую ситуацию мы имеем на сегодняшний день?

Существенно снизились резервы мощности на электростанциях на 5 тысяч мегаватт. Для стабильного прохождения ОЗП в 2009-10 годах в Сибири необходима организация поставок дополнительных объемов топлива для тепловых электростанций. Хотел бы доложить, Дмитрий Анатольевич, вся работа эта уже организована. Мы посчитали примерное количество объема дополнительного топлива, это 6,5 миллиона тонн угля где-то по году будет удовольствие стоить. Уже организовано необходимое взаимодействие с Министерством транспорта и РЖД с точки зрения формирования необходимых графиков, обеспечения подвижного состава. Соответствующее поручение Председатель Правительства также уже дал, работа эта организована.

Очень важный аспект, о чем мы уже упомянули, что происходило на рынке цен в этот момент. Я бы хотел, может быть, даже немножко поподробнее доложить в этой ситуации. Ситуация в ценовой зоне Сибири в эти дни складывалась под влиянием следующих факторов.

Во-первых, как я уже говорил, неплановое отключение Саяно-Шушенской ГЭС, соответствующие потери в выработке электроэнергии по низкой цене, а также загрузка всех тепловых мощностей доступных, работающих на угле, в том числе станций с холодного резерва с оплатой стоимости запуска. Надо отметить, что в первые сутки у нас скакнула цена балансирующего рынка примерно с 430 до 566 рублей за мегаватт-час. Для стабилизации цен уже по указанию Минэнерго совет рынка и АТС провели системную работу по информированию участников рынка о наличии сложной схемной режимной ситуации, а также по обеспечению поставщиками подачи корректных экономически обоснованных ценовых заявок. К чему это привело? У нас на сегодняшний день, хотел бы доложить, что на 24 число практически цена рынка на сутки вперед не выросла, идет колебание плюс-минус 3-4 процента. Тем не менее мы ожидаем, что цена на рынке электроэнергии будет расти. Почему? Потому что стоимость угольной генерации в любом случае дороже, чем дешевая гидрогенерация. Тем не менее предотвратили и возможность манипулирования ценами (заявка поставщиков), с другой стороны, были приняты необходимые решения. 17 числа состоялось совещание членов наблюдательного совета, 18-го было принято решение о ценовом сглаживании. То есть если цена будет превышать 628 рублей за мегаватт-час, будут проводиться различные мероприятия, которые не допустят резкого изменения цены на электроэнергию.

Д.МЕДВЕДЕВ: За счет чего эти ценовые сглаживания будут происходить? Деньги откуда? Что это за фонды?

С.ШМАТКО: Дмитрий Анатольевич, речь идет о том, что введена так называемая верхняя граница, и при достижении этой верхней границы соответствующие более высокие ценовые заявки будут отклоняться. Сейчас разрабатывается проект постановления Правительства. Председатель Правительства дал указание (кстати, Закон об электроэнергетике это допускает) о возможности в некоторых случаях так называемого государственного регулирования. То есть у Правительства Российской Федерации будет возможность регулировать на отдельных территориях рынок электроэнергии.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть вводить предельные тарифы?

С.ШМАТКО: По сути говоря, да.

Д.МЕДВЕДЕВ: Так и есть тогда. То есть это не компенсация какой-то разницы, а введение верхней позиции.

С.ШМАТКО: Мы исходим из того, что это во временном периоде будет ограничено, в первую очередь, для недопущения всяких спекулятивных и манипулирующих явлений.

Д.МЕДВЕДЕВ: Здесь, наверное, это необходимо. Вы занимайтесь в Правительстве, постановление готовьте на эту тему. Главное, чтобы нам ситуацию не запереть в обратную сторону, когда возникнет дефицит из-за этого.

С.ШМАТКО: Понятная ситуация. Мы считаем, что было очень важно в этот ажиотажный период не допустить спекулятивных колебаний. А сейчас с учетом того, что придется пересчитать все режимы загрузки и другие ремонтные схемы генерирующих мощностей, потому что они будут изменены в этой ситуации, тогда будет более корректный прогноз сделан на ближайшие три-шесть месяцев, Дмитрий Анатольевич.

Хотелось бы доложить о вопросе, который Вы затронули, – это особенности, связанные со связью ОЭС Сибири через энергосистему Казахстана с ЕЭС России. На самом деле для нас это ключевой вопрос. После аварии на Саяно-Шушенской станции у нас возникает следующая проблема – это необходимость резервирования аварийной потери, что требует создания дополнительного запаса пропускной способности на связях Урал - Казахстан - Сибирь. До выхода из строя у нас Саяно-Шушенская станция обеспечивала компенсацию аварийных отключений генераторов в ОЭС Сибири, сейчас мы вынуждены будем держать свободной эту мощность, пропускную способность этой линии, для того чтобы в аварийных случаях компенсировать выходящие из строя мощности. Это означает, что, по сути говоря, ОЭС Сибири в первую очередь будет вынуждена надеяться на свои собственные силы. И это приведет к более высокой загрузке мощностей. Также была выявлена после анализа режимной ситуации, сложившейся после выхода из строя Саяно-Шушенской станции, ситуация, связанная со значительными рисками для энергоснабжения в первую очередь Хакасии. Дело в том, что основное питание нагрузки потребителя осуществляется по транзиту ВЛ-500, Итатская – Абаканская – Алюминиевая – Означенное - Новокузнецкая. Этот режим транзита характеризуется большой активной и реактивной нагрузкой хакасского и саянского алюминиевых заводов, подключенных к подстанциям «Алюминиевая – Означенное».

В сегодняшней ситуации при отключении любой из этих ВЛ-500 на транзите Итатская - Новокузнецкая (это 1370 километров) отключение потребителей в Республике Хакасия неизбежно. Мер по предотвращению отключения нет, поскольку с аварийным выходом из строя Саяно-Шушенской станции исчез основной источник генерации.

В этой связи федеральной сетевой компании, которая отвечает за эту транзитную линию, даны соответствующие поручения до 1 октября предпринять все необходимые меры по дополнительному изучению состояния этой линии, разработать планы восстановительных работ, включающие выделение дополнительных бригад, оснащение техникой, связью, создание аварийного запаса, а также организацию внеплановых отходов на всех этих транзитах. Здесь первую скрипку или самую главную роль теперь будет играть скорость реакции. То есть на любое внеплановое отключение федеральная сетевая компания должна проявить максимально быструю реакцию для устранения соответствующего нарушения.

Таким образом, хотел бы доложить, что по итогам аварии на Саяно-Шушенской станции у нас для европейской части России значительных последствий не будет, для ОЭС Сибири возникли системные, но не критические риски в связи с той проблемой, которую я на сегодняшний день описал. У Хакасии есть значительные проблемы по безопасности энергоснабжения. Соответствующие меры, как я уже сказал, предприняты. Будем максимально поддерживать федеральную сетевую компанию, чтобы она смогла реализовать эти меры.

Какие мероприятия следует в ближайшее время обеспечить – прохождение осенне-зимнего периода, устранение режимных ограничений, о которых я уже сказал, обеспечение нормальных поставок топлива на электростанции. У нас важную роль играет теперь контроль за выполнением инвестиционных программ субъектами электроэнергетики, приобретшими новую собственность. Почему? Потому что, если помните, раньше много было дискуссий о том, что в условиях кризиса нам теперь сроки можно подвинуть, соответственно, можно те или иные объекты не строить. А в сегодняшней ситуации принято решение максимально ужесточить подходы в рамках заключенных ранее ДПМ на территории ОЭС Сибири. Эту работу мы будем делать.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Информация достаточно важная. Я, во-первых, хотел бы согласиться с тем, что было сказано Министром о том, что перевод на другие источники и восполнение тех объемов, которые выпали из-за аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, были сделаны быстро. Это действительно так и это не дало возможности развиться весьма неблагоприятным процессам. Это хорошо.

Что же касается дальнейшей работы, то здесь, как правильно только что было сказано, может быть, ключевым фактором является скорость реакции. Если при обычном режиме еще можно было себе представить какие-то паузы в принятии решений, то сейчас они могут иметь запредельно тяжелый характер. Поэтому все структуры – и Правительство, и компании, которые отвечают за эту работу, – должны работать, во-первых, синхронно, и, во-вторых, максимально ответственно. Это просто уже долг тех, кто там трудится.

Все остальное необходимо будет, безусловно, отслеживать. Конечно, я об этом сказал во вступительном слове, недопустимы скачки стоимости, и из-за этого решение по регулированию тарифов в целом является в этой ситуации оправданным. Но мы не должны эту ситуацию «замотать» таким образом, чтобы она ударила по нам с другой стороны, то есть это уже ответственность Министерства и просто внимательное отслеживание всех процессов, которые происходят.

И наконец, самое последнее и самое главное. В результате этой аварии не должны пострадать интересы граждан как потребителей. Для этого необходимо предпринять все усилия, и об этом я дал прямое указание Правительству, по сути, в день аварии, когда подписал соответствующее поручение. Это самое главное.

Давайте послушаем, как обстоят дела здесь, в Бурятии. Слово Президенту, Председателю Правительства Республики Вячеславу Владимировичу Наговицыну.

ДОКЛАД ПРЕЗИДЕНТА БУРЯТИИ

В.НАГОВИЦЫН: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Уважаемые коллеги!

В 2007 году в Республике была разработана программа социально-экономического развития до 2020 года, в которой были определены основные приоритетные направления. Это были добыча и переработка полезных ископаемых, агропромышленный комплекс, лесопромышленный комплекс, туризм и создание транспортно-логистического комплекса.

Наиболее крупным проектом по добыче природных ресурсов, и об этом сегодня уже говорилось, является межрегиональный инвестиционный проект «Комплексное развитие Забайкалья», разработанный на принципах частно-государственного партнерства. Реализация проекта позволит Республике создать новую индустриальную базу развития зоны БАМ, сократить дефицит транспортно-энергетической инфраструктуры субъектов Байкальского региона, усилить интеграционные связи субъектов Байкальского региона с Дальним Востоком и странами Юго-Восточной Азии.

Стратегия развития агропромышленного комплекса Республики направлена на создание крупных агрохолдингов, что позволит полностью обеспечить экологически чистыми и конкурентными по себестоимости продуктами жителей Республики и ежегодно увеличивающийся поток туристов. По мере создания инфраструктуры на территории Республики количество туристических прибытий в Республику ежегодно будет возрастать и составит к 2020 году 2 миллиона туристов в год. Серьезный вклад в развитие туризма внесет особая экономическая зона «Байкальская гавань», где появится всесезонный курорт мирового уровня с отелями разных уровней обслуживания, крупнейшим горнолыжным курортом на востоке России, крупным центром тибетской медицины.

Для развития транспортно-логистического комплекса уже сегодня ведутся работы по созданию международного транспортного коридора Улан-Удэ – Улан-Батор – Пекин – порты Юго-Восточной Азии, так называемый Монгольский вектор. А в 2011 году будет завершена модернизация международного аэропорта «Байкал». Транспортным коридором Новоильинск – Озерное – Таксимо планируется соединить Транссиб и БАМ на территории Республики. Реализация программных мероприятий позволит увеличить ВРП Бурятии в шесть раз, производительность труда в пять раз и среднюю заработную плату как минимум в четыре раза.

Но сегодня хотелось бы остановиться не столько на достижениях, сколько на проблемах, которые существенно сдерживают развитие Республики Бурятии. Республика несет на себе практически все издержки, связанные с выполнением природоохранных функций по озеру Байкал, так как Республика является водосборной территорией для озера Байкал. Принятые 10 лет назад Федеральным законом об охране озера Байкал решения до конца не реализованы и поэтому создают серьезные риски для инвесторов.

Так, например, Законом было предусмотрено разработать предельно допустимые выбросы для байкальской природной территории, которой, по сути, является вся Бурятия, но их разработка сильно затянулась. 10 лет мы разрабатываем.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это вы разрабатываете или федеральный центр разрабатывает?

В.НАГОВИЦЫН: Федеральный центр.

Д.МЕДВЕДЕВ: Так и скажите. Что вы на себя принимаете то, чем не занимаетесь? Не стесняйтесь. Здесь как раз руководители сидят.

В.НАГОВИЦЫН: Не можем добиться.

Финансирование деятельности по охране озера Байкал в соответствии с Законом должно осуществляться за счет средств федерального бюджета в рамках федеральной целевой программы, но пока только дано поручение Министерством природных ресурсов на ее разработку.

Принятые подзаконные акты резко снизили инвестиционную привлекательность более чем на 25 процентах территории Республики, так как эти земли отнесены к центральной экологической зоне, на которой введены серьезные ограничения по видам хозяйственной деятельности, развитию инфраструктуры и жизнедеятельности людей, проживающих на этой территории.

Постановление Правительства России №643 об утверждении перечня видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне байкальской природной территории, несмотря на его доработку, по-прежнему вызывает много споров и напряжения у более 120 тысяч жителей центральной экологической зоны.

Так, неурегулированными сегодня остаются вопросы централизованной заготовки дров для отопления жилых домов, утилизации твердых бытовых отходов, строительства инфраструктуры, санитарного ухода и рубки леса. Застопорилось освоение крупнейшего в мире Холодненского свинцово-цинкового месторождения, которое находится в 70 километрах от озера Байкал, но попало в центральную экологическую зону только потому, что было принято решение провести границу зоны по водоразделу. Месторождение было продано с аукциона до установления границ, поэтому сегодня у него есть инвестор, есть экологически безопасная технология разработки, но никаких работ не ведется, так как нет решения этой проблемы. В таком состоянии Холодненское месторождение представляет еще большую опасность, чем если бы оно было в разработке, так как из его разведочных штолен, которые разрабатывались в рамках государственной программы еще в 1989 году, вытекает сегодня целая река с содержанием цинка сверх ПДК в 1700 раз, по меди - в 400 раз, и эта река через реку Холодная попадает в озеро Байкал.

На мой взгляд, многие вопросы можно было бы решить, восстановив на Байкальской природной территории институт государственной экологической экспертизы, заменив запретительные меры на разрешительный механизм. Другими словами, под четким контролем со стороны государства принимать взвешенные решения об организации того или иного вида деятельности с учетом применяемой технологии только в том случае, если обеспечивается установленный уровень предельных сбросов и выбросов вредных веществ и не наносится ущерб Байкальской природной территории.

Не решенным пока остается и вопрос по утилизации опасных отходов от деятельности предприятий прошлых лет. Речь идет о хвостохранилище Джидинского вольфрамово-молибденового комбината, отвалах Холбольджинского угольного разреза, представляющих опасность для жителей прилегающих территорий и озера Байкал.

Также серьезным препятствием для привлечения инвестиций в Республику является отсутствие единого механизма формирования тарифов, о чем Вы сегодня говорили, на электроэнергию. Очень сложно объяснить инвесторам и жителям приграничных с Иркутской областью сел, почему у них стоимость электрической энергии для населения выше в три раза, а для промышленных предприятий - в три с половиной раза. Или почему экономически выгоднее мясо и молоко, получаемое на территории Бурятии, вывезти за 500 километров в Иркутскую область, там переработать и вернуть обратно для реализации в Бурятии.

Сегодня, Дмитрий Анатольевич, у Министерства энергетики есть понимание этой проблемы и рекомендации по ее решению. Но без Вашей поддержки, скорее всего, реализовать эти рекомендации будет очень сложно.

Кроме перечисленных рисков, для инвесторов территория Бурятии еще и относится к опасной 9-бальной сейсмической зоне. Мы понимаем, что любой риск может быть компенсирован ожидаемой со стороны инвестора нормой доходности на вложенный капитал. Поэтому, Дмитрий Анатольевич, мы очень надеемся, что разработанный Минрегионом по Вашему поручению закон о зонах территориального развития станет именно тем нормативным актом, который сможет выровнять инвестиционную привлекательность столь разных субъектов Российской Федерации.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, с целью активизации процессов привлечения инвестиций и развития экономики сибирских регионов в условиях жестких экологических, климатических, сейсмических и других ограничений прошу Вас рассмотреть возможность включения в протокол сегодняшнего совещания следующих пунктов.

Первое. Ускорить разработку федеральной целевой программы, направленной на обеспечение охраны озера Байкал и принятие нормативов предельно допустимых выбросов вредных веществ, размещения отходов производства и потребления, опасных для уникальной экологической среды озера Байкал.

Второе. Принять решение об утилизации экологически опасных источников загрязнения байкальской природной территории, оставшихся от прошлой экономической деятельности несуществующих сегодня предприятий.

Третье. Рассмотреть возможность восстановления на байкальской природной территории института государственной экологической границы и замены запретительных мер на разрешительную систему.

Четвертое. Ускорить подготовку федерального закона о зонах территориального развития и рассмотреть возможность обкатки его на субъектах Сибирского федерального округа. В частности, запустить пилотный проект зоны Республики Бурятия.

И последнее. Я прошу поручить представителю государства в совете директоров Иркутской генерирующей компании провести позицию Минэнерго по снижению тарифов на электроэнергию для потребителей Республики Бурятия.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Вячеслав Владимирович.

Поручение я, конечно, дам, в том числе и по выбросам. То, что нужно сделать, должно быть доведено до конца. Раз не сделано, это просто проявление расхлябанности.

Что же касается позиции Минэнергетики, то, я не знаю, Сергей Иванович, Вы поддерживаете то, о чем было сказано или нет? Есть у Вас позиция по этому поводу?

С.ШМАТКО: Дмитрий Анатольевич, мы проводили ряд консультаций с Республикой Бурятия. Ситуация действительно, как описал Президент. Мы договорились о том, что принципиально мы должны ситуацию менять. В настоящее время работает рабочая группа, которая анализирует и делает расчеты, как это можно сделать. Поэтому мы двигаемся в этом направлении и, как я уже сказал, мы считаем, что ситуацию надо, конечно, из такого разительного перепада выводить.

Д.МЕДВЕДЕВ: Перепада в ценах, в тарифе.

Да, могу вам откровенно сказать, что людей это очень волнует. Даже не сохранение рабочих мест. Когда я был на заводе - не зарплата… Я говорю: «Как вообще с зарплатой дела?» - «Да нормально все, - говорят, - все в порядке. И заказы есть». Но это первое, что прозвучало, причем даже безотносительно к тому, что произошло на Саяно-Шушенской ГЭС. Люди этим очень обеспокоены. Вы проанализируйте ситуацию вместе с руководством Республики. Естественно, нужно привлечь и руководство Иркутской области и принять комплексное решение о том, как дальше поступать. Если необходимо, дать инструкции членам совета директоров соответствующей компании.

Спасибо.

***

Теперь буквально несколько слов в завершение по определенным моментам, которые мне показались важными из того, что я не успел откомментировать.

В отношении кадров. Мы с вами договаривались, уважаемые коллеги, руководители субъектов, что мы создадим с вами кадровый резерв, но мне бы хотелось, чтобы это был работающий кадровый резерв, а не отписка для Администрации. Вы для кого это готовите? Просто чтобы в Администрацию отправить? Это должны быть люди, которых вы не только знаете, но еще и назначаете. Вот я вам могу сказать, что я из своего кадрового резерва уже где-то до десятка человек назначил. А вы сколько назначили? Скажите мне. Я хотел бы, чтобы эти назначения происходили.

Второе. Если ни один человек из горной академии или из какого-то другого учебного заведения из Питера или из Москвы не приехал сюда, мне кажется, что это тоже определенная недоработка, в том числе и на местах – ваша. Что я имею в виду: надо заключать договоры о направлении в соответствующие учебные заведения специалистов с территории, чтобы они обязательно возвращались работать домой. А если не возвращаются – пусть деньги отдадут. Это же очевидная вещь. Надо направлять по контракту учиться. У нас сейчас нет целевого распределения, как мы с вами все распределялись когда-то, когда можно было сказать: поедешь в Кузбасс и всё. Нет этого, и нам не вернуть это время, мы не сможем таким образом выпускниками командовать. Но что мы точно можем сделать – это ударить рублем. Не хочешь работать на родине – верни деньги. Целевых студентов надо отправлять.

Мы сегодня обсуждали тему экологии Байкала. Это тема вечная, очень сложная. Но с чем я согласен – об этом и губернаторы говорили, и бизнес об этом говорил: мы в какой-то степени сами себя заперли в довольно сложную ситуацию. Сначала напринимали документов, заранее понимая, что они неисполнимы, а потом в соответствии с нашими национальными привычками, естественно, эти документы не стали исполнять. Помните, как в известной сентенции о том, что строгость наших законов компенсируется их необязательностью. Вот и здесь то же самое. Поэтому, считаю, нам и по Байкалу нужно провести ревизию нормативных актов. Понять, что там работает, что нет. Что на пользу, а что нет. А иначе следить за исполнением этих нормативных актов будут только экологи, а все остальные будут за этим равнодушно наблюдать, и ни одна природоохранная прокуратура никогда ничего не сделает. Акты должны быть работающими, соответствующими уровню развития экономики и нашим представлениям о будущем Байкала, а не набором благих пожеланий.

Хотел бы отметить, что по Лесному кодексу – здесь уже говорил Олег Владимирович Дерипаска – это уже не первый сигнал, ряд решений, которые мы приняли по изменению Лесного кодекса, срабатывают не в том направлении. И я это слышу от крупного бизнеса, представители которого здесь присутствуют. И у меня было несколько контактов со знакомыми мне людьми, представляющими малый и средний бизнес. Они все говорят, что этот документ внёс сумятицу. Давайте тогда будем реалистами, давайте подумаем о его коррекции. Что тут такого. Если что-то сделали не так, давайте откорректируем. Это правильнее, честнее, нежели пытаться изображать, что мы этот закон применяем.

Ну и последнее. После того, что произошло на Саяно-Шушенской ГЭС, появилась масса апокалиптических комментариев и у нас в стране, и за границей, смысл которых сводится к тому, что всё, «приплыли», это начало технологического конца России, Чернобыль XXI века. Руки начали потирать те, кому не нравится Россия в действующих границах и не нравится её роль на мировой арене. Мы с вами понимаем, что, несмотря на всю тяжесть происшедшего, несмотря на то, что погибли наши граждане, всё это брехня. Правда здесь только в одном: наша страна очень сильно технологически отстала. Дело не в конкретной драматической катастрофе, а в том, что мы реально очень сильно отстаём. И если мы не преодолеем этот вызов, тогда действительно все те угрозы, о которых сейчас говорят, могут стать реальными.

Но у нас есть все шансы с этой технологической отсталостью справиться. Напомню, что в России начала XX века значительная часть населения была просто неграмотной. Но ничего, преодолели эту проблему. У нас не было электричества, не было собственной производственной базы. Мы смогли с этим справиться. Эти задачи были не более сложными, чем те, что стоят сегодня. У нас всё-таки сегодня высокообразованное общество, которое уже прошло несколько этапов развития. Поэтому нужно просто работать, засучив рукава – и государству, и государственному бизнесу, и частному бизнесу. Совместно. Не кичиться, у кого больше активов, кто больше для Родины совершил. Кризис всех уравнял. Частный бизнес понял, что не все так легко происходит в жизни. А с другой стороны, мы понимаем, что возможности государственного бизнеса тоже ограничены. Поэтому мы все должны совместно работать, и тогда у нас получится тот результат, на который мы все рассчитываем – создать современную страну.

Спасибо вам за участие в совещании. До встречи.