Современная Усть-Орда как пограничная зона бурятского мира

Назначение главой Усть-Ордынского Бурятского округа бывшего главного федерального инспектора по РБ Бориса Данилова способно открыть новую страницу в жизни иркутских бурят. Воспользуются ли они предоставленным им шансом?

Плюсы и минусы

Потеря статуса самостоятельного субъекта выявила как плюсы, так и минусы жизни Усть-Орды в составе области.

Плюсы. Социальные программы, которые были в Иркутской области, автоматически распространились на жителей округа. В 2007 году задолженность за пролеченных больных в областной больнице была 36 млн. рублей, сейчас речи о долге нет. По сравнению с 2007 годом бюджетное финансирование сельского хозяйства в 2008 году выросло в 2,6 раза — с 54 млн. до 141 млн. рублей. А в целом бюджетная обеспеченность увеличилась в два раза. Если до объединения на каждого жителя приходилось 5600 рублей, то в конце прошлого года эта цифра равнялась 12800, как и в области.

Округ сохранился как административно-территориальная единица в составе шести районов. В Законодательном собрании Иркутской области интересы округа представляют четыре депутата.

Минусы. Сокращение активной части населения — если до объединения в окружной администрации работали 304 человека, то сейчас 27. Часть отделов вошла в состав управлений, комитетов, департаментов администрации Иркутской области, но на территории округа. Многие чиновники ездят теперь на работу в Иркутск. Число выезжающих на работу в областной центр из пос. Усть-Ордынский достигает почти 2 тысяч человек. В результате на треть сократились поступления в местный бюджет.

До объединения из 228 школ округа в 96 бурятский язык два часа в неделю изучали в обязательном порядке. Сейчас изучение ведется в факультативном порядке. В детских садах сокращены преподаватели бурятского языка. Федеральный и региональный центры не выполняют обязательств, данных при объединении области с округом. Из 15 объектов, которые были запланированы, построены только две поликлиники.

 

Демарш губернатора-интеллектуала

Защитником интересов округа выступил новый иркутский губернатор Дмитрий Мезенцев. На встрече с премьер-министром В.В. Путиным 1 августа он заявил: «Мы хотим, чтобы во исполнение договоренностей обязательства, которые взяла Иркутская область, были выполнены. Мы просим федеральный центр о дополнительном финансировании в подтверждение указа президента РФ».

На совещании в Усть-Орде 11 августа Мезенцев сказал: «Досадное объединение произошло. На этом останавливаться не следует, надо ясно представлять, в каком направлении двигаться округу дальше. Для этого нужна конкретная программа действий». Осенью эта программа будет рассмотрена правительством области. Для воплощения ее в жизнь он выбрал Бориса Данилова, а представляя его в администрации округа, сказал: «Сын возвратился на родину» (родители нового главы — выходцы из Усть-Орды).

Это назначение, символическое значение которого трудно переоценить, как и требование к премьеру о возврате долга округу, характеризует Мезенцева как сильного, самостоятельного и дальновидного политика. А тонкое понимание им национального вопроса и глубины психологического кризиса, переживаемого Усть-Ордой, особенно контрастно на фоне армейской прямолинейности полпреда Квашнина. Впрочем, достаточно ознакомиться с послужным списком губернатора на сайте администрации, чтобы оценить масштаб его личности.

 

Разделенные мегаполисом

Столица бывшего самостоятельного округа поселок Усть-Ордынский представляет собой громадную деревню непрезентабельного вида. Поселок стоит на болоте, и покосившиеся домишки здесь обычное явление. Даже у скульптуры Даши Намдакова в центре поселка отбили хвост, и он болтается как наглядное свидетельство несостоявшегося суверенитета Усть-Орды.

Почему же он не состоялся? Здесь не обойтись без сравнения с братской Агой, сумевшей стать самодостаточным регионом. Но во многом феномен Аги — это феномен Баира Жамсуева. Однако в отношении Усть-Орды дело не столько в «роли личности в истории», сколько в ее географической конфигурации и ключевых различиях между западом и востоком.

Транссиб и растянувшийся вдоль нее мегаполис Шелехов — Иркутск — Усолье — Ангарск — Черемхово, а также Ангара с ее морем отделяют Аларь и Нукуты от остальной части округа. В товарообмене эти районы ориентированы на Черемхово и Ангарск, а все остальные районы — на Иркутск.

В культурном отношении округ также разобщен. В Алари и Нукутах дацан действовал с 1814 года, жители этих районов исторически поддерживали более активные родственно-хозяйственные связи через Саяны с Тункой и Окой.

Бохана, Осы, Эхирита и Баяндая буддизм практически не коснулся, хотя в начале прошлого столетия он имел там хорошие перспективы благодаря миссионерской деятельности Агвана Доржиева. Однако, благодаря именно этому, Бохан, Оса, Эхирит и Баяндай законсервировали в себе многие черты традиционного бурятского характера и культуры, постепенно утраченные под влиянием русской культуры и буддизма на западе — в Алари и Нукутах.

В свою очередь, Бохан и Оса отличаются от Эхирита и Баяндая хозяйственным укладом и ментальностью. Столица округа, расположенная в дальнем юго-восточном углу, вблизи Иркутска, а не в центре, еще больше разделяет Усть-Орду. В советское время западные районы не ощущали своей принадлежности к округу, эта фатальная разобщенность не была преодолена и в годы суверенитета.

Консолидации нации мешает и массированное демографическое давление со стороны Иркутского мегаполиса. Этот промышленно-индустриальный пояс со смешанным населением железным катком выдавливает и размывает традиции этноса.

В противоположность этому положение Аги как отдаленного степного изолята служит гарантом сохранения ее национально-культурной идентичности. Внутри Ага представляет собой компактное образование. Столица — г. Агинское с одноименным районом в центре, с одной стороны — Могойта, с другой — Дульдурга. Соединяются они первоклассными дорогами, пост­роенными Жамсуевым и скрепившими таким образом регион на долгие годы вперед.

Способен ли Борис Данилов, подобно ему, стать отцом нации? По крайней мере, как человек и политик он созрел для того, чтобы воспользоваться карт-бланшем, выданным губернатором Дмитрием Мезенцевым.

— Пример Аги у нас на глазах, — заявил на своем представлении Данилов. — Наша делегация выедет в Агинское, чтобы посмотреть их «особый статус». Усть-Орда должна поверить в себя и найти свой путь.

 

Дмитрий Мезенцев и Борис Данилов: время пошло / Фото автора.