Борцы с террором не нашли в Бурятии ни одного настоящего террориста или экстремиста, но надеются обнаружить их с помощью лингвистической экспертизы среди журналистов

Эта перспектива обсуждалась на республиканской антитеррористической комиссии.

Сегодня в Бурятии борьба с террором ограничивается «информационным обеспечением профилактики терроризма». В то же время некоторые члены комиссии считают серьезной проблемой отсутствие в Бурятии аттестованных специалистов по проведению лингвистической экспертизы на предмет наличия признаков экстремизма и терроризма в материалах прессы, распространяемых документах, видео- и аудиоматериалах и информации, размещенной в сети Интернет. Без этого «бойцы невидимого фронта» не могут привлечь к суду авторов сомнительных, на их взгляд, статей или листовок. По всей видимости, потенциальные клиенты у чекистов в Бурятии все же есть.

    - Мы отправляем такие материалы в Москву, а там срок прохождения составляет полтора-два месяца, то есть оперативность здесь отсутствует, - сетовал на заседании антитеррористической комиссии начальник отдела Управления ФСБ России по Бурятии Алексей Нестеров.

    Президент Бурятии рассказал об одном из пунктов «комплексного плана информационного противодействия терроризма» Дмитрия Медведева. В нем сказано, что в целях проведения лингвистических экспертиз текстов, публикаций, материалов телерадиопрограмм, учебно-методической литературы необходимо создать некий государственный центр судебной лингвистической экспертизы с филиалами в субъектах Федерации.

    - Есть ключевые слова и высказывания, которые законодательно будут отнесены к экстремистским, - сообщил членам о новых веяниях Вячеслав Наговицын. - Нужно обязательно созвать всех редакторов СМИ, со всеми переговорить, чтобы не «подставить» никого. Очень аккуратно надо быть с этими словами, исключить их из лексики, потому что незнание законов не освобождает от ответственности. Этот пункт плана наверняка исполнен в 2008 году и такая комиссия (государственный центр лингвистической экспертизы. — С.Б.) создана. Теперь при Минюсте республики (в Управлении министерства юстиции РФ по Бурятии   С.Б.)  будет создана точно такая же комиссия, где будут анализироваться абсолютно все высказывания общественных организаций, СМИ, лично редакторов и журналистов.

    Однако в самом Минюсте о создании такого центра лингвистической экспертизы и о своей обязанности анализировать все высказывания СМИ пока ничего не знают.

    - Мы этим делом сегодня не занимаемся, так как это не наши полномочия, - сообщила "Информ Полису" заместитель руководителя Управления Министерства юстиции России по Бурятии Маргарита Барнакова.

Как выяснилось, такие надзорные функции в отношении прессы выполняет Россвязьохранкультура, а законодательно утвержденного словаря "экстремистских" слов и выражений пока не существует.

Как выяснилось, законодательно утвержденного словаря «экстремистских» слов и выражений пока не существует.

    - Списка таких слов нет, однако общие рекомендации для журналистов распространяются аппаратом Национального антитеррористического комитета, - рассказал «Информ Полису» руководитель аппарата антитеррористической комиссии в Бурятии Балто Дагбаин. - Но эти рекомендации существуют не для повседневного употребления, а только в период контртеррористической операции.

    Управление ФСБ по Бурятии предлагает властям Бурятии следующий выход из положения: ходатайствовать перед Министерством юстиции России о том, чтобы ввести в штат Забайкальской лаборатории судебной экспертизы специалиста для проведения «комплексной лингвистической экспертизы». По мнению начальника отдела Управления ФСБ России по Бурятии Алексея Нестерова, этот «специалист широкого профиля» должен суметь определить, есть ли в том или ином тексте, видео- и аудиоматериале не только прямые призывы к осуществлению экстремистской деятельности, за которые есть наказание по конкретной статье Уголовного кодекса, но и наличие в текстах неясного в правовом смысле «обоснования, оправдания такой экстремистской деятельности».