Поправки в законопроект "О противодействии коррупции в Республике Бурятия" обсудили депутаты Народного Хурала на "круглом столе"

Поступившие поправки касаются почти всех статей законопроекта, подчеркнула председатель комитета по государственному устройству, местному самоуправлению, законности и вопросам государственной службы Анна Скосырская.

Напомним, законопроект был принят депутатами Народного Хурала в первом чтении и отправлен на доработку. Законопроект определяет задачи, принципы, основы и направления деятельности в области противодействия коррупции в рамках реализации антикоррупционной политики в Республике Бурятия. Среди основных направлений работы в этой сфере - разработка целевых антикоррупционных программ, антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и их проектов, антикоррупционный мониторинг, антикоррупционная пропаганда (с включением соответствующих курсов в учебные планы образовательных заведений) и ряд других.

При обсуждении поправок к закону заместитель председателя комитета по бюджету, налогам и финансам Федор Трифонов предложил начать с того, чтобы изменить название законопроекта, сообщает ИРА "Восток-Телеинформ". По его словам, "О противодействии коррупции в республики Бурятия" - слишком общее название и не совсем соответствует содержанию законопроекта, где прописано, как противодействовать коррупции можно на законодательном уровне.

При дальнейшем обсуждении присутствующие высказали сомнение в необходимости существования законопроекта как такового, поскольку "его принятие все равно не решит проблемы коррупции в Бурятии". Но как отметила Анна Скосырская, законопроект и не ставит своей целью охватить весь фронт антикоррупционной борьбы.

По ее словам, в борьбе с коррупцией три основных составляющих - профилактика, борьба с коррупцией и борьба с последствиями коррупции. "Нашему законопроекту отведена первая функция, профилактическая - мы должны исключить из законов коррупциогенные факторы", - отметила она. А коррупциогенных факторов в текстах законов, отметили присутствующие, достаточно: слишком большие полномочия распорядителей бюджетных средств, принятие законов задним числом, широкое толкование норм законов.

Кстати, именно коррупциогенных факторов касалась большая часть поступивших поправок. Так, республиканская прокуратура не согласилась с перечнем этих факторов, отметив, что "в прокуратуре эти факторы другие". Обсуждаемым законопроектом в число коррупциогенных факторов включены отсутствие исчерпывающего перечня оснований для отказа реализации права, наличие субъективно-оценочных оснований отказа, отсутствие исчерпывающего перечня документов, предоставляемых для реализации права, отсутствие конкретного срока принятия решения органом госвласти, местного самоуправления и так далее. Дошло до того, что, в конце концов, коррупциогенный фактор нашли и в самом тексте рассматриваемого законопроекта: в части, где оговаривается возможность привлечения независимых организаций к антикоррупционной экспертизе законов. В тексте закона сказано, что такие организации могут привлекаться к проведению экспертизы: "значит, можно их привлекать к участию, а можно нет?", - сделали выводы присутствующие и посоветовали разработчикам внимательно просмотреть текст проекта закона.

Как отметила по итогам обсуждения Анна Скосырская, комитет по госустройству доработает еще раз и утвердит поправки с учетом всех замечаний. Причем сделать это нужно будет в ближайшее время – рассмотрение законопроекта включено в план ближайшей сессии НХ РБ, которая состоится 27 февраля. "Придется плотно поработать", - подытожила Анна Скосырская.