Захоронениями военнопленных в Улан-Удэ, подвергнувшимся актам вандализма, заинтересовалось Министерство обороны Чехии

В конце августа с неофициальным визитом в Бурятии побывала делегация из Министерства обороны Чехии. Они являются сотрудниками отдела, занимающегося уходом за всеми военными захоронениями в Чехии и своих земляков на территории других государств

 

Иностранцы хотели побывать на 3-м участке станции Дивизионная, где покоятся их сограждане, умершие в плену в годы Первой мировой войны или погибшие в гражданской войне 1918-1920-х годов. По сведениям людей, занимающихся изучением истории края, здесь лежат более пяти тысяч военнопленных — австрийцев, немцев, венгров, поляков, чехов.

С середины прошлого столетия захоронение медленно уничтожалось, сейчас его состояние ужасающее. На человеческих костях расположена воинская часть, проложена дорога. Могилы до сих пор подвергаются актам вандализма — их вскрывают, по земле разбросаны останки людей, на развороченных могильных плитах жарят шашлыки.

Чехов на Дивизку не пустили, так как там расположена воинская часть. Но после их возвращения на родину, им отправили видеоматериал с этого кладбища.

— Оно находится в очень-очень плохом состоянии. Поэтому мы собираемся в скором времени написать письмо вашему президенту и предпринять какие-то меры для приведения его в надлежащий вид, — говорит господин Павел Филипек, представитель Министерства обороны Чехии.

Кроме этого, генеральный консул этой страны в Екатеринбурге господин Мирослав Рамеш собирается с визитом в нашу республику.

Между тем поисковиками республики на общественных началах с прошлого года ведутся работы по перезахоронению останков солдат. Предвидя возможные последствия посещения этого кладбища иностранцами, руководитель поискового отряда Бурятии Владимир Ефремов еще в начале лета говорил:

— Если такая ужасающая картина предстанет перед глазами мировой общественности, которая работает по международному соглашению по сохранению и уходу за воинскими захоронениями прежних войн, может разразиться скандал мирового масштаба.

Своим пребыванием оживляли жизнь Верхнеудинска

В годы Первой мировой войны на территории Нижней Березовки, прежнее название станции Дивизионная, располагался один из крупнейших лагерей военнопленных. По сведениям Владимира Ефремова, заместителя председателя совета РОСТО (ДОСААФ), руководителя поискового отряда Бурятии, их было порядка 27 тысяч. Больше, чем население Верхнеудинска того времени, которое насчитывало около 20 тысяч жителей. Пленные располагались в пустующих казармах воинских частей. Перед войной на территории Березовского селения Верхнеудинского округа Забайкальской области были дислоцированы 17-й, 18-й, 19-й сибирские стрелковые полки, 4-я и 5-я артиллерийские бригады и другие. Был построен Березовский военный госпиталь. Пленные и сами строили бараки, казармы, склады. Охраняли их солдаты-резервисты запасных сибирских батальонов, не годных к строевой службе.

После 17-го года пленные свободно разгуливали по городу, особенно офицеры, знакомились с местными жителями, женились, рассказывает Николай Гребенщиков, член правления национально-культурной автономии поляков города Улан-Удэ. Острая нехватка рабочих рук позволяла пленным использовать свои профессиональные знания и иногда даже выбирать место работы. Офицеры могли подыскивать хорошо оплачиваемую работу — учителя, инженера, бухгалтера и т.д. Своим пребыванием они оживляли культурную жизнь города, вносили некое разнообразие. Были случаи, когда учиняли драки в питейных заведениях, мародерствовали. Поступали жалобы и от местного населения, чтобы ограничили их пребывание в городе.

 

ЧТО С НИМИ СТАЛО

В годы революции и гражданской войны часть из них перешла на сторону красных и воевала в составе интернациональных бригад. Среди них известный писатель Ярослав Гашек, организатор отряда Красной Армии, известный знаменитыми «Похождениями бравого солдата Швейка», венгр Арманд Мюллер, командир Красного отряда, и другие. Многие из них погибли, защищая наш город в 1918 году от каппелевцев, белочехов. Они похоронены в братской могиле на 1-м участке, где сейчас стоит обелиск.

С приходом к власти белых и белочехов в Верхнеудинске большинство пленных перешло на их сторону, а затем они ушли с ними. Вот что пишет в своей книге воспоминаний «С белыми в Сибири» капитан австралийской армии Лэтчфорд, воевавший в Сибири в составе интервентов.

«Проблема военнопленных стояла в Сибири очень остро, и эти края были забиты несчастными жертвами жизненных обстоятельств. Мы впервые столкнулись с ней по дороге в Верхнеудинск, где в прошлом находился большой концентрационный лагерь. Наш поезд остановился на ночь, к нам пристал жалкий бродяга в лохмотьях, который попросил у нас на очень правильном английском английскую газету! Мы снабдили его из наших запасов, накормили и долго с ним беседовали. Четыре года он не имел никаких сведений о своей семье… Верхнеудинск был для него адом, а вид огромного позолоченного креста, возвышающегося над залесенной горой, находился в жутком контрасте с его удручающей историей».

 

«НУЖНО ОБЛАГОРОДИТЬ ЕГО»

Более пяти тысяч пленных навсегда остались лежать в бурятской земле.

— В большинстве своем они умирали от ран и болезней. Умерших хоронили согласно их вероисповеданию и канонам религии, — рассказывает Ефремов.

Предположительно, согласно им отводились и участки на этом кладбище. Приглашали священников, которые отпевали их. Также велись записи в церковных книгах, которые бесследно исчезли. Поисковики предполагают, что их вывезли за границу в 30-е годы. Владимиру Ефремову известны имена 650 иностранцев, похороненных тут. Здесь же предавали земле и наших солдат, которые умирали в госпиталях. Могли хоронить и местных жителей.

С прошлого года поисковики Бурятии начали работу по перезахоронению останков солдат. Привозили священников. Сейчас ими восстановлено более ста могил.

В Республиканской службе государственной охраны объектов культурного наследия сообщили, что в списке памятников культурного наследия этого кладбища нет и на государственной охране он не состоит. Именно так комментирует ситуацию консультант Любовь Мордвина.

По словам Ефремова, глава Советской администрации знает о захоронениях и готов оказать всестороннюю помощь. Но глава администрации Владимир Еманаков отказал «Информ Полису» в комментарии, сославшись на то, что этот вопрос не в его компетенции.

Жители Дивизионной в большинстве своем знают, что в лесу есть кладбище, но объяснить толком, какое оно, не могут. Некоторые стараются обойти его стороной.

— Понятно, что война была. Но ведь там лежат люди. По большому счету, его нужно облагородить — огородить и поставить знак, общий памятник какой-нибудь. Ведь мы считаем себя цивилизованными людьми. И это наша история, — говорит 32-летний Дмитрий Антонов, житель Дивизки.