Полторы тысячи возгораний и 600 тысяч гектаров уничтоженного леса – минувшим летом огненная стихия разыгралась не на шутку. Несмотря на усилия людей, зелёные массивы Бурятии понесли большие потери. Общественники и блогеры усматривают в этом вину, прежде всего, местных властей, которые вовремя не предприняли меры по профилактике пожаров, а впоследствии с огнём боролись недостаточно эффективно.

Кто виноват?

Критика, впрочем, звучала не только от населения и СМИ, но и со стороны федеральных структур.

- Местные власти, которые обязаны были предвидеть, во что всё это может вылиться, предпочли не напрягаться. Вместо того, чтобы предпринять активные действия по тушению пожаров, некоторые ответственные начальники попросту укатили в отпуска. Как результат – очаги возгораний, которые не успели обезвредить в самом их начале, разгорелись до таких вот масштабных пожаров, – заявил в сентябре директор департамента МЧС России Виктор Климкин.

Правда, имена тех, кто «укатил в отпуска», он тогда так и не назвал.

Так или иначе, к разгулу огненной стихии республика оказалась не готова. На вопрос, кто виноват и что делать, Вячеслав Наговицын пояснил: сами по себе возгорания не возникают.

- Поэтому мы должны разделить этот вопрос на два. Первый – кто виноват, что пожары вообще происходят? Ответ даёт сводка: каждый случай разбирается. По статистике, из 1500 пожаров в 1300 случаях причиной стал человеческий фактор, и всего 200 – сухие грозы. И всё. Поверьте, правительство не бегает и ничего не поджигает. Лесники тоже, – отметил глава на встрече с общественниками республики на минувшей неделе. – Насколько эффективно действовали те, кто борется с пожарами, и в каких условиях это происходило – уже другое. Сказалась аномальная погода: она «разбросала» пожары по огромной территории. Такого ещё никогда не было – температура поверхности грунта достигала 70 градусов. Достаточно уронить окурок или спичку – и огонь разлетается моментально, на многие километры. Что делать с этим? Конечно, работать с населением. Когда такая ситуация создаётся, нужно ограничивать выход в лес.

«Да, я хозяин Бурятии»

Власти республики уже неоднократно заявляли о необходимости поправок в федеральное законодательство для более эффективной борьбы с огнём.

- Нужно, чтобы были установлены какие-то плановые задания по минерализованным полосам и санитарным рубкам – всё, что утеряно с тех времён, когда работал старый Лесной кодекс. Признано, что новый нанёс нашему лесу большой ущерб, и сейчас требуются изменения, чтобы всё изменить, – добавил Вячеслав Наговицын.

Однако участники встречи стояли на своём: в ситуации с пожарами власти проявили халатность. Следом посыпались провокационные вопросы.

- Я свою родную республику сравниваю с домом, и в нормальном, хорошем, уникальном доме должен быть очень хороший хозяин, – начал издалека общественник Баир Цыбиков. – И вот как вы думаете, вы этому соответствуете? В связи с пожарами.

Глава отреагировал на вопрос спокойно.

- Я не думаю, что только хозяин дома, но и члены семьи свой дом должны любить. И если только я один буду любить Бурятию, а все присутствующие будут только её уничтожать, то без вашей поддержки я не справлюсь. Мне, как хозяину, нужна такая поддержка – чтобы не ходили и не поджигали лес, аккуратно обращались со своим домом, не гадили на берегу Байкала. Тогда – да, я смогу навести здесь порядок и держать ситуацию под контролем.

- Но вы себя не считаете виноватым? Вы можете сказать: «Я – хозяин Бурятии»? – наседали общественники.

- Да, я хозяин Бурятии. И я обязан предпринимать соответствующие меры. Считаю, что те меры, которые мы предпринимали, были исчерпывающими, – подчеркнул глава. – Может, раньше, в годы советской власти, у секретаря обкома партии было больше полномочий. И если он хлопнул кулаком – то и прокуратура, и все остальные становились строем. Сегодня полномочия чётко разделены – есть федеральные, есть региональные и муниципальные. Министерство обороны России мне не подчиняется – так же, как и МЧС. Мы достаточно своевременно обратились туда за поддержкой и помощью, получили отклик от Рослесхоза, была создана необходимая группировка, подключилось МЧС, но исключительно на человеческих взаимоотношениях. Я лично звонил министру и просил помощи. Несмотря на ряд нерешённых вопросов, он дал команду распечатать Росрезерв и обеспечить технику топливом. Сказали – когда всё потушим, тогда и будем разбираться.