Глава Бурятии Вячеслав Наговицын обвинил чиновников в появлении так называемых «нахаловок». Те в свою очередь, заявили, что власти обратили внимание на проблему самовольных строений только после того, как ситуация вышла из-под контроля.

«Мы немного поспешили»

На февральской сессии Народный Хурал одобрил новый республиканский закон, который позволяет оформить в собственность дома, построенные до вступления в силу Земельного кодекса России – то есть до октября 2001 года.

Однако тогда и прокуратура республики, и правовое управление самого Народного Хурала дали отрицательное заключение на проект закона. Правительство заявило о намерении отстаивать интересы «самовольщиков» до конца. Дошли даже до Верховного суда России, который в итоге встал на сторону владельцев незаконных построек.

Позднее республиканские власти заявили о намерении внести на рассмотрение депутатов республиканского парламента законопроект, который расширит категорию граждан, претендующих на узаконение самоволок. Речь идёт уже о тех, кто построил свои дома до 2010 года. Однако народные избранники решили перенести его на следующую сессию. Юристы посчитали, что, поддержав документ, Народный Хурал превысит свои полномочия.

Во-первых, с 2001 года в России действует Земельный кодекс, согласно которому все участки предоставляются через торги. А во-вторых, законопроект ставит в неравное положение тех, кто купил земельные участки, и тех, чьи дома уже снесены по судебному решению.

Ситуацию на встрече с журналистами 19 сентября прокомментировал глава Бурятии Вячеслав Наговицын.

- Может быть, мы немного поспешили. Верховный суд поддержал решение Народного Хурала – ну и мы бегом-бегом быстренько «сгоношили» ещё один документ и начали этот документ «проталкивать», не понимая того, что Верховный суд Российской Федерации своё определение ещё не выдал, – заявил Вячеслав Наговицын. – По слухам знаем, что нас поддержали, а документа нет. И, конечно, поставили в не очень ловкое положение прокуратуру, потому что любой документ должны пройти заключение прокуратуры. А она заключение не дала даже на первый (который дал право на «узаконение» самовольщикам, построившимся до 2001 года – прим. ред.). Ну и в самом законопроекте есть некие инновации, спорные даже с моей точки зрения, несмотря на то, что я сам его подписывал.

Далее глава пояснил, какие именно «спорные инновации» имеет в виду.

- Перечислили все документы, которые были прописаны в предыдущем законе и дописали «иные документы». Такого обезличенного перечня не может быть: это уже коррупциогенный фактор. Допустим, я принесу в Росреестр от кого-то справку: человек не против того, что земля будет принадлежать мне. Будет ли это основанием? Это будет «иной» документ. И вроде должны исполнять. Наверное, это неправильно. Поэтому я согласен с депутатами, которые предложили эту фразу убрать. И надо дождаться окончательного заключения Верховного суда, – отметил он.

У семи нянек дитя без глазу

Рассказывая о сносе самоволок, Вячеслав Наговицын привёл в качестве примера европейскую судебную практику.

- Они очень грамотно к этому вопросу подходят: если пять лет власть не шевелилась, то это проблема власти. Причём тут человек? Самое главное, что человек построил дом в жилой зоне. И если он пять лет он стоял, никому не мешал, никто не жаловался – это право человека. Мне понравился такой вывод. Это абсолютно верно. Если чиновники не работают, то они должны работать уже потом. Кто-то лопухнулся, не выполнил своих прямых обязательств, а должен был ответить.

В числе ответственных – главы поселений, участковые и Росреестр, добавил глава.

- Получается, что у семи нянек дитя без глазу, – констатировал глава Бурятии.

Начнут убивать?

Как выяснилось, выкупить землю с торгов, чтобы затем оформить её в собственность, самовольщики не могут, ведь нет гарантии, что участок уйдёт «с молотка» именно владельцу «спорного» дома.

- Сначала необходимо очистить участок, то есть снести строение. Без сноса нельзя продавать. Иначе возникнет конфликт. Мы натравим человека на человека, и они могут начать убивать друг друга. Представляете, у вас дом стоит на участке, и мы продаём землю с торгов. Приходит новый хозяин, говорит: «Забирай и уходи», – отметил Вячеслав Наговицын.

Более того, по его словам, в Бурятии уже появились люди, которые «шантажируют» самовольщиков.

- Начинают с торгов и «нагоняют» сумму. Или говорят: «Давай откупного нам сейчас, либо мы вам сделаем такую сумму, что вы никогда её не поднимете». А если у человека нет денег, чтобы выкупить этот участок по большой цене? Нам-то выгодно, как бюджету – чем дороже, тем лучше. Но тогда мы сами, своими руками начинаем создавать человеческие трагедии, – продолжил Наговицын. – Нет денег? Значит, давай, выметайся с этого участка. А может, там дети и старики живут. Мораль сразу же какая-то подмоченная становится.

Земля под самовольно возведёнными домами, таким образом, будет выдаваться бесплатно. Власти возлагают надежды на законопроект, который будет рассматриваться на октябрьской сессии.

- Мы включили в него людей, которые построились до 2010 года, потому что только в 2010 году мы начали активно этим заниматься. Я создал межведомственную комиссию под руководством Александра Чепика (зампред правительства по экономическому развитию – прим. ред.), назначил его ответственным по самовольщикам, – отметил Вячеслав Наговицын.

Ситуация вышла из-под контроля

22 сентября Росреестр дал официальный ответ на высказывания главы республики.

- Управление Росреестра по Бурятии было создано в 2010 году. Именно с этого периода в полномочия ведомства вошло такое направление, как государственный земельный надзор. В первый же год государственные инспекторы по охране и использованию земель столкнулись с нарастающей проблемой самовольного захвата земель. И уже тогда ведомство начало бить тревогу, призывая другие органы государственной власти к действию. Однако власти обратили внимание на проблему «самоволок» только сейчас, когда ситуация уже вышла из-под контроля, – говорится в сообщении.

Упомянули там и о полномочиях: Росреестр занимается только выявлением фактов самовольного захвата.

- Инспекторы ведомства при проведении государственного земельного надзора не могут, например, требовать предъявления паспорта или иных документов, удостоверяющих личность правонарушителей, не могут в принудительном порядке вывезти с самовольно захваченного земельного участка объект недвижимости на «стадии колышек». Ведомство не может обращаться в судебные органы с иском об освобождении земельного участка, так как даже не является заинтересованной стороной – это интересы собственника земельного участка. Также Росреестр не осуществляет снос «самоволок», – заявили в пресс-службе ведомства.

Муниципальный земельный контроль чиновники тоже проводили, причём весьма активно.

- Для установления личностей правонарушителей Росреестр работает со всеми организациями, которые могут предоставлять информацию о лицах, проживающих на земельных участках. Это различные энергоснабжающие организации, интернет-провайдеры, операторы стационарной телефонной связи и другие. Также для участия в проверках привлекаются участковые уполномоченные полиции, – подчеркнули в Росреестре. – В 2014 году удалось наладить взаимодействие с Министерством внутренних дел Бурятии. Теперь участковые уполномоченные полиции, курируя свои вверенные территории, могут выявлять «самоволки» на этапе строительства, используя такие интернет-ресурсы как «Публичная кадастровая карта» и «Геопортал республики Бурятия». Убирать самоволки «на стадии колышек» могут органы местного самоуправления в рамках муниципального земельного контроля.

На протяжении многих лет Росреестр обращал внимание властей на то, что муниципальный земельный контроль фактически не проводится. А вот те, кто «призывает к самовольному захвату земель», должны понести за это ответственность, уверены в Росреестре.

- При выявлении правонарушений Росреестр сталкивается с прямо противоположными действиями других государственных органов. Так, после того, как инспекторы выдают правонарушителям предписание об устранении нарушения земельного законодательства, органы местного самоуправления решают предоставить эти земельные участки правонарушителям. В итоге соседние земельные участки в тот же день оказываются занятыми другими «самовольщиками». Логичен вывод о том, что ответственность за распространение самовольного захвата лежит на всех тех, кто призывает к нему и поощряет нарушения земельного законодательства, – заявили в ведомстве.