«Настоящим прорывом» назвала Lenta.ru результат депутата Госдумы от КПРФ Сергея Левченко на губернаторских выборах Иркутской области в 13 сентября. Удивительно, но политические комментаторы уже предположили, что Левченко может стать возможным кандидатом от Кремля на выборах главы Бурятии в 2017 году.

Вместе с тем Сергей Левченко не теряет надежды стать губернатором по итогам всенародных выборов, а не благодаря попаданию в резерв администрации. Хотяэксперты Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) прогнозируют, что коммунист в Иркутской области вряд ли победит во втором туре, назначенном на 27 сентября, сам Левченко с такими прогнозами не согласен.

А политолог Глеб Кузнецов, по информации портала Ura.ru, наоборот говорит, что «второй тур дает преимущества оппозиционным кандидатам перед кандидатами власти». Политолог отмечает, что «второй тур, вернувшийся в наши политические реалии после десяти лет отсутствия, это, конечно же, абсолютная новинка и большой сигнал о кардинальном изменении политической системы, о которой так говорили. Мы увидели, что это не просто слова, а уже реальность. Наступает эпоха вторых туров». Ему вторит руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев: «Это действительно новая эпоха. Теперь интерес к выборам глав регионов гарантирован. Выборы обретают второе дыхание. Ставки повышаются. Доверие к выборам — тоже».

Сергею Левченко удалось сделать то, чего никому не удавалось с 2004 года: он вышел на второй тур с кандидатом от партии власти. За Левченко проголосовали 36,61% жителей Иркутской области, а за врио губернатора Сергея Ерощенко – 49,6%.

Прошедшие 13 сентября региональные выборы выявили ряд сильных региональных лидеров – представителей парламентских партий, которые могут составить конкуренцию губернаторам-единороссам. Политики, занявшие вторые места на выборах, повысили свои шансы избраться в 2016 году в Госдуму по одномандатным округам, считают эксперты, не исключая, что некоторые из них могут в дальнейшем рассматриваться в Кремле как претенденты на губернаторские посты.

В четырех регионах из 21, где состоялись 13 сентября прямые губернаторские выборы, кандидаты от парламентских партий проявили себя как сильные соперники действующих глав. Сергей Мамаев (КПРФ) набрал 32,31% в республике Марий Эл; Иван Абрамов (ЛДПР) получил 28,3% в Амурской области, а Олег Денисенко (КПРФ) — 28,15% в Омской области. Все трое — действующие депутаты Госдумы. Их оппоненты от «Единой России» «заоблачных» процентов не набрали: за Леонида Маркелова и Александра Козлова проголосовало чуть менее 51% избирателей, за Виктора Назарова — 60%.

В топ-10 рейтинга «вторых», подготовленного по итогам единого дня голосования Фондом развития гражданского общества (ФоРГО), также вошли Ольга Осицына из ЛДПР (Архангельская область); коммунисты Валерий Ижицкий (Костромская область), Светлана Иванова (Сахалинская область), Николай Яшкин (Калужская область); справороссы Олег Николаев (Чувашия); Сергей Лебедев из Смоленской области (кстати, у него в соперниках был не единоросс, а либерал-демократ Островский).

Примечательно, что почти все эти политики — из местных. Исключения — Сергей Мамаев, почти вся его жизнь связана с Кировской областью, и Олег Денисенко, который несмотря на биографическую связь с регионом все же воспринимается там как «варяг».

В ФоРГО отмечают, что все «вторые» выдвинуты парламентскими партиями и имеют приличный электоральный опыт. В связи с их успехами на прошедших губернаторских выборах эксперты фонда оценивают шансы этих политиков на избрание или переизбрание в Госдуму как хорошие — по одномандатным округам или во главе соответствующих территориальных групп списков своих партий.

- Благодаря своим нынешним успехам они, несомненно, укрепили свои позиции,- отмечают составители рейтинга.

Эксперты полагают, что некоторые из «вторых», чьи кампании оказались убедительными, могут пойти дальше. В будущем их кандидатуры могут быть рассмотрены на должности глав регионов.

«Региональные политики, успешно выступившие на выборах, но не занявшие первые места, привлекают пристальное внимание Кремля, — говорит гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин. — Их стараются задействовать в других направлениях, поскольку эти люди эффективны, а для пользы дела партийная принадлежность играет второстепенную роль. Таков тренд последнего времени, поэтому можно прогнозировать, что они будут пользоваться повышенным спросом и со стороны своих партий, и со стороны федерального центра».

Такая политика объясняется, в том числе, дефицитом подходящих для губернаторства кадров. «Переброс» действующего главы Амурской области Олега Кожемяко на Сахалинскую область в связи с тем, что губернатор региона Александр Хорошавин в марте этого года был отправлен в отставку, свидетельствует о том, что «скамейка запасных» очень коротка.

Коммунистам уже есть с кого брать пример. В 2012 году на выборах губернатора Брянской области выдвиженец от КПРФ Вадим Потомский боролся с главой региона единороссом Николаем Дениным, будучи его единственным конкурентом (другие сняли свои кандидатуры в пользу Денина). В итоге единоросс набрал 65% голосов, Потомский — 30%. Усилия коммуниста не остались без внимания Кремля, и в феврале 2014-го президент Владимир Путин назначил Потомского врио главы Орловской области.

Вице-президент Центра политических технологий (ЦПТ) Ростислав Туровский среди ближайших конкурентов врио губернаторов видит только двоих политиков, которые могут претендовать на аналогичное продвижение: это Сергей Левченко и Олег Денисенко.

«Если не исключать того, что в Бурятии в обозримом будущем будет решаться вопрос о главе — сроки полномочий действующего губернатора Вячеслава Наговицына истекают в 2017 году, а он так и не смог наладить отношения с местными элитами — можно предположить, что этот пост могут предложить Левченко. Но как отнесутся местные элиты к новому губернатору-«варягу» — неизвестно».

Нынешние губернаторские выборы — уже третьи в карьере Левченко. Впервые он баллотировался в 1997 году, а в 2001 году вышел на второй тур с губернатором области Борисом Говориным. Отставной полковник из «Альфы» Олег Денисенко в 2009 году попал в первую сотню резерва управленческих кадров, находящихся под патронажем президента.

- Уже тогда он выделялся среди коммунистов как потенциально перспективная фигура, — отмечает Туровский.

Того же мнения придерживается директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко.

По словам Туровского, Левченко и Денисенко — это те политики, которые при определенных обстоятельствах могут получить поддержку администрации президента, как в свое время Вадим Потомский.

Первый замруководителя администрации президента Вячеслав Володин на встрече с политтехнологами в середине июня прогнозировал, что после думских выборов 2016 года конкуренция в политике будет нарастать. В частности, по мнению Володина, достойную конкуренцию действующим главам регионов смогут составить депутаты, избранные в следующий парламент как одномандатники.

- Что касается кандидатов, набравших чуть более 20%, — это сугубо местные политики, которые на губернаторские посты претендовать не могут, — считает Туровский. — Характеристиками опытных управленцев они не обладают, их потенциал — бороться в регионе за депутатские мандаты.

По заключению экспертов, выборы в одномандатном округе по сложности сопоставимы с выборами мэра крупного города. Ситуация усугубляется тем, что многие округа будут включать в себя как городские, так и сельские территории.

По итогам региональных выборов КПРФ сохранила статус «партии № 2» — ее кандидатам почти всегда гарантировано второе место. По наблюдением Ростислава Туровского, КПРФ «при всем множестве оговорок осталась единственной партией, претендующей именно на оппозиционную нишу и на лидерство в этой нише в большинстве регионов».

Пойдет ли Кремль на то, чтобы усиливать позиции коммунистов, назначая второго «красного» губернатора? Не придется ли тогда увеличивать «губернаторскую квоту» для двух других парламентских партий, у которых пока тоже по одному единственному губернатору?

Впрочем, в администрации президента неоднократно подчеркивали, что не столь важна партийная принадлежность губернатора, сколько его эффективность как управленца и популярность среди населения региона.