Среди вышедших из ЛДПР – ключевые фигуры: координаторы отделений и члены координационного совета.

Отметим, что на днях в Бурятию приезжал Алексей Диденко, депутат Государственной Думы Российской Федерации от ЛДПР. По всей вероятности, приезд первого заместителя Владимира Жириновского в парламенте был связан со скандалами в региональном отделении.

Около 50 человек сегодня, 5 марта принесли Александру Кореневу, координатору БРО по республике заявление о выходе из партии. Говорить о том, что в бурятской ячейке партии нет конфликтов и разногласий, уже бессмысленно – очевидно, что поводом к такому бегству послужило именно это, а не внезапно изменившиеся политические убеждения более полсотни людей.

«ЛДПР является чьим-то коммерческим проектом»

Напомним, 3 марта заявление о выходе из партии принесла Ксения Плеханова, координатор отделения по городу. При этом Плеханова очень туманно объяснила причины ухода, отметив, что внутрипартийных конфликтов не было.

Уже на следующий день такой же поступок совершил Руслан Шулунов, предводитель молодежного крыла. В отличие от Ксении, Шулунов дал оценку деятельности руководства партии: «Если бы в партии все было бы хорошо, то молодые и перспективные не уходили бы».

5 марта вслед за молодыми лидерами БРО заявления принесли другие члены партии – в общей сложности около 50 человек. Среди них – ключевые фигуры, занимающие посты координаторов первичных отделений, членов координационного совета и контрольно-ревизионной комиссии (из трех членов КРК партию покинуло два человека, что фактически развалило комиссию).

По информации infpol.ru, днем ранее, 4 марта прошло собрание, на котором члены бурятского отделения партии обсуждали уход Плехановой и общую нездоровую атмосферу происходящего.

Назиля Саттарова, которая до сегодняшнего дня исполняла обязанности координатора Советского района по городу Улан-Удэ, эту информацию подтвердила.

- Обсуждался уход Плехановой и Шулунова, - сообщила Назиля. – Мы уверены, что уход Ксении связан именно с внутренними конфликтами в ЛДПР. Все это время, пока мы работаем в партии, в БРО ЛДПР царит нездоровая обстановка. Все хорошие инициативы подавляются, перспективные члены партии задвигаются, не понятны идеологические установки партии. По сути ЛДПР является чьим-то коммерческим проектом и вся работа там строится на непонятных нам групповых принципах. Мы знаем, что Ксении Плехановой не давали работать, всячески блокируя ее деятельность, то же самое происходит с нами. На нашем собрании мы приняли решение о коллективном выходе из ЛДПР. И я как координатор первичного отделения тоже сложила свои полномочия и написала заявление о выходе из партии.

Отметим, что и Плеханова, и Шулунов, до которых дозвонился журналист infpol.ru заявили, что ничего не знали как о собрании, так и о массовом уходе своих бывших однопартийцев.

Начало конца?

Александр Коренев же продолжает утверждать, что ситуация под контролем.

- В основном заявления принесли не члены партии, а члены молодежной организации ЛДПР. Среди них ключевых фигур нет, - подчеркнул координатор отделения по Бурятии.

На вопрос, что послужило причиной этого, он ответить не смог.

- Пока ответить не могу, мы проводим служебную проверку. Да, не ожидали. Но произойти могло что угодно. Это сугубо личное дело каждого – мы никого не заставляем вступать в партию или покидать ее, - прокомментировал Коренев.

А вот бывший предводитель бурятского отделения Игорь Бобков высказался очень категорично. Он уверен, что произошедшее – это начало конца для партии, которая и так за последние годы потеряла существенные позиции.

- Как личность, как лидер Коренев ничего из себя не представляет, - безапелляционно заявил Игорь Бобков. – После того, как меня изгнали, партийная организация фактически была обезглавлена. По сути дела в Бурятии нет политических деятелей, буйных, в хорошем смысле этого слова, людей, которые могут быть эксцентричными и могут повести за собой людей. Я был одним из них и говорю об этом,  не стесняясь. А тут схватили первого попавшегося человека под руки и поставили координатором. Члены партии постепенно разочаровываются, они видят, что этому нет конца и края и понимают, насколько сейчас бесперспективно находиться в партии.

По его мнению, именно уход молодых лидеров смотивировал других членов БРО.

- Демарш отдельных членов партии порождает дополнительную волну протестующих, которые своим уходом демонстрируют свое волеизъявление, - говорит Бобков.

Бывший лидер бурятских либерал-демократов считает, что это – конец партии, которая не сможет вновь набрать потерянные очки.

- Уже ничего не поделаешь. Конечно, и Владимир Вольфович уже потерял свою яркость и самобытность, выступать стал очень грубо. Это тоже особо не впечатляет людей. Я был членом партии с 1994 года, а вышел из нее в 2014 году. У меня ушло 20 лет на то, чтобы хотя бы приблизиться к уровню 12-15% на выборах 2013 года. Потом меня вычеркнули из списка и по сути тем самым обезглавили БРО. Минимальный уровень доверия к партии завоевывается на федеральном уровне, а все остальное догоняет региональный лидер. Все рухнуло. Сколько еще лет потребуется, чтобы обратно поднять организацию? Очередные 10-15 лет? Владимир Вольфович уже не в том возрасте, регионального вождя нет. Ситуация малоперспективна, - уверен Бобков.