Со всей страны съехались и главы сельских поселений, и местные депутаты, и просто неравнодушные люди. Всего не менее 500 человек. Организатором мероприятия выступил известный уральский фермер Василий Мельниченко, сообщает «Бизнес Online».

Основным отличием этого съезда от всех других подобных конференций и форумов было то, что любой желающий, не будучи каким-то важным и признанным экспертом, авторитетом, мог взобраться на сцену и взять микрофон. На первой сессии желательно было говорить про местное самоуправление. В противном случае весь зал, демонстрируя на деле демократические ценности, мог согнать неугодного оратора выкриками: «Говори по делу!», «Что предлагаешь? Говори конкретно!» Чаще всего делегаты ругали как раз местную власть, эмоционально рассказывали о бедах и проблемах своего родного села, деревни или малого города.

— У нас контактов с местной властью практически нет. Она самоудалилась и заняла такую позицию, что все решения принимаются в одностороннем порядке. Ни с бизнесом, ни с кем не советуются, — жаловался один из местных депутатов.

У сцены скопилась солидная очередь. Все требовали микрофона. О своем наболевшем говорить хотел каждый, хотя, впрочем, проблемы у всех были общими.

И вот на сцену поднялся единственный представитель власти на съезде — член Совета Федерации от Бурятии Арнольд Тулохонов.

— Скажите нам что-нибудь хорошее! — обратился к нему Мельниченко.

— Ничего хорошего сказать не могу! — ответил он. — Впервые вижу мероприятие, организованное не государством. И впервые вижу очередь желающих выступить на трибуне. Это говорит о том, что у людей накипело. Меня немного смущает, что нет ни одного федерального чиновника, ни одного депутата Госдумы и Совета Федерации, если я не ошибаюсь, — Тулохонов, казалось, с надеждой посмотрел в зал. Но никто не откликнулся.

— Это даже хорошо, что так, — вставил Мельниченко.

Тулохонов пообещал, в свою очередь, доложить все профильному комитету и попросил собравшихся написать обращение в Госдуму и в Совет Федерации. «В правительство обращаться бессмысленно. Вы это прекрасно понимаете», — честно заявил сенатор.

— Хватит цитировать Путина! — неожиданно для своего статуса призвал он. — Все мы это знаем. Хватит терять время! — и продолжил словами Петра Столыпина о том, что Россию можно спасти только через крестьянство. Тулохонов призвал заниматься детьми, воспитанием любви к селу, чтобы молодежь не уезжала из села в город, из города в Москву, а оттуда за границу.

— Спасти страну лозунгами и цитатами Путина невозможно! — вновь заявил Тулохонов, переключил слайд, за которым следовал огромный портрет президента. — Путина я цитировать не буду... — с неловкостью в голосе сказал он, вновь щелкнул, а там — портрет Дмитрия Медведева. — Этого тоже не будем...

— Эта презентация не для нас, — пошутил Мельниченко, зал развеселился.

Наконец, сенатор дошел до цитаты любимого им Столыпина. «При наличии государства густонаселенного, соединенного с нами, эта окраина не останется пустынной, в нее просочится чужестранец, если туда не придет русский, и это просачивание уже началось. Если мы будем спать летаргическим сном, то этот край будет пропитан чужими соками и, когда мы проснемся, может оказаться русским только по названию», — зачитал Тулохонов.

— Бурные аплодисменты — одна минута! — командовал Мельниченко.

Харизматичный управляющий партнер Management Development Group Inc. Дмитрий Потапенко тоже посоветовал на государство не надеяться. «Когда я слышу «Государство должно выделить нам 5 миллионов рублей», это значит, коллеги, мы не первый год замужем. Не получите вы ни фига! Это значит, что у сына губернатора появится агрохолдинг, который через три года будет обанкрочен, а все бабки уйдут налево. Если вы будете все время ходить туда и просить больше денег, то они скажут: «Классно, тут селяне пришли. Сейчас нарисуем программу». Достают программу 20-го съезда партии, где на село выделяют столько-то «лярдов», пилим себе ровно 90 процентов, 10 процентов нате вам, ребята. Покрошили вам крошки», — откровенно и честно говорил он. У Потапенко совет в таком случае один: не просить «бабла», которое все равно разворуют, а требовать налоговых льгот на такую же сумму.

Потапенко предложил трезво оценивать перспективы и понимать, что сверху никто ничего делать не будет. «По поводу импортозамещения. Вас поддерживать не будут, в моем понимании, извините, — резко и жестко говорил он. — Когда вожди говорят про импортозамещение, а потом ровно через пять минут эти же вожди пакуют чемоданы, один летит в Венесуэлу договариваться по мясу, а другой — в Азербайджан по фруктам, то импорт уже заместил импорт, просто он стал дороже и хуже». Выход, по мнению Потапенко, один: стандартизация и технологии, требование снизу, а не ожидание «барина», который придет и всех рассудит.

Собственно, тот самый «барин» так и не пришел. Даже его приближенные не вспомнили о людях села. Или не хотели вспоминать. Если в начале съезда многие с воодушевлением ждали конструктивного диалога хоть с кем-то из верхушки, наверняка волновались и надеялись, что вот сейчас скажут самому Путину правду-матку о том, как же тяжело живется в селах и деревнях, а он, конечно же, примет волевое решение, и сразу сельская местность расцветет на глазах, то, надо признать, чуда не случилось.

— Путин нас хотя бы услышит? — вопрошал в очередном выступлении кто-то из делегатов.

— Обязательно. Он всевидящий, — только и оставалось ответить Мельниченко.