Вхождение Бурятии в территории опережающего развития (ТОР) позволит сократить разрыв в социально-экономическом развитии Бурятии с остальными субъектами России.

Государственная Дума 12 ноября 2014 года приняла в первом чтении несколько проектов федеральных законов, дающих право на ряд преференций территориям, вошедшим в ТОР. Согласно законопроекту, под территорией опережающего социально-экономического развития (ТОР) понимается территория субъекта Дальневосточного федерального округа (ДФО) и отдельных территорий Российской Федерации, на которых установлены особые правовые режимы осуществления предпринимательской деятельности.

При этом в проекте закона установлено, что в течение трех лет со дня вступления его в силу, ТОР могут создаваться только на территориях, входящих в состав ДФО, по истечении трех лет – на территориях остальных субъектов Российской Федерации.

Однако это противоречит решению Владимира Путина: согласно поручению президента России от 27 декабря 2013 года, к территориям опережающего развития относятся территории субъектов России, расположенных на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири, включая Хакасию и Красноярский край.

- В связи с этим противоречием мы направим в Госдуму поправку, согласно которой в течение трех лет со дня вступления в силу федерального закона ТОРы могут также создаваться на территориях Бурятии, Иркутской области, Забайкальского края, Красноярского края, Хакасии. Хочу отметить, что Бурятия – единственный регион Восточной Сибири, который выносит обсуждение поправки на сессию. Другие регионы заняли пассивную позицию. Если мы войдем в территории опережающего развития, получим ряд существенных преференций: льготные ставки арендной платы; приоритетное подключение к объектам инфраструктуры; применение процедуры свободной таможенной зоны; освобождение резидентов от уплаты налогов на имущество организаций и земельного налога и другие, - рассказал председатель комитета Народного Хурала по экономической политике Вячеслав Ирильдеев.

По мнению депутата, Сибирь и Дальний Восток составляют единый экономический регион, исторически объединенный общностью территории, условиями ведения хозяйственной деятельности, единой перспективой территориального развития.

«Принимая во внимание, что полномочия министерства по развитию Дальнего Востока не распространяются на субъекты Байкальского региона (Восточная Сибирь), в настоящее время происходит финансовая, инвестиционная и управленческая дискриминация Байкальского региона», - говорится в проекте постановления Хурала Бурятии.

- Межфракционная группа «Байкал», в состав которой входит Михаил Слипенчук, также лоббирует интересы Бурятии в Госдуме и добивается включения субъектов Байкальского региона, Республики Хакасия и Красноярского края в территории опережающего развития, - сообщил Вячеслав Ирильдеев.

Напомним, глава Бурятии Вячеслав Наговицын 19 ноября во время встречи с полпредом президента в СФО Николаем Рогожкиным пожаловался, что сегодня Бурятия наряду с Забайкальем и Иркутской областью фактически осталась без средств на реализацию ряда крупных проектов и виновато в этом Министерство по развитию Дальнего Востока. По мнению главы Бурятии, ведомство искажает поручения российского президента.

Сибирь и Дальний Восток, по мнению Вячеслава Наговицына, необходимо рассматривать как «единый макрорегион», а не как «административную нарезку» из отдельных субъектов, которые конкурируют друг с другом за федеральные инвестиции.

- Стратегии развития Сибири и Дальнего Востока формировались в одно время. Разница была лишь в том, что реализацию принятых решений для сибиряков «отодвинули» на неопределённый срок, – заявил Вячеслав Наговицын.

Территории опережающего развития в СФО так и не появились. Тем самым Минвостокразвития, как подчеркивал глава, «исказило» поручения президента.

 - Это говорит о том, что нашими территориями не желают заниматься, – резюмировал Вячеслав Наговицын.

Полпред президента в СФО Николай Рогожкин соглашался с мнением главы Бурятии.

- Сегодня говорить о существующих проблемах можно много, можно ссылаться на объективные, субъективные причины. Но в результате сегодняшней нашей работы всё-таки хотелось бы, чтобы мы вынесли «дорожную карту» развития байкальских регионов и Сибири в целом. Все говорят, что это знаковый регион, с 1996 года создавалось много программ стратегического развития, но в результате сегодня мы имеем то, что имеем. Каждый со своими проблемами живёт один на один.