Сегодня все три субъекта сталкиваются со схожими проблемами. В первую очередь – с нехваткой денежных средств. Напомним, в апреле 2014 года власти республики заявили, что Бурятия вместе с соседями фактически «выпала» из федеральной программы «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья». Под вопросом оказалось финансирование строительства Национального музея на Верхней Берёзовке, Ледового дворца в Улан-Удэ, третьего моста через Уду и ряда других крупных объектов.

Была упразднена и госкомиссия по социально-экономическому развитию Дальнего Востока, Бурятии, Забайкальского края и Иркутской области. Вместо неё создали правительственную комиссию, куда вошли исключительно дальневосточные регионы. Ещё один немаловажный вопрос – поправки в федеральный закон, регулирующие отношения в области охраны Байкала. Нововведения наложили на все три региона ряд ограничений, которые, в свою очередь, не лучшим образом сказываются на их экономическом развитии.

«Манны небесной не будет»

В начале совещания Николай Рогожкин поприветствовал членов координационного совета.

- Мы все переживаем за социально-экономическое развитие вверенных нам регионов, в частности, я как полпред за всю Сибирь, присутствующие здесь губернаторы – каждый за своё. Но хотелось бы, чтобы это не было разрозненно и все эти переживания и позиции вылились в единое целое, – отметил полпред. – Сегодня говорить о существующих проблемах можно много, можно ссылаться на объективные, субъективные причины. Но в результате сегодняшней нашей работы всё-таки хотелось бы, чтобы мы вынесли «дорожную карту» развития байкальских регионов и Сибири в целом. Все говорят, что это знаковый регион, с 1996 года создавалось много программ стратегического развития, но в результате сегодня мы имеем то, что имеем. Каждый со своими проблемами живёт один на один.

Рогожкин подчеркнул: решать все вопросы нужно «коллегиально».

- В последнее время мы все эти диалоги пытались провести и с министерствами, и с ведомствами. Благодарю всех депутатов Федерального собрания и Государственной думы, которые сплотились. Создана единая структура, которая будет вместе с нами «пробивать» бюроктические, а может, и не бюроктические завалы, – заявил полпред. – Все «за»: надо Сибирь поднимать. А в результате ничего нет.

По мнению полпреда, необходимо разработать специальную программу по развитию Байкальского региона и активно участвовать в уже существующих проектах.

- У нас должны быть хорошие посылы, чтобы нас поддержали, и чтобы от этого реально был какой-то результат, – считает Рогожкин. – Надо всё-таки, на мой взгляд, от слов переходить к делу. Да, тяжёло. Но под лежачий камень вода не течёт, вы это все прекрасно знаете. И если мы будем молчать, бездействовать, ждать какой-то манны небесной, её не будет.

Больше всех пострадала Бурятия

Глава Бурятии Вячеслав Наговицын в своём выступлении отметил: вопреки западным санкциям, «республика чувствует себя стабильно». Растут ВРП и заработная плата. В то же время есть и кое-какие трудности.

- Несмотря на динамику экономических показателей, сравнимых со среднероссийскими, Бурятия отстаёт по многим абсолютным показателя, рассчитанным на душу населения. Это обусловлено объективными причинами и связано с действиями так называемого «байкальского фактора». С одной стороны, он даёт нам возможность за счёт туризма обеспечить занятость населения, но с другой, является основным сдерживающим фактором для интенсивного развития макрорегиона из-за существенных экологических ограничений, – сообщил Наговицын. – Закон «Об охране озера Байкал» уже два десятка лет запрещает практически любую хозяйственную деятельность в Байкальской центральной экологической зоне.

Ситуацию усугубили недавние нововведения, согласно которым все хозяйственные объекты Байкальской природной территории (от Читы на востоке до Черемхово Иркутской области на западе) перед строительством или реконструкцией будут подвергаться обязательной экологической экспертизе. Проектная документация объектов должна предоставляться в Главгосэкспертизу России и Росприроднадзор, из-за чего существенно затягиваются сроки реализации проектов.

- Больше всего от этого закона пострадала Бурятия, поскольку 80% природоохранной зоны озера находится на нашей территории, – уверен Наговицын.

Игнорирование и дискриминация

Наговицын напомнил, что сегодня Бурятия наряду с Забайкальем и Иркутской областью фактически осталась без средств на реализацию ряда крупных проектов и виновато в этом Министерство по развитию Дальнего Востока. По мнению главы Бурятии, ведомство искажает поручения российского президента.

- В рамках ФЦП Байкальский регион игнорируется или дискриминируется данным министерством. Наше участие в данной госпрограмме в 2009-2013 гг. доказало свою эффективность. В её рамках были решены острые инфраструктурные вопросы. Мы добились достижения установленных нам экономических индикаторов, остановили отток населения, – рассказал Наговицын.

По его словам, из-за отсутствия чёткой задачи по развитию байкальских регионов наравне с дальневосточными была разрушена сама схема управления ФЦП.

- Программа 2009-2013 гг. «оборвалась» на полпути. Были исключены даже «переходящие» объекты. Под вопросом оказалось строительство детской республиканской клинической больницы в Улан-Удэ, реконструкция дороги «Улан-Удэ – Новый Уоян», строительство высоковольтной линии «Татаурово-Горячинск-Баргузин», – перечислил глава.

Он добавил, что Сибирь и Дальний Восток необходимо рассматривать как «единый макрорегион», а не как «административную нарезку» из отдельных субъектов, которые конкурируют друг с другом за федеральные инвестиции.

- Стратегии развития Сибири и Дальнего Востока формировались в одно время. Разница была лишь в том, что реализацию принятых решений для сибиряков «отодвинули» на неопределённый срок, – заявил Вячеслав Наговицын.

Территории опережающего развития в СФО так и не появились. Тем самым Минвостокразвития, подчеркнул глава, «исказило» поручения президента.

- Это говорит о том, что нашими территориями не желают заниматься, – резюмировал Вячеслав Наговицын.

Он выступил с предложением переименовать Минвостокразвития в «Министерство по развитию Дальнего Востока и Байкальского региона» и создать внутри него отдельный департамент по развитию Байкальского региона.

- С переподчинением его полномочному представителю президента в Сибирском федеральном округе, – уточнил глава Бурятии.

Располагаться департамент будет в Улан-Удэ.

- Это будет удобно и для забайкальцев, и для иркутян, – уверен Наговицын. – Министерство должно выполнять функцию главного стратегического инвестора и оператора для привлечения инвестиционных ресурсов, технологий и бизнеса на территории трёх байкальских регионов.

Инициативу поддержали губернатор Забайкальского края Константин Ильковский и Иркутской области Сергей Ерощенко. Подпред, в свою очередь, отметил, что этот вопрос уже обсуждался в стенах министерства.

- Я его (главу Минвостокразвития Александра Галушку – прим. авт.) пригласил к себе в кабинет и спросил, как мы будем, почему нас не включили, когда вы программу делали? Он говорит: «Николай Евгеньевич, меня не так давно назначили, я в этом участия не принимал, но Байкальским регионом я заниматься не буду». Думаю, что это была эпизодическая встреча. Но, полагаю, общими усилиями мы сдвинем что-то в нашу сторону, – прокомментировал Николай Рогожкин.