- Мы написали уже несколько писем. Последнее ушло за подписью всех депутатов, включая не только «байкальских», чтобы мы на самом высоком уровне обсудили программу Байкальского региона, потому что с распадом Минрегиона мы остались ничьи: туда нас не берут, здесь нас нет, – пояснил Арнольд Тулохонов на правительственном брифинге 20 октября.

Напомним, в апреле 2014 года власти республики заявили, что Бурятия вместе с соседними регионами – Иркутской областью и Забайкальем –  фактически «выпала» из федеральной программы «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья». Под вопросом оказалось финансирование строительства Национального музея на Верхней Берёзовке, Ледового дворца в Улан-Удэ, третьего моста через Уду и ряда других крупных объектов. Была упразднена и госкомиссия по социально-экономическому развитию Дальнего Востока, Бурятии, Забайкальского края и Иркутской области. Вместо неё создали правительственную комиссию, куда вошли исключительно дальневосточные регионы. Шанс присоединиться к ним появился и у Бурятии.

- Сибирь – понятие очень обширное и сегодня мы на грани того, чтобы этот вопрос решить. Медведев в Сочи подписал, чтобы нас включили  в состав комиссии по Дальнему Востоку, потому что нас даже из состава комиссии убрали, – отметил Арнольд Тулохонов.

Этот вопрос он намерен обсудить с зампредом по экономическому развитию Бурятии Александром Чепиком.

- Попытаемся эту программу реанимировать для наших с вами дел, иначе мы никогда не добьёмся ни моста, на каких-то других крупных строек, потому что все они идут по федеральным программам. А их больше не будет. Ситуация сейчас очень непростая, с большим трудом нам, кажется, удастся попасть ещё на юбилей 350-летия Улан-Удэ. И это важная задача, – подчеркнул сенатор.

Он также прокомментировал поправки в федеральный закон, регулирующие отношения в области охраны Байкала. Они накладывают на Бурятию ряд дополнительных ограничений, которые могут сказаться на развитии экономики региона. В частности, теперь все хозяйственные объекты Байкальской природной территории (от Читы на востоке до Черемхово Иркутской области на западе) перед строительством или реконструкцией будут подвергаться обязательной экологической экспертизе. Проектная документация объектов должна предоставляться в Главгосэкспертизу России и Росприроднадзор. Ведомства, в свою очередь, будут приниматься решения о возможном делегировании полномочий по организации и проведению госэкспертизы на территориальный уровень. Уже высказывались предположения, что всё это может привести к негативным для Бурятии последствиям.

- По этому закону мы с вами от Читы до Черемхово стали заповедником. По чьей-то дурости под ограничение вместо центральной экологической зоны попала вся Байкальская природная территория. И ещё написали сверху – «масло масляное» – проводить обязательную экологическую экспертизу. То есть в принципе нельзя в заповедниках строить, а ещё надо экспертизу. Ни денег, ни условий, никакого-то порядка в этом отношении нет, – возмутился Арнольд Тулохонов. – Это на грани того, чтобы «законсервировать» всю нашу экономику. С 1 июля у нас нет ещё ни одной экспертной оценки на федеральные деньги. Более того, мы их не сможем освоить до нового года, они имеют привычку приходить в декабре. Это колоссальная нагрузка на все три территории – и Читу, и Иркутск, и Бурятию.

Кто виноват и что делать, решат в ходе «круглого стола», который состоится в Совете Федерации 25 ноября.