В конце минувшей недели центр Улан-Удэ вновь «украсили» одиночные пикетчики, призывавшие не допустить «выборы без выборов». Республиканское отделение КПРФ в очередной раз устроило достаточно заметную публичную акцию, требуя безусловного участия  в выборной гонке своего лидера, а заодно и сенатора от Иркутской области Вячеслава Мархаева. Заметим, официального решения избирательной комиссии о том, прошел ли претендент муниципальный фильтр, еще не было, но в прессе давно стали появляться сведения о возможных сложностях, которые могут коснуться этого претендента.

Адмресурс как пугало

Собственно, тему активно раскручивали сами коммунисты. Для начала помощник Вячеслава Мархаева Алдар Эрдынеев объявил через соцсети о том, что лидер КПРФ благополучно получил поддержку 7% муниципальных депутатов в 18 районах республики. А затем сам Вячеслав Мархаев заявил о сложностях. А именно о наличии среди собранных подписей так называемых «сдвоенных». То есть некоторые депутаты одновременно высказались за него и за другого кандидата.   

«Некоторые подписи оказались так называемыми «двойными». Мы это связываем с административным ресурсом, который активно использует «Единая Россия». (…) У нас есть резерв голосов муниципальных депутатов. Мы рады тому, что многие наши единомышленники на местах не поддались давлению, сохранили свои голоса, хотя, конечно, есть и те, кого ввели в заблуждение, запугали или просто купили какими-то посулами», - рассказал в интервью «ИП» Вячеслав Мархаев.

Иными словами, традиционно сетуя на пресловутый «административный ресурс», он был уверен в том, что несколько плохих подписей удастся быстро заменить на безукоризненные, которые поставят стойкие единомышленники. Вполне разумный выход. А вот дальше начинаются странности.

Первая из них заключается в том, что игры с авторами подписей начали сами коммунисты. В эфире телеканала АТВ появился сюжет, рассказывающий о том, что депутат из Заиграевского района Александр Васильев и депутат из Тарбагатайского района Александр Стрижов сначала поставили свои подписи за Алексея Цыденова. Через несколько дней к ним пришли представители штаба Вячеслава Мархаева  и убедили поставить подпись и за него, сказав, что вторая подпись будет считаться законной. Выявился такой факт и в Еравнинском районе. Сборщики подписей не знали закона о выборах главы Бурятии или просто обманывали людей? Но зачем?!

Брак ушел в избирком

Далее еще загадочнее. Некоторые из «сдвоенных», заведомо негодных подписей подаются все-таки в избирком. А он, кроме наличия таких подписей, находит в документах, поданных штабом Вячеслава Мархаева, и другие погрешности. Иные так, по мелочи. Забыли поставить дату рождения местного депутата, есть ошибки в фамилиях. Но есть и серьезные. Два муниципальных депутата, подписавшихся за Вячеслава Мархаева,  сложили  полномочия до того, как поставили свои подписи. Кроме того, коммунисты  почему-то не стали указывать наименования муниципальных образований, в которых являются депутатами или главами подписавшиеся. 
 
Брак на браке. Для КПРФ, в рядах которой состоят много людей, «съевших собаку» на бюрократических тонкостях, ситуация поразительная. Единственное ей разумное объяснение – сбор подписей поручался не очень ответственным людям. Однако где были ответственные товарищи из рескома КПРФ, которые должны были все проверить?
 
Так или иначе, но косяки эти заведомо внутренние. Административный ресурс в них не обвинишь. Однако пока суть да дело,  на улицах Улан-Удэ появляются одиночные пикеты в поддержку Вячеслава Мархаева,  по почтовым ящикам городских многоэтажек раскидываются листовки с заявлением о том, что если власти не допустят Мархаева до выборов, то его сторонники будут бойкотировать выборы президента России. В Бурятии это не находит особого резонанса, зато возбуждаются некоторые федеральные СМИ и московские политологи.

Пять тысяч верст – не расстояние

В подавляющем своем большинстве в Бурятии они не бывали, наблюдают за ситуацией с отдаления в пять тысяч километров по публикациям в местных СМИ или по коротким телефонным интервью с кандидатом от КПРФ. Но этого для них вполне достаточно, чтобы делать глубокомысленные выводы.

Сначала они включили республику в число регионов, где будет острая борьба за пост главы и даже непременно второй тур голосования. Сейчас сетуют о том, что «муниципальный фильтр» уже, по сути, «выхолостил выборы губернатора Свердловской области, где в регистрации отказали мэру Екатеринбурга Евгению Ройзману, имеющему высокий рейтинг и серьёзные шансы на победу». Более того, в Бурятии якобы разыгрывается именно «свердловский сценарий». А выборы без Вячеслава Мархаева превратятся в профанацию. Ну и так далее. Желающие оценить эти пассажи могут легко найти их в публикациях на федеральных ресурсах.
 
А вот у тех, кто давно следит за политической жизнью республики, все больше сомнений в желании КПРФ вести борьбу на этих выборах. Да, Вячеслав Мархаев вел активную публичную борьбу против экс-главы Бурятии Вячеслава Наговицына с обнародованием компромата, с использованием для этого конфликта вокруг БГУ, противоречий в Народном Хурале и так далее. И наверняка мог бы составить ему конкуренцию на выборах. Образ силовика, боевого офицера, ведущего борьбу с коррупцией, пришелся бы здесь кстати.

Кто виноват, скажи мне, брат?

Назначение исполняющим обязанности главы Алексея Цыденова разрушило эти планы. Хотя бы в силу того, что у него иная «весовая категория» – доверие президента РФ, помощь федерального центра, активная работа по ключевой для республики проблематике привлечения в регион финансов, включая те, которые чуть не были потеряны по вине местных чиновников, опыт работы как в бизнесе, так и во власти.

А на таком фоне политические позиции лидера БРО КПРФ становятся менее привлекательными. Не будем забывать – он предпочел сенаторство от Иркутской области месту депутата Госдумы от Бурятии. Кроме того, существует серьезный кризис в самой республиканской организации КПРФ. ЦК партии вяло отмахивается от писем рядовых коммунистов Бурятии на этот счет, списывая все на выборы. Между тем, увы, все это начиналось задолго до выборов, когда имени Алексея Цыденова в Бурятии мало кто знал. Зато все знали о том, что не все ладно в «красном королевстве» республики.  Ну и, наконец, у лидера БРО КПРФ нет опыта работы в структурах управления экономикой и социальной сферой. Все это всерьез грозило проигрышем 10 сентября, причем в первом же туре. В дальнейшей перспективе возникала угроза схождения с политической сцены республики.

Фильтр в помощь КПРФ

Вот здесь и возник фильтр в помощь. Судя по всему, именно коммунисты решили воспользоваться им себе во благо. Факты -  вещь неумолимая. Они сами сделали все, чтобы не пройти его. И, если вдуматься, у них же открываются широкие горизонты для политических маневров, которые частично уже начались в виде широкой агитационной кампании против «Единой России», обвиняемой в грехе «административного ресурса».

Через год пройдут выборы в Народный Хурал, на которых лидер БРО КПРФ возглавит партийный список в образе гонимого оппозиционера, а не сенатора от Иркутской области. Есть реальный шанс увеличить представительство в республиканском парламенте, избавившись попутно от тех членов действующей фракции, которые не всегда безоговорочно поддерживали Вячеслава Мархаева.

В его лице надеется сохранить свою опору и «политическое болото» республики, которое не очень довольно появлением в Бурятии молодого энергичного лидера – он не связан с местными элитами и ничего им не должен.  

Кстати, и ЦК КПРФ будет доволен сохранением в Совете Федерации сенатора-коммуниста до 2020 года. А губернатор-коммунист есть в Иркутской области. Оба служат наглядной иллюстрацией влияния компартии.

Все остаются при своих, спасибо фильтру, точнее тому фантому, который из него пытаются создать. И, надо отдать должное КПРФ, если она продуманно подготовила этот сценарий или превратила в таковой цепь косяков, допущенных на этапе сбора подписей штабом Вячеслава Мархаева. Красивая комбинация! Если фильтр и есть некая  «политическая дубина», то пока она явно опустилась на голову «Единой России», хотя тезис коммунистов  о «выборах без выбора» не выдерживает критики. Выбор у избирателей есть всегда.