Пожалуй, самая гастролирующая команда из Бурятии - уникальный музыкальный коллектив «Намгар». Они продвигают бурятскую культуру в России и далеко за ее пределами. 

Участники таких громких фестивалей этнической музыки - Mission folk festival (Норвегия), Tonic jazz festival (Сеул, Корея), Riddu-Riddu (Норвегия) и многие другие. Недавно группа «Намгар» приехала в Бурятию и выступила на фестивале «Голос кочевников». Музыканты представили свою программу, спели дуэтом с Бадма-Хандой Аюшеевой, встретились с друзьями и  поклонниками. Нам удалось встретиться с солисткой Намгар Лхасарановой, с музыкантами группы Евгением и Тимуром Золотаревыми и задать несколько вопросов о музыке, о любви и гастрольной жизни. Встреча прошла в уютном обновленном зале ресторана «Чингисхан» в Улан-Удэ. 

- Намгар, расскажите, пожалуйста, откуда вы родом? 

- Я родилась в деревне Кункур Агинского района  на берегу прекрасной и легендарной реки Онон. Там мы купались, проводили много времени. Моя родина окутана легендами и сказаниями. Если вы отправитесь туда, то обязательно посетите места Баатар хада, Тогоон шулуун, Сэрэг нарhан. 

- Евгений и Намгар, вы уже столько лет вместе не только как творческий союз, но и союз любящих сердец в жизни. Поделитесь историей вашего знакомства? 

Евгений Золотарев: Это было давно, тогда я работал в творческом коллективе «Селенга» при Бурятской государственной филармонии. А Намгар только приехала по распределению в Улан-Удэ после окончания музыкального училища. Нас отправили на гастроли в Усть-Орду. 

Намгар: И там я смотрю, сидит симпатичный парень в модных очках. В конце вечера он подходит и говорит: «Пойдем на танцы?». Сказал, что встретимся через 30 минут. Я побежала прихорашиваться, ждала его, а Женя просто забыл про меня! (Смеется.) А потом мы с ним и Анатолием Бутухановым, Еленой Антоновой создали музыкальный коллектив  «Тэнгэри». Такой вот и случился «служебный роман». 

- В каком году вы переехали в Москву? 

Евгений Золотарев: В 1997 году. Тогда Намгар поступила в эстрадно-джазовый колледж им. Гнесиных на вокальное отделение. Я переехал вместе с ней и сначала не занимался творчеством. 

Намгар: В тот момент у нас произошла судьбоносная встреча с Артуром Пилявиным (советский и российский поэт, композитор, музыкант, аранжировщик и продюсер. - Прим. авт.). Он родом из Иркутска, учился во ВСГАКИ. При первой встрече он сказал мне: «Намгар, почему ты поешь эстрадные песни? У тебя же народный голос». Артур Пилявин имел колоссальный опыт в российском шоу-бизнесе. Творческий, безмерно открытый, приятный человек. Вместе с Артуром мы участвовали в шоу Александра Гордона «Хмурое утро» на канале М1 и в «Реальной музыке на ОРТ» Дмитрия Диброва, на радио «Серебряный дождь», «Р1» и на радио «Маяк» в передаче Андрея Макаревича. К сожалению, Андрей Пилявин умер в 2002 году. 

- Кто сейчас входит в состав группы «Намгар»? 

Намгар: Состав команды «Намгар» - это Евгений Золотарев, он играет на чанзе, бас-гитаре, иногда на суух-хууре, это барабанщик Алексей Баев (известный музыкант, который сейчас работает с Ольгой Кормухиной, ранее работал с Валерией, Анитой Цой. - Прим. авт.), это Геннадий Лаврентьев (морин-хуур), Тимур Золотарев (гитара). 

- Какие песни в вашем репертуаре? Только этника? 

Намгар: Мы исполняем бурятские народные песни. Хочу сказать о проекте  с норвежским музыкантом Ole Jørn Myklebust. Мы познакомились с ним в 2010 году на фестивале в Канаде. Он работал с известной этнической звездой из Норвегии Mari Boine Persen. Также в проекте участвовала поэтесса Галина Раднаева. В таком коллективе наша музыка заиграла по-новому. 

- Расскажите о фестивалях этнической музыки, которые проходят в мире? 

Намгар: Конкуренция в мире большая. На такие мероприятия  приглашают   не только музыкантов, которые исполняют этническую музыку, но и джазовых музыкантов. Большой тур был в Японии в ноябре 2016 года, были в Токио, Хиросиме. После концерта обязательно проводится автограф-сессия. Японцы очень благодарные зрители. Считаю, что это потрясающая страна и там проживают «космические» люди.  В Корее был хороший фестиваль Tonic jazz festival. В этом году участвовали в рамках проведения международной выставки EXPO-2017 в Казахстане, в грандиозном фестивале современной этнической музыки The Spirit of Astana. Также были на фестивалях  в  Башкирии, Санкт-Петербурге, Архангельске, Москве. И сейчас участвовали в «Голосе кочевников» в Бурятии. 

- Вопрос вашему сыну Тимуру, который является гитаристом группы. Был ли у тебя выбор другой профессии, кроме музыканта? 

Тимур: Вообще я окончил московский вуз по специализации  «социология» и музыкальный колледж по специализации «эстрадный вокал». Родители не хотели, чтобы я стал музыкантом, но музыка меня притянула. В группе играю на гитаре, но в скором времени мечтаю научиться играть на морин-хууре. 

Намгар: Я  была категорически против того, чтобы он стал музыкантом, но Евгений как отец сказал свое веское слово. Сейчас я очень горда и довольна. Он у нас решает все административные вопросы. Он отлично говорит на английском языке, все заграничные концерты ведет Тимур. Общение с организаторами всевозможных фестивалей тоже проходит через него. 

- Ты говоришь на бурятском языке? 

Тимур: Да, говорю. 

- Какую музыку слушаешь? 

Тимур: Зарубежную музыку, рок 80-х годов. 

- Какая поездка тебе запомнилась? 

Тимур: Самая первая. В 2011 году мы поехали на фестиваль русской культуры «Русская масленица» в Лондоне, это было на Трафальгарской площади. Помню, что я очень волновался и тщательно готовился. 

- Какие курьезы случались на гастролях? 

Тимур: Никогда не забуду, как я забыл в аэропорту дорогостоящее музыкальное оборудование.  Мы поняли, что его нет, когда уже были в гостинице. Я поехал с переводчицей в аэропорт.  Обратились в  полицию, у всех спрашивали, не видели ли наш багаж. Через некоторое время подошла женщина и спросила: не ищем ли мы чемонданчик?  Когда мы ответили, что ищем, она дала нам телефон человека, который нам его вернет за вознаграждение. 

- Вам удается отдохнуть на Байкале? Как вы относитесь к экологической ситуации на священном озере? 

Намгар: Байкал для нас святое место. Нас с детства учили не сорить, с уважением относиться к Байкалу. Когда приезжаю, вижу, что на берегу курят, пьют. Это вне моего понимания. Все грязно, везде пластиковые пакеты. Ведь в агинских бурятских  деревнях очень чисто. В одной деревне видела, как дети с помощью палок собирали вдоль дороги мусор. 

- Как вам кухня в ресторане «Чингисхан»? 

Намгар: Я очень рада за своего коллегу Чингиса Раднаева (совладелец заведения. – Прим. авт.). Он не только развивает бурятскую культуру, но и популяризирует бурятские традиции, национальную кухню. Нам очень понравились суп «Хар шул», хушууры, бурятский чай. 

- Спасибо за интересное интервью! Творческих успехов и вдохновения!