«Новапорт» - это один из крупнейших аэропортовых холдингов России. Объединяет аэропорты Новосибирска, Томска, Барнаула, Челябинска, Волгограда, Астрахани, Читы, Мурманска, Тюмени и Перми. В прошлом году холдинг «Новапорт» приобрел аэропорты еще и в Минводах и Калининграде, занимающие 13-е и 19-е места в России по количеству пассажиров.

Теперь к этому списку добавится Улан-Удэ. В прошлом 2016 году группа компаний «Новапорт» достигла предварительного соглашения с властями Иркутской области о параметрах владения аэропортом Иркутска. Как писала тогда «Газета.Ru», в совместном предприятии, которое будет управлять иркутским аэропортом, «Новапорт» получит 50% плюс 1 акция, а администрация Иркутской области будет владеть 50% минус 1 акция. В начале 2017 года федеральные СМИ писали, что за год региональные аэропорты сети «Новапорт» обслужили около 15 млн пассажиров. Этот показатель больше только у московских аэропортов Шереметьево и Домодедово.

Каким был Улан-Удэнский аэропорт

Мы попросили прокомментировать столь важное событие бывшего владельца нашего аэропорта президента ГК «Метрополь» Михаила Слипенчука. И прежде всего вспомнить саму историю приобретения улан-удэнского аэропорта, каким он был на момент продажи.

- История приватизации и дальнейшая судьба аэропорта "Байкал" (Улан-Удэ) - яркий пример недобросовестности, помноженной на алчность и беспринципность. Одно из лучших авиапредприятий в СССР, включающее высокопрофессиональный авиаотряд с большим парком самолётов, аэровокзал, топливозаправку, бортпитание, гостиницу и сеть билетных касс, было приватизировано за гроши под обязательство дополнительных инвестиций. Аэропорт был приватизирован при участии Алексея Попова из компании ООО "Медиа-групп". Абрамовичи у него перекупили аэропорт и затем уже перепродали итальянскому фонду. Инвестиций не появилось, а весь комплекс был порезан на куски и распродан разным собственникам – вспоминает Михаил Слипенчук - в частности, аэропорт "Байкал" с помощью братьев Абрамовичей,  обанкротивших авиакомпанию "Красэйр" и аэропорт Красноярска, был выкуплен и перепродан итальянскому фонду. Инвестиций так и не поступило, а новый владелец утратил всякий интерес к развитию.

- Три года наша инвестиционная финансовая компания "Метрополь" вела переговоры со странными представителями этого фонда – рассказывает Михаил Слипенчук.Менеджмент тогда урезал все затраты на содержание и перевёл аэропорт в режим приема исключительно московских рейсов, в остальное время аэровокзал был закрыт на замок. Авиапассажиры из Бурятии хорошо помнят те времена. В 2008 году Вячеслав Наговицын, еще носивший звание «президент» Бурятии попросил Михаила Слипенчука помочь вернуть аэропорт из-за границы в Россию.

- Почему странными?

- Странными, потому что это была неизвестная американская консалтинговая компания, а переговоры проходили исключительно в Будапеште. Тем не менее, 20 мая 2011 года нам удалось выкупить доли и собственником аэропорта "Байкал"  стала Группа "Метрополь".

В это время готовились шумно отмечать 350-летие присоединения Бурятии к России. До  праздничных торжеств оставалось ровно полтора месяца. Ожидали высоких гостей, в том числе Путина. Новым владельцам аэропорта пришлось бросит все силы чтобы за короткий срок привести внешний и внутренний вид здания в порядок, сделать его удобным для пассажиров.

Только благодаря самоотверженному труду сотрудников нашего аэропорта  он так быстро преобразился. Например, мы изменили форму и цвет здания, поменяли указатели, задействовали балкон, отмыли полы, стены и лестницы. Сохранили  уникальную настенную мозаику и панно, выполненное в национальных традициях. Установили диваны и телевизоры в зал ожиданий, закупили багажные тележки, провели интернет, отремонтировали туалеты…

- Действительно, тогда же там не было интернета для пассажиров…

- Кроме того, мы стандартизировали торговые места в аэровокзале. Создали единые правила для такси и автовладельцев, привели  в порядок привокзальную площадь и ещё много малозаметных нововведений, которые добавили пассажирам комфорта. Важно, что мы убедили сотрудников аэропорта встречать и провожать пассажиров с улыбкой и добрым словом. Кроме того, мы создали особо комфортные условия для пассажиров с маленькими детьми и пассажиров с ограниченными физическими возможностями.

- Это тогда у аэропорта появился свой национальный колорит?

- Да, и это мой личный творческий вклад в изменение аэропорта. Мне до сих пор радостно, что идея надстроить над диспетчерской башней крышу в виде буддийской пагоды, полностью изменившей архитектурный внешний вид Аэропорта и сделавшей его отличительно узнаваемым, принадлежит именно мне. Мне так же принадлежит идея продажи в аэропорту товаров и продуктов местного промысла. Ну и самое главное, мы перевели  Аэропорт на круглосуточную круглогодичную работу, закрепив за ним статус запасного для Иркутска, Читы и в последствии Улан-Батора.

- Когда вы впервые сказали, что из Улан-Удэ будут летать самолеты в Китай, Таиланд, Южную Корею, мало верилось.

- Как видите, зря не верили. А я говорил это не просто так. Улан-Удэ обладает уникальным географическим положением - удобный мост между Азией и Европой. Существует постоянный спрос на полеты в азиатские и европейские центры.  Авиакомпании с удовольствием приходят, когда чувствуют, что им рады. Сложнее оказалось реконструировать Аэропорт, не останавливая его работы, и создать международный сектор, соответствующий лучшим стандартам качества и скорости обслуживания пассажиров.

- Кстати, как вам удалось, не останавливая работу аэропорта по внутренним рейсам, открыть международный сектор?

- За такую качественную профессиональную работу хочу отдельно поблагодарить пограничную, таможенную, полицейскую службы, а так же службу авиационной безопасности. Нам удалось сделать Аэропорт БАЙКАЛ по-настоящему международным с большим количеством рейсов в разные страны и даже магазином беспошлинной торговли DUTY FREE.

- Сейчас с продажей аэропорта вновь пойдут слухи о том, что вы уходите из Бурятии как бизнесмен инвестор. Что скажете на такие обвинения?

- ГРУППА МЕТРОПОЛЬ в условиях экономического кризиса приняла непростое для себя решение  сократить непрофильные для её деятельности активы и увеличить своё присутствие в таких инвестиционных направлениях как девелопмент, строительство, горная добыча, туризм. Благодаря этому в Бурятию приходят новые люди, новые профильные инвесторы со свежими идеями и возможностями. МЕТРОПОЛЬ продолжает свою созидательную работу в благо народа Бурятии, во благо России. Задумано много и ещё больше предстоит сделать.

- Оглядываясь назад на новую историю аэропорта, вы не жалеете о потраченных усилиях и времени? Или для вас это был новый опыт в специфическом бизнесе?

- Шесть лет мы владели аэропортом, полностью изменив его облик, тактику и стратегию, отношение населения и властей. Пассажиропоток удвоился, значительно увеличилось количество внутрироссийских и международных рейсов. Достраивается новая Взлётно-посадочная полоса, Аэропорту присвоен  статус "свободного неба". Немного грустно расставаться, но аэропорт ждёт новое благоприятное будущее.  Только в этом году, благодаря Алексею Самбуевичу Цыденову наш аэропорт стал одним из четырёх в России, имеющих статус «свободного неба». Уверен, что  благодаря вниманию  нового главы Бурятии ВВП не станет долгостроем как это было ранее, а в следующем году будет введена в эксплуатацию и будет принимать все типы самолетов. Вы уже писали о том, что благодаря Алексею Цыденову уже в этом году заходит авиакомпания ПОБЕДА с самыми исторически низкими ценами. А север республики наконец-то соединят авиарейсы по доступным ценам.

Новый собственник - группа "Новапорт",  компания международного уровня, профессионально специализирующаяся исключительно на управлении аэропортами, сможет значительно улучшить качество обслуживания, увеличить количество авиакомпаний и направлений, снизить стоимость топлива и управленческие затраты, а значит создать условия для доступной цены на авиабилеты. Вижу будущее Аэропорта БАЙКАЛ как мощный транзитный хаб пассажиро и грузоперевозок  из Азии в Европу и Северную Америку. Аэропорт займёт достойное место как Международный запасной, поскольку обладает лучшими метеоусловиями.

Форбс о Романе Троценко:
Первый аэропортовый актив Романа Троценко представлял из себя печальную картину. Здание с выбитыми и треснувшими стеклами, праздно шатающиеся сотрудники, уже полгода не получавшие зарплату, бегающие по всей территории дворняги, погрязший в долгах гендиректор, который сам просил снять его с должности. В 2004 году Троценко привлек к своему аэропортовому проекту фонд Meridian Capital, созданный выходцами из Казкоммерцбанка. Также издание пишет, что этот бизнесмен не раз выручал глав регионов покупкой аэропортов. Так был восстановлен на грани банкротства аэропорт в Томске. Восстановив его, партнеры поняли, что обладают компетенциями по превращению небольших аэропортов в крупные и рентабельные.
Троценко действительно еще не раз брался за развитие аэропортов, которые участники рынка называют «неликвидом», — с пассажиропотоком менее миллиона и большим износом. «Новапорт» неоднократно выполнял функцию «спасителя отечества» в гражданской авиации, отмечает в интервью Форбс Владимир Тасун, бывший начальник Западно-Сибирского управления Росавиации.
С точки зрения Минтранса аэропорты, входящие в холдинги, лучше застрахованы от непредсказуемости. В приобретениях «Новапорта» есть логика, считает источник Форбс Владимир Тасун: «Костяк его аэропортов находится в Сибири, это позволяет развивать их в единой программе».
По десятилетнему плану развития, который партнеры разработали в 2005 году, «Новапорт» должен был собрать 10 аэропортов и выйти на 10 млн пассажиров в год. К концу 2015 года холдинг эту задачу выполнил. Совокупный пассажиропоток «Новапорта» по итогам 2015 года составил 11 млн пассажиров, прогноз на 2016 год — 14,7 млн, план на 2017-й — уже 18 млн пассажиров.